ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Удвоив усилия, Витус добрался до самого отверстия и обеими руками ухватился за выступ края скалы. Солнце было таким ярким, что он даже зажмурился.

Вновь открыв глаза, он увидел, что в этом месте подземный поток впадает в озеро. Справа от него, в нескольких футах, прибрежная полоса, поросшая камышом – густым, светло-желтым, высотой почти в человеческий рост. Неожиданно стебли зашевелились, и из них высунулась голова с необыкновенно высоким лбом. Магистр! Он махал Витусу обеими руками. Витус тоже взмахнул рукой, а потом приложил палец к губам. «Хорошо бы Магистру не проявлять своего темперамента! – мелькнуло у него в голове. – Если нас сейчас обнаружат – всему конец!»

Однако маленький ученый, похоже, угадал его мысли, потому что не проронил ни слова. Витус понемногу приближался к нему.

– Наконец-то мы свободны! – Магистр улыбался, раздвигая стебли, чтобы юноша поскорее добрался до него.

– Тс-с! – Витус снова приложил палец к губам.

– Не бойся, здесь нас никто не услышит: камыш поглощает звук, как перина! – это сравнение очень понравилось Магистру, и он снова широко улыбнулся.

– С тобой все в порядке? – прошептал Витус. – Цел?

– Да, все обошлось. Если бы я знал, что все будет так просто, я и сам прыгнул бы.

– Ну и слава Богу! Но все равно говори потише.

– Только ради твоего спокойствия! Между прочим: я тут успел оглядеться, прежде чем спрятаться. Этот пруд – что-то вроде водопоя для домашней скотины. Животные приходят сюда, наверное пьют вдоволь и возвращаются в свои хлева. Я уже видел несколько овец, коз и даже домашнюю птицу. А вот людьми здесь и не пахнет. Можешь никого не опасаться, по крайней мере некоторое время... Судя по положению солнца, поток оттащил нас к северной окраине города. Предлагаю выйти на берег и удрать куда-нибудь подальше отсюда.

– Об этом не может быть и речи, – Витус отмахнулся от стрекозы, кружившей вокруг него. – Как ты думаешь, что делается в городе, с тех пор как стало известно о нашем побеге? Осиное гнездо – еще не самое живописное сравнение! – Сейчас стрекоза застыла перед самым носом Витуса. – Нам нужно выждать до вечера, пока переполох в городе уляжется...

– Тоже неплохо. Они будут искать нас повсюду, но что мы здесь – нипочем не догадаются!

– Под покровом ночи мы сумеем бежать незаметно. – Витус продолжал размышлять вслух: – Пойдем в стороне от проселочных дорог. Чем меньше людей нас увидит, тем лучше...

– Это правильно. Идем на берег, обсохнем и обдумаем заодно все как следует.

Они осторожно продвигались по направлению к берегу, стараясь, чтобы стебли поменьше шевелились. Стоя уже по колено в воде, они перевели дух, а едва выйдя на песчаный берег, сели спина к спине, чтобы было обо что опереться. Через несколько минут Витус ощутил, как обмякла спина Магистра.

– Сладок сон на воле, – пробормотал маленький ученый, и вскоре его дыхание сделалось равномерным: он погрузился в сон.

Витус проснулся от непреодолимого желания почесаться. Проведя ладонью по лицу, ощутил следы множества комариных укусов. Щеки, нос, лоб – они искусали все. Даже в ушные раковины набились. «Только не расчесывать!» – мелькнуло у него в голове. Он похлопал себя ладонями по лицу и почувствовал некоторое облегчение.

Сумерки сгущались очень быстро. Даже Магистра, сидевшего сейчас в нескольких шагах от него, Витус видел как размытый силуэт.

– Эй, Магистр! – приглушенным голосом сказал он. – Проспишь!

Маленький ученый издал какой-то квакающий звук и пришел в себя.

– А? Что... Где это я?.. Ради всех святых, кто так искусал меня? Черт, как все чешется!

– Не расчесывай! Похлопай ладонями – помогает.

– Как скажешь.

Обрабатывая свое лицо ладонями, Магистр вдруг вытаращил глаза на Витуса.

– Не может этого быть! – охнул он. – Вижу я плохо, но то, что я вижу, сильно смахивает на свиное рыло!

– Если ты это о моем лице, имей в виду и сам ты выглядишь не лучше. Болотные комары устроили настоящий набег на нас.

– Да, попили нашей кровушки! – Маленький ученый, продолжал хлопать себя по лицу ладонями. – Как с этим бороться?

– Против комариных укусов лучше всего помогает растертая кора плюща, если втирать ее с раствором уксуса.

– Плющ, плющ! – проворчал Магистр. – Я ничего, кроме камыша, не вижу.

– Ты прав, пора выбираться отсюда. – Витус сделал несколько шагов в сторону и огляделся. Цепь его зазвенела. Досадуя на эти предательские звуки, он старался поменьше шевелить руками. Сколько он ни вглядывался в сумерки, ничего примечательного разглядеть не мог. Ничего! Только свет отдельных фонарей на другом берегу реки, непрерывный треск цикад – и никаких признаков жизни поблизости!

– Пойдем, все спокойно! – он двинулся первым.

Где-то заквакали лягушки. Ноги беглецов настолько глубоко погружались в болотистую почву, что каждый шаг отзывался неприятным чавкающим звуком. Но вот наконец они вышли на твердую почву.

– Лучше всего двигаться вдоль реки, – предложил Магистр. – Наших силуэтов из-за камыша никто не заметит.

– Неплохая мысль. Так и поступим. – Витус, пригнувшись, продолжал идти впереди.

– И-и-и-и-а!

– Что это было? – Магистр словно окаменел.

– Понятия не имею.

– И-и-и-и-а! – снова этот громкий рев.

– Вроде бы осел кричал, – прошептал Витус. Он смотрел по сторонам, но, конечно, в сгустившихся сумерках ничего не мог увидеть. – Вот!

Совсем недалеко от них действительно появилась ослиная голова.

– Может, этого осла привели на водопой, и он почуял рядом людей? – предположил Магистр.

– Это не осел, а мул, – уточнил Витус. И сделал несколько шагов по направлению к животному, чтобы успокоить его. – Да ведь это... – вырвалось у него. – Подожди-ка... – он подошел поближе к животному и внимательно пригляделся к нему.

– Это Изабелла – совершенно точно!

– Изабелла? Черт побери, что за Изабелла?

– Мул Эмилио, возницы, о котором я тебе рассказывал.

– Вот так случайная встреча!

– Случайная? – Витус нежно погладил мула по ноздрям. Мул поднял голову и губами слегка прихватил ладонь Витуса. Ждал, что получит что-нибудь вкусное.

– У меня для тебя ничего нет, девочка, – с сожалением проговорил Витус. – А может, это никакая не случайность, что ты оказалась здесь?

– Загадки загадываешь, – махнул рукой Магистр.

– Как знать... Скоро все выяснится. Изабелла, иди домой!

Животное прислушалось и насторожило уши.

– Изабелла, иди домой! – повторил Витус.

Громко фыркнув, мул повернул в сторону. Он медленно, но уверенно шел в сторону северо-восточной части города. Время от времени останавливался, пофыркивал, словно желая убедиться, что оба путника идут за ним следом.

– Вот и поглядим, – сказал Витус.

– Верится с трудом, но, похоже, Изабелла понимает человеческую речь, – удивился Магистр.

– А ты думал!

Примерно через четверть мили они увидели перед собой линию тесно подогнанных друг к другу городских домов, а дорога превратилась в узкую улочку. Они шли, держась строго за мулом, но нигде не видели ни огонька. Казалось, весь мир уснул.

– Вот где собака зарыта, – прошептал Магистр, и, как бы желая уличить его во лжи, где-то совсем рядом залаяла собака.

Витус толкнул Магистра в бок, давая понять, чтобы тот придержал язык. Изабелла подняла голову. Уши ее беспокойно зашевелились.

– И-и-и-а-а! – взревела она, а потом уверенно пошла в сторону хлева, прилепившегося к сравнительно большому дому. Они оказались перед ночлежным домом, принадлежавшим некоему Педро, потому что покосившиеся буквы на вывеске над дверью оповещали: «Приют у Педро». Изнутри доносились голоса.

– А ну тихо! – прикрикнула вдруг женщина из окна верхнего этажа. – Потише, вы, там, внизу! Чтоб вас черти побрали!

Она выглянула в окно. На голове у нее громоздился ночной колпак, а в руке она держала ночной горшок, содержимое которого женщина не замедлила выплеснуть вниз. Витус с Магистром едва успели отскочить в сторону. Изабелла, на которую кое-что попало, шагнула вперед и заревела:

65
{"b":"447","o":1}