A
A
1
2
3
...
80
81
82
...
146

Артуро сочувственно опустил голову:

– Выходит, мы с вами в одной лодке. Так на чем я остановился? Ах, да! Острое зрение Витуса при случае может спасти нам жизнь. Обычно мы объезжаем большие города, например Бургос, который находится в двадцати милях отсюда на запад, стороной. Тамошние Божьи наместники злющие, как сторожевые псы. А на торных дорогах, бывает, шляется всякий сброд. Грабят, а случается, и убивают. Чем осторожнее мы будем, тем лучше. Прошу тебя, если увидишь что необычное, сразу крикни нам, да погромче! Мы, правда, всего лишь бродячие артисты, но постоять за себя можем.

– Сделаю все, что в моих силах!

– Так. Ты будешь наблюдать за тем, что делается впереди, а мы с Анакондой обеспечим наблюдение с тыла.

Артуро извинился и скрылся в своей повозке. Вскоре он показался вновь с двумя довольно страшными на вид абордажными ножами в руках.

– Английские! Смотри, какие удобные рукоятки!

В полдень, когда по расчетам Артуро они оставили позади миль пятнадцать, окрестный ландшафт стал выравниваться. Повозки миновали последние отроги Сьерра-де-ла-Деманда, горной цепи, посреди которой над дивной по красоте долиной возвышался цистерианский монастырь Камподиос.

Проехав еще подальше, они оказались между городами Белорадо и Бривиска. Вокруг зеленели луга, кое-где виднелись виноградники. Витус сидел на облучке рядом с Сантором и наслаждался видами окрестной природы. Цыган оказался дружелюбным, но довольно немногословным спутником, что было по душе Витусу, который мог подолгу оставаться наедине со своими новыми впечатлениями. На некотором расстоянии впереди, у дороги, он заметил брошенную кем-то крестьянскую телегу. Странную какую-то – все четыре колеса отсутствовали, днище лежало в песке, а дышло было задрано к небу. Витус указал рукой вперед:

– Видишь вон ту странную телегу, Сантор?

Цыган издал сперва какой-то шипящий звук, потом прохрипел что-то неразборчивое. Его голова сильно ударилась о дощатую стенку фургона. В горле у него торчала короткая толстая стрела.

Витус громко вскрикнул. Со свистом пролетело еще несколько стрел. Витус ощутил острую боль в левой голени. Коснулся рукой этого места, но ничего не обнаружил. А когда поднес ладонь к глазам, она была вся в крови.

– На нас напали! – закричал он во всю глотку. – На нас напали! – и сразу схватился за абордажный нож.

Колонна повозок остановилась как бы сама собой. Витус увидел, как из-за безколесной телеги выскочили трое, размахивая мечами. Рядом с ним Сантор, в горле которого что-то булькало, слабеющими руками пытался вытащить из шеи стрелу.

– Всем оставаться на своих местах! – услышал он громкий голос Артуро. – Я иду к вам!

Учитель фехтования приближался к ним огромными прыжками. Насколько серьезно их положение, было видно по тому, что он размахивал не деревянным, а настоящим коротким мечом.

– С этими я справлюсь один!

Он уже добежал до грабителей и вступил с ними в бой.

Витус снова услышал, как что-то булькает в горле Сантора. Не глядя больше на сражающихся, он занялся раненым. Вонзившись в шею, стрела перебила одну из артерий, отчего кровь била из раны, как вода из фонтана.

Врачебное искусство тут бессильно.

Цыган уже почти не шевелился. Витусу пришлось сделать несколько попыток, прежде чем удалось удалить стрелу. Приподняв безжизненное тело, он положил его на облучке. Потом спрыгнул с телеги и поспешил на помощь Артуро.

Наблюдать за учителем фехтования было одно удовольствие. Его противники, парни крепкие и ловкие, тоже умели обращаться с оружием, но с Артуро им тягаться было нечего. Наоборот, это он их устрашал: делал по два-три молниеносных выпада, отпрыгивал в сторону и снова нападал, колол, заставляя их обороняться, а затем снова ловко отступал.

После нескольких атак он заставил их стать лицом к солнцу, хотя они не оставляли попыток атаковать его сзади и с боков. Он вертелся вокруг своей оси, отражая один за другим удары противников.

Но оказалось, что разбойникам тоже выдержки не занимать. Некоторое время спустя Витус заметил, что реакция Артуро ослабевает. Вдруг один из нападавших отбросил свой меч в сторону и прямо-таки бросился под ноги Артуро. Грохнувшись в дорожную пыль, он ухватил учителя фехтования за ноги и дернул изо всех сил. Артуро покачнулся. На какой-то миг он потерял контроль над собой и своим оружием. В то время как один из бандитов удвоил усилия, отвлекая внимание Артуро на себя, другой забежал за спину, чтобы пронзить его мечом сзади. Он настолько сосредоточился на Артуро, что не заметил Витуса, который взмахнул своим абордажным ножом и полоснул его острым лезвием по руке.

Нападавший испустил страшный крик и выронил меч. Не веря глазам своим, он таращился на раненую руку. Витус продолжал наступать и опять взмахнул абордажным ножом. Разбойник бросился наутек.

Тем временем Артуро обезвредил валявшегося перед ним, сильно ударив ногой по голове, и сейчас гонял третьего, который, оставшись с ним один на один, здорово струхнул. Разбойника впору было пожалеть. Учитель фехтования сделал ловкий выпад, на какую-то долю секунды ошеломивший противника, а затем в мощном выпаде воткнул свой короткий меч ему в плечо. Тот разом обмяк, лицо его исказилось от боли.

– С меня хватит, сдаюсь! – едва успел выкрикнуть разбойник и бросился бежать изо всех оставшихся у него сил.

– Тяжело мне пришлось! – выдохнул Артуро, глядя в спины убегавшим.

– Будем ли мы их преследовать? – Витус тоже тяжело дышал.

– Нет, зачем? Мы, артисты, не имеем права никого убивать, даже если это преступники или разбойники. Эти парни вряд ли станут распространяться насчет того, что напали на безобидных проезжих, от которых получили на орехи. Оставим все как есть – так будет лучше.

Все еще тяжело дыша, Артуро подошел к Витусу и взял его за руку:

– Вообще-то я должен был бы сейчас отругать тебя за то, что ты не остался на месте, как я велел, но без твоей помощи я бы сейчас отправился к ангелам на небо или к чертям в ад – смотря что Господь для меня уготовил. Спасибо тебе, дружище! По-моему, я сегодня не в лучшей форме, – Артуро криво усмехнулся.

– Похоже, что так. Но эти трое тоже были не в лучшей форме. И сам я не всегда так задыхался после нескольких минут боя – давно не упражнялся, и в этом все дело. Ну, ничего, эти прохвосты свое получили. Не думаю, что кто-то из них умрет от ран... О Боже! Сантор! – вдруг воскликнул Витус. – Я совсем забыл о Санторе! Пойдем!

Оба поспешили к передней повозке, только торопиться им было незачем, потому что цыган уже умер. Тирза положила его голову себе на колени. Она беззвучно плакала, плечи ее содрогались, а циркачи с подавленным видом стояли рядом. Доктор Бомбастус Зануссус был среди них. Он оказался худощавым мужчиной с бескровным лицом. Тяжелые веки придавали ему несколько надменный вид.

– Я не смог ничем помочь бедолаге Сантору, – сдавленным голосом проговорил он. – Кровотечение оказалось слишком сильным, была перебита одна из важнейших артерий.

Витус выступил вперед:

– Да, скорее всего, Arteria faringea superior.

– Возможно, – подтвердил доктор, но по его голосу легко было понять, что этот термин ему незнаком. Он спросил не без подвоха: – Вы изучали медицину в университете, друг мой?

– Нет, в том смысле, который вы подразумеваете, – нет, – правдиво ответил Витус.

– Я задавал вполне естественный вопрос, – холодно проговорил Бомбастус Зануссус. – А вот ответа вашего я не понял.

– В университете я не учился, доктор.

– Что ж, я так и подумал.

Они принялись рыть при дороге яму глубиной фута три, чтобы похоронить цыгана.

– Погодите, у меня есть одна идея! – воскликнул Артуро. – Витус, Магистр, подойдите-ка ко мне.

Он быстро зашагал в сторону телеги без колес, за которой прятались бандиты с большой дороги.

– Мы сделаем из этой постройки гроб, – объяснил он. – Сантор заслужил, чтобы его похоронили по-людски.

81
{"b":"447","o":1}