ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дело сделано! И даже лучше, чем я предполагал.

– Deo gratias! – перевел дыхание Магистр.

– А сможет он нормально говорить, ведь вы так стянули ему кожу? – с сомнением в голосе спросил Орантес.

– Конечно! – заверил его Витус. – Кожа человека способна растягиваться – это в природе вещей. И вообще, со временем будет почти незаметно, что Гаго сделали операцию. А кроме того, – Витус улыбнулся и принялся складывать свои инструменты, – лет этак через двенадцать, не позже, у твоего мальчика вырастут усы и борода.

Через три дня Витус впервые сменил успевшую несколько ослабнуть повязку. А еще неделю спустя вытащил верхнюю золотую иглу. Прошло еще два дня – вытащил и вторую. Ко всеобщему облегчению выяснилось, что никаких ошибок Витус как хирург не допустил. Края раны срастались прочно, надрез превращался в тонкую полоску, со временем никто этого шрама и не разглядит.

Посмотрев на свое отражение, Гаго радостный бросился вон из комнаты.

С каждым днем мальчик все более оживал. А вместе с ним и вся его семья.

– Витус, – обратилась Ана к юноше через две недели после операции. – Нет слов, чтобы выразить, как я вам благодарна за все, что вы для нас сделали! Я хочу сказать, что у нас вы всегда будете как в родном доме. Вы с Магистром можете жить у нас, сколько пожелаете. Отныне вы – члены нашей семьи.

– Моя жена, как всегда, права, – подтвердил Орантес. – Я сам не сказал бы лучше! – он говорил нарочито бойко, пытаясь скрыть душевное волнение.

В дверь постучали.

– Кто бы это мог быть? – удивился хозяин дома. – Антонио, пойди, открой!

На пороге стоял высокий мужчина лет около тридцати в замшевой куртке и таких же штанах. Берет был залихватски заломлен на левое ухо. Незнакомец ловким движением снял его и отвесил поклон.

– Меня зовут Артуро, я из труппы циркачей. Мы идем в Сантандер. Вы оказали бы нам большую услугу, если бы позволили набрать воду из вашего колодца.

– А где же остальные? – осмотрительно спросил Орантес. Опыт общения со странствующими лицедеями кое-чему его научил.

– Примерно в миле отсюда. Отдыхают у дороги, сеньор, – вежливо объяснил Артуро. – Нас семеро, и все мы люди мирные, безобидные. Уверяю вас, никакого беспокойства по нашей вине у вас не будет.

– Так-так... – Орантес, который по своей природе всегда был готов помочь, если его об этом просили, преодолел свою осторожность. – Вы можете набрать воды, сколько вам нужно, и остановиться на отдых там, где остановились. Это моя земля. Я ее арендую. Но едой вы должны запасаться сами...

– Конечно, конечно! Спасибо вам, сеньор...

– ... Орантес.

– Не все хозяева колодцев так великодушны, как вы, сеньор Орантес. Если вы не против, я потом приеду на телеге с двумя бочками... – его взгляд упал на три шарика, которыми жонглировал Магистр, – и в качестве благодарности покажу вам, как жонглируют семью шариками.

Он поднял для приветствия руку, резко повернулся и удалился.

– Семь шариков, – протянул Магистр некоторое время спустя. – Хотел бы я это видеть!

Слова Артуро не были простым бахвальством. Наполнив бочки водой – при этом ему помогал мужчина, которого он представил как Анаконду, «человека-змею», – он вышел на середину двора, широко расставил ноги и достал из карманов семь разноцветных шариков. Он начал подбрасывать один за другим в воздух, причем каждый последующий вылетал у него из рук с большей скоростью. Наконец в воздухе оказались все семь, они сновали вверх-вниз перед глазами удивленных зрителей.

Витус отметил про себя, что тело Артуро оставалось почти неподвижным. Только иногда, желая скорректировать траекторию полета, он делал несколько коротких шагов в сторону. От напряжения лицо его застыло, словно маска. Взгляд был прикован к шарикам. Примерно через минуту он опустил руки, и все шарики упали на землю. Артуро низко поклонился.

– Браво! – Витус в восторге захлопал в ладоши.

– Я никогда не думал, что подобное возможно, – поразился Магистр.

– Фантастика! – воскликнула Ана.

– Благодарю вас, почтеннейшая публика, – Артуро низко поклонился. – Если вам понравился мой номер, я готов при случае повторить его.

– Я первый попрошу об этом! – вырвалось у Орантеса. – Это представление стоит дороже, чем две бочки воды из колодца. Если вам еще потребуется вода, берите сколько угодно!

– А у меня есть для вас банка с консервированными оливками, – подала голос Ана. – Они хороши на гарнир...

– Благодарю вас от всей души, люди добрые! – Артуро снова низко поклонился. – Так уж случилось, что мы решили отдохнуть тут дня два-три после долгого путешествия, и место это нас вполне устраивает. Я с удовольствием принимаю ваше предложение. – Он улыбнулся всем собравшимся. – Если вы ничего не имеете против, мы с Анакондой отправимся восвояси. Но знайте: все вы будете желанными гостями на представлении, которое мы дадим завтра. Ведь завтра воскресенье, базарный день?

Орантес колебался:

– Что скажешь, жена?

– Пусть дети получат удовольствие, – сказала она. – Когда еще к нам заглянут бродячие артисты?

– Значит, договорились. Завтра мы всей семьей нагрянем к вам. И Магистр с Витусом тоже.

– Будем рады всем вам!

Артуро легко вспрыгнул на телегу, на которой уже сидел Анаконда, взял в руки вожжи и прищелкнул языком. Лошадь медленно потащила вперед телегу, на которой в бочках булькала вода.

– А ты? Ты рад, мой маленький? – спросил Орантес младшего сына.

– О да, папа! – просиял Гаго. – Еще как!

УЧИТЕЛЬ ФЕХТОВАНИЯ АРТУРО

Вот этим самым мечом меня сегодня днем убили бы, не окажись рядом одного очень смелого молодого человека, который меня спас. Угадай с трех раз, о ком я говорю. А сейчас этот храбрый молодой человек наложил в штаны, потому что ему предстоит провести ночь в повозке рядом с девушкой!

– Добрый день, друзья мои! – улыбнулся Артуро, встречая семейство Орантесов. – До начала представления я хотел бы представить вам членов нашей труппы. Сначала, конечно, дам.

Он подозвал двух молодых женщин. Обеим было лет по двадцать с небольшим, но возрастом их похожесть и ограничивалась, потому что внешне они были полными антиподами.

– Это Тирза, – указал он на красавицу со сверкающими глазами и длинными угольно-черными волосами, которая порывисто поклонилась гостям.

– А это Майя.

Майя оказалась маленькой, хрупкой и очень застенчивой. Они присела в скромном реверансе.

– Тирза – дочь Сантора, цыганского барона, который как никто другой умеет заставить рыдать свою скрипку.

Артуро кивнул в сторону седовласого мужчины с мясистыми щеками и резко очерченным крупным орлиным носом.

– В лице маэстро Церутти вы встретитесь с одним из самых одаренных иллюзионистов нашего времени. Он выступает вместе с Майей, – проговорил Артуро с многозначительной миной на лице. – На что они способны, увидите сами. Увидеть-то увидите, но глазам своим не поверите!

Церутти изобразил нечто вроде поклона, почему-то пристально глядя на близнецов.

Артуро повернулся на каблуках и указал в сторону, где стояли четыре повозки, служившие жилищем для всей его труппы. Фургоны были крепко сбиты и пестро раскрашены, с узкими окнами, через которые внутрь попадал свет. Сзади эти фургоны запирались на железные засовы и расставлены были так, что образовывали полукруг.

На площади, ограниченной повозками, центральное место занимал разложенный заранее костер, над которым на железной треноге висел большой котел. Артуро указал рукой в сторону самой большой из повозок.

– В ней живет знаменитый лекарь и целитель доктор Бомбастус Зануссус, бальнеолог и хирург, который просил извинить его за отсутствие. Никакой необходимости в своем появлении он не видит, разве что кто-нибудь из вас болен...

– Мы все чувствуем себя превосходно, благодаря Господу Богу и помощи Витуса, – ответил Орантес, мотнув головой в сторону молодого человека.

76
{"b":"447","o":1}