ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, ты получаешь теперь большое удовольствие, – с издевкой проговорила Эльвира.

– Кто это тут? – визжал Фадрике. – Кто это лупит меня? – Он дергался изо всех сил, но Мартинес крепко сжимал его голову своими бедрами, как стальными тисками. – Прошу вас, пощадите!

– Но почему же? – холодно спросила хозяйка борделя. – Ты у меня двадцать раз испытаешь свое высшее наслаждение!

Мартинес опять хлестнул его изо всех сил.

– Раз! – отсчитывала Эльвира.

– Пожалуйста, отпустите меня! – глухо стонал Фадрике. А Мартинес снова стеганул его.

– Два! – считала Эльвира.

После двадцатого удара Мартинес слышал только слабые всхлипывания. Он отшвырнул розгу и пнул суконщика коленом. Между пальцами он почувствовал что-то клейкое. Кровь! Он отступил на несколько шагов в сторону и исчез за пологом. Эльвира тем временем снова зажгла свечи. Своим единственным глазом Мартинес увидел через дырку, что Фадрике лежит на спине, оставляя кровавые следы на простыне.

– Я думаю, что теперь ты получил полное удовольствие, мой маленький бычок. – У хозяйки борделя был очень довольный вид. – А теперь тебе пора идти.

Суконщик медленно отодвигался на край ложа. Эльвира успела тем временем набросить на себя халат. На груди у нее блестел аметист.

– Одеться тебе как-нибудь придется самому. А если тебе когда-то вздумается поприсутствовать еще на одной лекции о любви, не забывай, что за вход надо платить дублонами или золотыми эскудо.

Она повернулась к нему спиной и исчезла за пологом. Мартинес ретировался из спальни.

В последующие вечера нечто подобное происходило и с другими именитыми гражданами Досвальдеса: аптекарем, ювелиром, архитектором и еще кое с кем.

В конце недели к Эльвире наведался сам алькальд. Его, как и остальных перед ним, Эльвира ублажала без всякого внешнего пыла. Однако перед уходом он расплатился.

– Кто это был? – спросил Мартинес несколько погодя. – Что-то я его толком не разглядел.

– Алькальд, – ответила она.

– А он что, раньше тоже не платил?

– Да, – и она рассмеялась, обнажив свои крупные белые зубы. – По-моему, этой крепостью мы с тобой овладели!

Утром Эльвира передала через слугу, что будет ждать Мартинеса в гостиной.

Когда он вскоре появился, она сидела за столом с картами таро в руках. Что еще ей от него нужно? И почему она сидит за таким столом? Он знал, что в игорных столах, как правило, есть потайной ящик. В нем обычно хранят большие деньги. Он не сомневался, что и в данном случае это так. В прошедшие дни Мартинеса не раз и не два так подмывало проверить, как этот, к примеру, стол устроен. Может быть, сейчас представится возможность увидеть это воочию.

– Чем могу служить, госпожа? – спросил он.

– Больше ты ничего для меня сделать не можешь, Мартинес, – открыто и прямо, как привыкла разговаривать со всеми, кто стоял ниже ее, ответила Эльвира. – То, чего я добивалась, я добилась благодаря твоей помощи. Мои гости опять исправно платят, и дело мое процветает.

Она посмотрела на него с нескрываемой благодарностью, что его сильно удивило.

– Я из тех людей, кто хорошо платит за хорошую работу, а те услуги, что ты мне оказал, и впрямь на вес золота. Поэтому ты получишь от меня десять эскудо. – Она отложила игральные карты в сторону и вручила Мартинесу маленький кожаный мешочек. – Благодарю тебя.

– Э-т-то я б-благодарю вас, госпожа, – выдавил из себя Мартинес. Он совсем иначе представлял себе расставание с этим домом и его хозяйкой. – Вы считаете, что ни в каких других моих услугах не нуждаетесь?

– Да, Мартинес, я так считаю. С этого дня наши пути расходятся. Я терпеть не могу, когда мужчины подолгу задерживаются под крышей моего дома.

– Я рад, что пригодился вам, госпожа, – Мартинес взвешивал мешочек в руке, мучительно пытаясь найти повод, чтобы задержаться в этом доме подольше. Его взгляд упал на аметист, который и сегодня был на груди Эльвиры. У него появилась одна мысль:

– Прежде чем откланяться, позвольте мне задать вам вопрос, госпожа? – проговорил он с как можно более невинным видом.

– Конечно.

– Этот камень, что на вас, он, если я не ошибаюсь, принадлежал прежде Фадрике. Когда он отказался заплатить вам и вы поэтому отняли у него этот камень, он прогнусавил что-то вроде: «Нет, это мой счастливый камень». Вы, госпожа, поняли, что он этим хотел сказать?

– Да, – откинулась на спинку кресла Эльвира. – Я немного в драгоценностях разбираюсь, такая уж у меня профессия. И в том, что с ними связано...

– А что люди подразумевают, когда говорят о «счастливых камнях»? – продолжал допытываться Мартинес. Он смотрел сейчас не на поверхность стола, а на маленькие выдвинутые ящички, в которых лежали колоды игральных и гадальных карт и игральные кости. Он понимал, что потайной ящик просто так не выдвигается и с виду он на другие не похож.

– Есть драгоценные камни, которые соответствуют разным знакам зодиака, – объяснила Эльвира.

– Знаки зодиака? – удивился Мартинес. С той стороны, где сидел он, в столе находился целый ряд плоских ящиков, на каждом из которых была прибита бронзовая планочка с отверстием для ключа и кольцом, чтобы можно было потянуть ящик на себя. То, что с его стороны никакого потайного ящика нет, это ясно.

– Каждый человек рождается под каким-то знаком зодиака. Тот месяц, когда ты появился на свет, этот знак и определяет. Или, наоборот, ему соответствует. Кто, например, явился на белый свет в марте, родился под знаком Рыб. Драгоценный камень для Рыб – аметист. Все Рыбы имеют право считать аметист своим счастливым камнем. Точно так же, как горный хрусталь – камень Львов, а кроваво-красный карнеол – Скорпионов. Счастливым камням приписывают свойство оберегать жизнь тех, кто их носит.

– Выходит, Фадрике родился в марте? – спросил Мартинес. В двух боковых сторонах столика он не увидел ничего примечательного. Оставалось предположить, что перед потайным ящиком сидит сама Эльвира. Ну, конечно! Ведь это оттуда она достала мешочек с деньгами!

– Да, мне случайно известно, что Фадрике родился в марте. Но и я сама родилась под знаком Рыб, и мне этот камень тоже подходит. Может, он сослужит мне лучшую службу, чем Фадрике.

«Да, – подумал Мартинес, – вполне возможно. А может, и нет. Все зависит от того, будет ли у меня возможность добраться до потайного ящика».

– Донья Эльвира, донья Эльвира! – раздался в этот момент крик снаружи. – Вы меня слышите? Это я, зеленщик Альберто. Я доставил заказанный вами товар и сложил все на кухне. Но вашей поварихи нет, и со мной некому расплатиться. Донья Эльвира, вы меня слышите?

– Да, конечно! – проворчала Эльвира, поднимаясь. – У поварихи сегодня выходной, все служанки собрались к кому-то на свадьбу. А мои девицы спят, конечно. Единственный человек, который всегда на месте, – это я! – Она подошла к окну и выглянула. – Не беспокойся, Альберто, я сейчас спущусь, и ты получишь свои деньги.

– Благодарю, донья Эльвира!

– Подожди меня, Мартинес, я сейчас вернусь. Есть еще одна вещь, которую я хотела бы тебе сказать.

– С удовольствием подожду, хозяйка, – Мартинес был сам не свой от счастья. Только Эльвира вышла, он обошел вокруг стола и внимательнейшим образом осмотрел столик с противоположной стороны. «Потайной ящик – размышлял он, – сразу не заметишь, он должен находиться именно там, где на дереве нет никаких надрезов, щелей и зазоров». Он внимательнейшим образом разглядывал каждое пятнышко на дереве.

– Вот! – вдруг вырвалось у него.

Он обнаружил два тончайших древесных шва толщиной с паутинку. Вот там, наверное, прячется потайной ящик. Он нажимал пальцами вдоль и поперек этих паутинок, пытался, прижав пальцы к дереву, тихонько потянуть планку на себя. Вдруг послышался очень тихий, царапающий слух звук, и часть деревянной окантовки отползла в сторону. В небольшом ящике Мартинес увидел вышитый матерчатый кошель, туго-туго набитый. Он достал его и взвесил на ладони. Глаз его засверкал: в кошеле монеты – их там несколько десятков. Какое будущее открывается перед ним! Он быстро задвинул ящик на место и прикрыл его планкой, вернув ее на место тем же движением, что и сдвинул.

33
{"b":"447","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?
Наследие
Ответное желание
Куриный бульон для души. Истории для детей
Последняя миля
Питерская Зона. Темный адреналин
Империя бурь
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Дневник моей памяти