ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, сэр! Этого не потребуется!

Глаза исполина блестели, когда он отдавал необходимые приказания.

– Мистер Фернандес, каковы наши координаты?

Штурман размышлял недолго:

– Могу сказать с достаточной точностью: 30 градусов 50 минут северной широты, сэр. Я взял широту всего четверть часа назад.

– А долгота?

– Точно не определишь, сэр, однако скажу, что мы вблизи двух маленьких португальских островов – это по правому борту.

– Я их знаю. Они в нескольких милях севернее Канарских островов. Но тем не менее относятся к группе островов Мадейры, – Таггарт прищурился, однако отсюда пока ничего не было видно.

– Типпертон!

Тот высунулся из каюты капитана:

– Сэр?

– Мой окуляр, да поживее!

Когда оптический прибор, предшественник подзорной трубы, оказался у него в руках, Таггарт поднялся по вантам главной мачты. Сверху матросы, суетившиеся на палубе «Фалькона», казались растревоженными муравьями: они бегали туда-сюда, прыгали через лежавшие повсюду ящики и бочки, постоянно менялись местами. Для неискушенного такая суета была необъяснимой, а для того, кто в этом разбирался, все выглядело достаточно осмысленным.

Джон Фокс стоял посреди всей этой суеты, неколебимый, как утес, и отдавал приказания:

– Троих вахтенных к рулю! Живо, живо! Рекхэм, ко мне!

– Сэр?

– Привести к ветру на один румб по правому борту. Возьмите двух-трех «соколов» с правого борта – пусть поддержат ваших на брасах. Раздайте оружие! Лучников – на марсы, стрелков из мушкетов – на нос и корму корабля. Кто не стрелки, получают топоры и абордажные ножи. Дорси, расставьте несколько человек вашей вахты серпом под реями. Командиры орудий, всех бомбардиров на батарейную палубу!

Двое из них, Магон и Риффль, как раз появились из кубрика и бросились к орудиям.

– Сэр?

– Все пушки расчехлены и готовы к бою!

– Заряжающие пока подносят ядра, но через две минуты мы будем готовы к бою.

– Очень хорошо. Когда зарядите, откатите орудия немного назад и закрепите лафеты. Фитильные пальники держать наготове! О готовности к бою немедленно доложить.

– Да, сэр!

– И не забудьте присыпать палубу песком, чтобы матросы не поскальзывались на собственной крови. Ядра разложить с запасом. Чем заняты юнги?

– Порох взвешивают и подносят его бомбардирам.

– Хорошо, можете быть свободны.

Оба бомбардира бегом ринулись на свои места.

– Думаю, мне лучше уйти, мистер Фокс, – сказал Витус, до того следивший за происходящим, словно завороженный. – Оборудую на батарейной палубе что-то вроде временного перевязочного пункта. Ну и к ампутациям приготовлюсь... Мне Магистр поможет. Не дадите ли еще несколько человек на непредвиденный случай? Только из тех, что не падают без чувств при виде крови и костей.

– У нас на борту каждый привык к виду крови, кирургик, и в этом нет ничего особенного. Зато, если дело дойдет до абордажа, у нас каждый человек будет на счету. Так что ничего обещать вам не могу. Хотя... Подождите-ка, – Фокс прищелкнул пальцами, – а Энано вам подойдет?

– Да, спасибо. – И Витус поспешно удалился.

– Джон! – Таггарт совершил довольно смелый для его лет прыжок с капитанского мостика на палубу. – Там, «Феникс». Я как чувствовал! Я узнал его по парусам: на них золотые крылья, по бокам которых по льву.

– «Феникс», сэр? Правда?

– Именно он, – Таггарт передал окуляр Фернандесу, который направил его в сторону кораблей. Те, впрочем, можно было теперь разглядеть и невооруженным глазом.

– Второй парусник – тоже англичанин, – сказал капитан. – Это «Аргонавт», где капитаном Тимоти Эванс. Джон, вы знакомы с Эвансом?

– Шапочно, сэр. Он корсар, как и мы, однако, если верить слухам, невезучий.

– Что правда, то правда, – Таггарт посмотрел в сторону кораблей, которых все больше обволакивал дым. – Наверное, поэтому он и сцепился с этим жирным купцом-испанцем. У дона три батарейные палубы, не меньше, и пушки у него самого крупного калибра, я вам доложу. «Да, мощный корабль! Либо Эванс смельчак, каких мало, либо от нищеты совсем спятил, раз схватился с таким противником. „Аргонавт“ выглядит довольно потрепанным. Его пушки по дальнобойности уступают нашим, вот он и вынужден вступить в ближний бой. Ага, а бизань-мачта уже отправилась к рыбам на дно... Эвансу еще здорово повезло, что ему на помощь подошел Болдуин на „Фениксе“, хотя что он может сделать дону?

– Булавочные уколы, не больше!

– А испанца этого вы знаете?

– Нет. Мне редко когда доводилось видеть на плаву такое чудовище. Тем не менее отпор оно даст кому угодно! Если дальше так пойдет и мы не вмешаемся, от «Аргонавта» одни щепки останутся, не говоря уже о «Фениксе».

– Если позволите, сэр, – вступил в разговор Фернандес, – по-моему, это «Нуэстра Сеньора де ла Консепсьон», которые испанские матросы называют «Какафуего» – «изрыгающая огонь».

– Благодарю, штурман, – Таггарт взял у него окуляр и заглянул в него.

– Да, здорово этот испанец плюется огнем, – сухо констатировал он, когда на «Аргонавте» сломалась грот-мачта. Корпус судна, названного в честь древнегреческих героев, отправившихся в Колхиду за золотым руном, сильно накренился вправо.

– Эвансу нужно бы сейчас отойти как можно дальше! Если испанец пойдет на абордаж, пиши пропало... На нем никак не меньше сотни солдат.

Джон Фокс проворчал:

– Испанец показывает нам корму, как будто нас вовсе нет. В то время как его батареи правого борта палят по «Аргонавту». Причем люди Эванса отвечают только одиночными выстрелами: для залпа всем бортом у них уже сил нет, борт-то выглядит как дырявый котел. Я предлагаю, сэр, взять на один румб правее. Правда, мы слегка подставим им нос, но едва ли доны сумеют этим воспользоваться. Об этом как-нибудь позаботятся наши носовые пушечки.

– Батареи правого борта к бою готовы, сэр! – послышался в этот момент голос Риффля.

Почти одновременно с левого борта о том же доложил Магон. Таггарт воспринял это с удовлетворением, хотя внешне не показал. Подготовка к боевым действиям заняла меньше десяти минут.

– В общем неплохо, хотя и недостаточно хорошо. Перезарядку орудий надо бы производить быстрее... Мы будем атаковать именно так, как предложили вы, Джон. Сделайте для этого все необходимое. При такой дистанции «Сеньора» должна крепко получить, а мы остаться для нее недосягаемы. Было бы смешно начать обстрел донов без подготовки.

– Да, сэр!

– Тогда выполняйте, – глаза Таггарта блеснули, он поправил шпагу. – Танец начинается.

Впечатление было такое, будто гроза разразилась прямо над их головами. Каждый удар грома заставлял содрогаться их тела, гулом отдавался в ушах и давал им понять, насколько сами они крошечны и хрупки. По расчетам Витуса, с момента их вступления в бой прошло полчаса. Что там на верхней палубе? Как идет сражение? Ему не терпелось заняться делом, и в то же время он беспокоился о здоровье сражающихся «соколов».

Бу-у-у-у-ммм!

Снова мощный удар всех пушек правого борта. Пушки откатились, и «Фалькон» накренился влево. Витус прикрыл ладонями уши, которые у него, как и у пробегавших мимо бомбардиров, были завязаны косынкой. Только против грохота это не помогало.

– Как лиса в западне! – крикнул Магистр.

– Что ты сказал?

– Попали, как лиса в западню! – еще раз прокричал маленький ученый. – Если они попадут нам ниже ватерлинии, мы через считаные секунды пойдем ко дну!

– Пока до этого не дошло. Если я не ошибаюсь, испанцы всего два или три раза пальнули из дальнобойных. И все закончилось недолетами.

Витус в который раз проверил, все ли в порядке на операционном столе, аккуратно разложил зажимы и пилы для костей. Все было под рукой: и перевязочный материал, и разного размера иглы для наложения швов. Скальпели, шины, щипцы, зажимы, крюки и пинцеты любого размера. Был также инструмент для извлечения пуль, на длинную тонкую ручку которого была насажена полая полусфера с острой кромкой. Инструмент вводили в пулевой канал и продвигали вращательными движениями, пытаясь захватить пулю. Если это удавалось – тем же манером его извлекали обратно. В качестве обезболивающего Витусу дали несколько бутылок бренди. Алкоголь был единственным анальгетиком, потому что опиума для Spongia somnifera совсем не осталось.

134
{"b":"447","o":1}