ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Как вырастить гения
Десант князя Рюрика
Обреченные на страх
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Ветер над сопками
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Перстень Ивана Грозного
Всплеск внезапной магии
A
A

Вчера утром Витус попрощался с командой, и теперь его ничего не удерживало на судне. Ему не терпелось поскорее попасть в Гринвейлский замок, чтобы наконец выяснить, кто он по происхождению.

– Кирургик, – к ним подошел Кэтфилд. До сих пор он следил за швартовкой, которая, несмотря на аварию, прошла как по маслу.

Вообще следовало признать, что Кэтфилд справился со своей задачей безукоризненно. Он постоянно был на ногах, словно не ведая усталости, и почти не позволял себе поспать. Об этом говорили его покрасневшие от бессонницы глаза.

– Что вам угодно?

– Кирургик, после того как мы все завершили, мне хотелось еще раз поблагодарить вас, – Кэтфилд протянул ему свою мозолистую руку.

Витус пожал ее:

– Да, но за что?

Кэтфилд почесал нос, который благодаря усилиям Витуса вновь обрел подобающий вид.

– Сами знаете, за что.

– Ах, вот вы о чем... – Кэтфилд снова намекал, как он признателен за то, что после инцидента с Арлеттой Витус заступился за него перед Таггартом. Это уже порядком надоело...

– Я этого никогда не забуду. Может быть, придет день, когда у меня появится возможность отплатить вам добром за добро.

– В том нет нужды. Кроме того, доброе дело вы уже сделали. Если и не для меня, то по крайней мере для вдовы капитана Эванса. Она потеряла мужа, но благодаря вашим усилиям не потеряла вдобавок и судно. Между прочим, я не завидую вам: ведь это вы должны сообщить ей об утрате.

Кэтфилд вздохнул:

– Вы правы, сэр. Однако это тоже надо сделать.

– Ничего, вы справитесь, – Витусу хотелось поскорее покончить с этим разговором. – Желаю удачи в том, что вам предстоит.

– Благодарю! И всего вам доброго! – Кэтфилд вытянулся и отдал честь.

Соупс тоже попрощался.

– А вот и мы! – появился Магистр, а следом за ним – Энано. Оба были нагружены общим скарбом. – Вот твои посох и короб, Витус. Что до нас, мы готовы!

Несколько мгновений спустя Витус впервые ступил на английскую землю, все тяготы пути были забыты.

Карета, в которой они ехали вдоль побережья на восток, была старой, с жесткими сиденьями и без рессор. На каждой кочке их трясло. Погода стояла холодная, свежий декабрьский ветер со свистом врывался в открытые окна и пронизывал их насквозь. На козлах сидел кучер, назвавшийся Хэнком Суэйзи.

Суэйзи был костлявым человеком лет сорока с небольшим и отличался неприятной привычкой постоянно шмыгать носом. А в остальном он казался вполне сносным и очень заботился о своих лошадях. Да к тому же, что немаловажно, за дорогу он взял с друзей меньше, чем спрашивали конкуренты.

– Много бы я дал, чтобы проделать этот путь в лодке по спокойному морю! – воскликнул Магистр, когда карету подбросило на кочке.

– Уи, уи, здорово трясет на этой развалине! – простонал Коротышка.

– Полюбовались бы лучше окрестными видами, – Витус выглянул в окно.

И действительно, места здесь были просто идиллические, словно природа извинялась за неровности дороги. Утренний иней словно припудрил окрестные луга, поля и лес. Они проезжали мимо маленьких сонных деревень, где совсем не было видно народа: жатва уже закончилась.

– С тех пор как пропали мои бериллы, оглядывать окрестности мне не любопытно, – пожаловался Магистр и заморгал.

– Сэр, – Суэйзи оглянулся на Витуса. – Через пять минут или вроде того мы будем в Чичестере. Там стоило бы переночевать, если вы не против.

– Переночевать? Это что, обязательно? – мысленно молодой человек был уже в замке Коллинкортов.

Суэйзи чихнул.

– Боюсь, что да, сэр. До Гринвейлского замка никак не меньше сорока миль, а сейчас уже близится вечер. Неплохо было бы остановиться в «Четырех быках»: там и чисто, и берут недорого.

– Недорого? Это сколько? – пожелал уточнить Магистр, отвечавший за расходы.

– Ну, в пару шиллингов уложимся, сэр. Но это включая еду, а она там хорошая.

– Ну-ну... Вашими бы устами...

– Положитесь на меня, – Суэйзи задрал нос.

К тому времени первые дома появились на горизонте.

– Чичестер, джентльмены.

На другой день они выехали рано утром, около полудня сделали привал, перекусили и ближе к вечеру увидели придорожный столб с замшелой табличкой:

Гринвейлский замок – 3 мили

– Мы уже некоторое время едем по владениям Коллинкортов, – доложил Суэйзи. – Осталось совсем немного, и мы на месте, джентльмены.

Витус кивнул.

– Спасибо, Суэйзи.

Перед ними последние несколько минут катил экипаж, покрытый черным блестящим лаком. Выглядел он куда роскошнее и удобнее, чем их карета.

Похоже, он направляется туда же, куда и мы. И почему только, черт побери, мы не сидим в нем!

Справа по дороге показался крестьянский дом, маленький и жалкий, крыша которого была кое-как покрыта дранкой, а стены облупились. От дороги подворье отделяла каменная стена. Когда экипаж поравнялся с домом, вдруг выскочила большая дворняга. Зверюга лаяла во всю мочь до хрипоты, кружила вокруг лошадей и хватала их за ноги. А потом все произошло очень быстро: лошади громко заржали, поднялись на дыбы и пустились бешеным галопом. Кучер тщетно хлестал их кнутом: охваченные паникой лошади не обращали на это никакого внимания. Экипаж опасно накренился и катил только на двух правых колесах, когда на его пути встал межевой камень. Экипаж приподняло и подбросило в воздух на высоту человеческого роста. Оглобля сломалась, упряжь слетела, а саму повозку, как огромный деревянный сундук, грохнуло оземь.

В испуге трое друзей наблюдали за тем, как кучер и еще один мужчина пролетели по воздуху и упали на расстоянии десяти-двенадцати ярдов от экипажа. В то время как пассажир, судя по одежде пожилой джентльмен, лежал без движения, кучер сразу поднялся и, изрыгая проклятья, принялся отряхивать свое платье.

– Вперед! – приказал Витус.

Суэйзи, который во время этого происшествия потратил достаточно сил, чтобы удержать собственных лошадей, прищелкнул языком. Несколько секунд спустя Витус с сундучком, в котором лежали его инструменты, уже стоял перед упавшей коляской.

– Магистр, иди сюда! Энано, займись собакой!

Витус краем глаза наблюдал за тем, как Энано без робости подошел к огромному псу, который, высунув язык, стоял у дороги. Малыш дал ему понюхать свою руку, после чего пес завилял хвостом и сел, будто ничего не произошло.

– Хорошо, – Витус склонился над пожилым джентльменом, который, бледный как смерть, лежал в траве. С виду ему было лет семьдесят, весьма ухожен, дорого, но не вульгарно одет. Его берет, украшенный искусно выполненной брошью с изумрудом, лежал в нескольких шагах от него в пыли; несмотря на весьма преклонный возраст, старец обладал густой седой шевелюрой.

– Сэр, вы слышите меня? – Витус приложил ухо к его груди. Слава Богу, дыхание есть, и сердце бьется. Но никакой реакции.

Витус несколько раз легко ударил его ладонями по щекам:

– Сэр, да очнитесь же!

Но вот веки старика приоткрылись.

– Сэр, вы ехали в экипаже, и с вами произошел несчастный случай. Вы это помните?

Незнакомец слабо кивнул. Витус вздохнул посвободнее. Если он кое-что помнит – это хороший признак.

– Не беспокойтесь, я врач и сейчас осмотрю вас. Но прежде мне хотелось бы задать вам несколько вопросов, чтобы убедиться, что у вас все в порядке.

Незнакомец снова кивнул.

– Какое сегодня число, сэр?

– Вторник, 11 декабря anno 1576, – хрипло проговорил тот.

– Очень хорошо. Как вас зовут?

– Лорд Коллинкорт.

Миссис Кэтрин Мелроуз была дородной женщиной с маленькой головой и огромной грудью. Из пятидесяти девяти лет своей жизни сорок три года она провела в Гринвейлском замке – сначала как служанка, потом – как младшая повариха и, наконец, последние тридцать лет – как повариха. Ее царство помещалось в левом крыле небольшого замка, в плане напоминавшем подкову. К числу ее подданных относились вторая повариха, две помощницы, чистившие и резавшие зелень, помощница, разделывающая мясо, и еще несколько человек. Сегодня миссис Мелроуз была загружена сверх всякой меры. Старый лорд, ездивший по своим делам в Лондон, должен был к обеду вернуться. К его приезду нужно было приготовить любимые его блюда – это уж дело чести!

141
{"b":"447","o":1}