ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поток: Психология оптимального переживания
Каждому своё 3
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
День, когда я начала жить
Возрождение
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Голодный дом
Я енот
A
A

Нуну поднял верхнюю плиту и отвел ее в сторону. Потом распустил ремни на подлокотниках.

– Ну, теперь можешь встать. Тебе здорово повезло, доктор-еретик, что его преосвященство куда-то вызвали. Не то я бы разобрал тебя по косточкам, – он кивнул в подтверждение своих слов. – Можешь мне поверить, это было только начало.

– Верю, – Витус осторожно встал, шатаясь, пошел к растяжной кровати и лег на живот. Он не видел ран от шипов на бедрах и ягодицах, но вид его рук давал достаточное представление об этом. Дырок от шипов было полным-полно, а рядом с ними – сплошные кровоподтеки.

Под ногтями больших пальцев кожа посинела. Он осторожно пошевелил руками – пальцы сохранили способность сгибаться и разгибаться. Верхние фаланги больших пальцев горели, боль была постоянной, садняще-тупой. Витус поводил руками перед собой – эти движения тоже принесли некоторое облегчение.

– Так что насчет твоего лекарства от хромоты?

Витус словно очнулся.

– Вылечить хромую ногу ни за день, ни за два нельзя! И вообще для этого мне потребуется много лекарств. – Он ненадолго задумался, и его осенила еще одна мысль. – Главное, требуются место и большая кровать, лечить хромую ногу, когда пациент сидит или стоит, невозможно! Он должен лежать.

«Если Нуну достанет кровать, – подумал Витус, – я в ближайшие недели мог бы лежать или спать на животе, чтобы раны так не болели».

– Тебе придется пить целебный напиток, который я приготовлю, – продолжал он. – И тебе придется подолгу держать ногу в горячей воде, каждый день.

Он продолжал водить руками перед собой. Боль помаленьку отступала, он почувствовал, как кровь опять начала циркулировать в больших пальцах.

– Мне придется ежедневно осматривать твою ногу, чтобы следить за тем, как идет процесс выздоровления.

– Ну, это целое дело получается, – великан недоверчиво посмотрел на него.

– А ты представь, что больше не хромаешь и нога у тебя нисколько не болит!

– Хм, м-да. Это было бы что надо. – Нуну положил на прежние места еще несколько предметов пытки. – Давай, вставай, доктор-еретик!

Он вывел Витуса из пыточной камеры, они прошли мимо гранитной плиты и оказались перед лестницей. Поднимаясь по одиннадцати ступенькам, Нуну почти нес Витуса на руках. Вот наконец они оказались в последнем коридоре длиной в двадцать один шаг. Витус ощущал, что каждый последующий шаг дается ему легче предыдущего.

Но колосс совершенно неожиданно остановился:

– Вот. Тут! – он указал на дверь, которую Витус запомнил по дороге в пыточную: она была единственной на весь коридор.

– Почему тут? Я хочу в мою прежнюю камеру, к остальным!

– И не думай! Я запру тебя здесь. – Нуну толчком открыл дверь, и Витус увидел довольно просторную камеру, в которой под окном у левой стены стояла большая кровать с соломенным тюфяком. Тут были даже какой-то ветхий стол и колченогий стул перед ним.

– Эт-то вообще-то моя камера, где я сплю, когда пытка сильно затягивается. Я не хочу, чтобы другие видели, как ты возишься с моей ногой.

– А очаг в старой камере...

– Никаких! Надо будет – принесу сюда древесного угля и бак. Разогреешь воды, сколько надо! А за огнем ходить мне тут недалеко!

– Куда?

– Ну, в кузню, что в пыточной камере...

– Ты говоришь о нижней камере?

– Да, о той, где «Железная дева».

– Кто это – «Железная дева»?

– Не задавай столько вопросов, в свое время узнаешь. А теперь заткнись и ложись. Потом я принесу тебе чего-нибудь пожрать.

– Принеси мне перьев, чернил и бумаги. Я хочу написать рецепты для лекарств, которые будут нужны.

– Если надо, принесу.

– А когда пройдешь мимо камеры Магистра, передай ему от меня привет и еще скажи: «Сорняк неистребим!»

– Сорняк... Это что за погань?

– Передай ему это – и точка! Пожалуйста.

– Сорняк неистребим... Сорняк неистребим... Сорняк неистребим – что за дерьмо такое! – покачивая головой, колосс ушел.

Витус осторожно лег на живот. Он был рад, что лежит, потому что, помимо адской боли, чувствовал себя страшно усталым и слабым. Конечно, неожиданное прекращение пытки – великое счастье. Хотя он не имел ни малейшего представления о том, чем это было вызвано. Какая разница?..

Он уснул почти мгновенно.

– Эй, доктор-еретик, просыпайся, уже день на дворе! – Нуну немилосердно тряс его за плечо. – Спишь со вчерашнего дня! Я тебе еще раньше жратву принес, а ты и не заметил. Ну, я и унес ее – сам виноват!

Он хромая подошел к столу.

– Вот тебе все, чтобы писать. Так что насчет моей ноги?

– Подожди, – Витус с превеликим трудом поднялся. Все тело его пронзили острые уколы боли. Фаланги больших пальцев невыносимо саднило. Он снова принялся поводить перед собой руками. Оба больших пальца стали черно-синего цвета. Притронулся к верхней фаланге большого пальца – боль острейшая! Как трудно будет писать...

– Мне нужен мой заплечный короб.

– Это что еще за чертовщина?

Витус вздохнул: ну и тупая же скотина этот Нуну!

– Не знаешь, что такое заплечный короб?

– Ну, знаю.

– Хорошо, – Витус надеялся, что коротышка не утащил всех его вещей. – Помнишь тот день, когда меня сюда привезли?

– Ну-у, у тебя за спиной было что-то вроде корзины на ремнях. Ее забрал себе Крыса. Пойду узнаю.

Великан захромал к двери, у порога еще раз оглянулся:

– У Магистра что-то с мозгами. Я ему передал твои слова – у него сразу глаза мокрыми стали, и он начал болтать что-то о том, до чего же он любит сорняки. Ну, все равно, это в последний раз – больше ничего никому передавать не буду.

Вскоре он вернулся, держа в руках тот самый короб.

– Он?

– Он самый. Замечательно!

Витус быстро перебрал все вещи и обнаружил, что ничего не пропало.

– Как ты собираешься с этой рухлядью лечить мою ногу? – недоверчиво спросил Нуну.

– Увидишь.

Витус задумался. Чтобы подлечить Нуну, необходимо много времени. Нужно составить для себя подробный план действий и получить необходимые лекарства. А еще – внимательнейшим образом перечитать некоторые места из «De morbis», посоветоваться, так сказать, со старыми специалистами.

– Оставь меня сейчас одного, – попросил он. – Я обещал, что помогу тебе, и я свое слово сдержу.

– Ладно, я уйду.

– Приходи сегодня вечером, у меня будет готов список нужных лекарств. И не забудь принести мне что-нибудь поесть.

– Там поглядим.

Колосс исчез. Витус с удовлетворением отметил, что приобрел кое-какое влияние на надсмотрщика. Только степень этого влияния не следует преувеличивать: колосс злобен и хитер, как старый бык.

Витус потянул на себя полоску кожи, прикрывавшую потайную часть сумки. Да! Вот она, книга. Никто ее не трогал, лежит она, как он сам ее положил. Ключиком, который он все время хранил, как талисман, молодой человек открыл фолиант.

Он ходил по камере туда-сюда с открытой книгой в руках и вскоре забыл обо всем на свете. Мир великих целителей с их поразительными открытиями и откровениями в который раз захватил его. Через некоторое время юноша нашел интересующие его рецепты у трех великих врачей прошлого, Гиппократа, Галена и Парацельса. Витус сравнил предлагаемые ими способы лечения и установил, что в них много общего. Он это особенно принимал во внимание при составлении списка нужных лекарств. Держать перо как следует он не мог, потому что большой палец правой руки сильно болел и не сгибался. В конце концов Витус зажал перо между средним и указательным пальцами, а большим только поддерживал. Писал он больше часа, и список у него вышел вот таким:

Средства для лечения хромой ноги и для составления микстуры:

Лечебные травы (сушеные), в унциях

Листья смородины 10

Листья кашки 15

Корень баранника (арники) 15

Для приготовления лечебных втираний:

48
{"b":"447","o":1}