A
A
1
2
3
...
96
97
98
...
146

Вид церковной площади показался бы гостю города сравнительно приличным, потому что вокруг небольшого каменного здания с отдельно стоящей колокольней было разбито несколько клумб с розами. После обильных дождей, не прекращавшихся целую неделю, цветы распустились и были ярко-пунцового цвета. Вокруг церкви стояло еще несколько кирпичных домов, радовавших глаз цветами на подоконниках и свежевыбеленными стенами. Один из них принадлежал Франсиско де ла Муралья, исполняющему обязанности алькальда Роденьи.

– А я-то боялась, что вы и дорогу к нам позабыли, доктор! – затараторила донья Евгения, идя впереди Витуса и Магистра по садовой дорожке к дому. О том, что для врачей и для их помощников плохие дороги такая же помеха, как и для всех остальных, она, похоже, запамятовала.

Витус подумал: «А не напомнить ли даме о том, что он настоятельно просил ее не называть его доктором?» Но махнул на это рукой.

– Как себя чувствует дон Франсиско? – поинтересовался он, входя в дом.

– Благословен Господь наш! Мой муж чувствует себя куда лучше. И со вчерашнего дня даже вернулся к работе. – Она указала им в самый конец коридора. – Он у себя в кабинете.

Дон Франсиско сидел за массивным дубовым столом, на котором громоздились стопки бумаг и документов. На лице его появилась улыбка.

– Мой спаситель! – проговорил он несколько напыщенно. – Добро пожаловать в мою скромную келью!

– Я вижу, вы уже приступили к работе, дон Франсиско. – Витус отметил про себя, что в целом хозяин дома выглядит куда лучше, чем в прошлый раз. Нормальное дыхание у него восстановилось, да и цвет лица был почти естественный. – Итак, вы следовали моим советам...

– В этом можете не сомневаться, доктор! – ответила вместо мужа донья Евгения. – От начала до конца!.. – ее двойной подбородок колыхался.

Витус улыбнулся.

– Тогда, дон Франсиско, не надо обнажаться для дополнительного осмотра.

– Deo gratias! Слава Богу! – вздохнул хозяин дома.

Витус подсел к нему и пощупал пульс. Ритмичный, хорошего наполнения. Попросил пациента открыть рот, как во время его первого визита.

– Как насчет жидкости в ногах и подбрюшье? – спросил он.

– Намного лучше, доктор, намного, намного лучше! – это опять вместо мужа ответила донья Евгения.

– Вашему супругу не к чему носить такие облегающие чулки. Может быть, в его гардеробе найдутся широкие штаны?

– О, конечно, доктор!

– А теперь попросите, пожалуйста, служанку принести мне из кухни тазик. Я хочу еще раз сделать вашему супругу кровопускание.

Дородная хозяйка дома хлопнула в ладоши и сделала необходимые распоряжения появившейся Хуаните.

– Дон Франсиско, вы делаете заметные успехи и, как я понимаю, вам хотелось бы поскорее приступить к работе, но тем не менее не стоит недооценивать общий отек! Это болезнь коварная, и она дает о себе знать всякий раз, когда о ней забывают. Я вот о чем: пищу вы должны принимать легкую, пейте поменьше вина и побольше двигайтесь. Тогда вы будете худеть без особых усилий, и у вас опять наладится стул.

Дон Франсиско кивнул.

– И еще одно: ваш организм устроен так, что, по всей видимости, у вас склонность к высокому давлению. С течением времени это может иметь плохие последствия. Противодействовать можно двумя способами. Один из них я вам уже описал, а вторая возможность состоит в кровопускании. Я вам сейчас произведу его повторно и советую делать его по крайней мере раз в месяц. Эту процедуру мог бы выполнить, к примеру, цирюльник. Пускать крови следует немного, примерно столько, сколько пущу сейчас я. Постарайтесь запомнить, сколько это...

– Вот тазик! – Хуанита с поклоном передала его Магистру.

– Ну, вот и я на что-то пригодился, – с улыбкой заметил тот, передавая тазик, в свою очередь, Витусу.

После того как кровь дону Франсиско пустили, он застегнул свои кружевные манжеты и отпустил Хуаниту.

– Между прочим, доктор, несколько дней назад ко мне приходил один горожанин и потребовал вашей головы. Его имя Алисон.

– Алисон? Да, с ним я сталкивался. А на что ему моя голова?

– Он утверждает, будто вы – причина смерти его жены.

– Это обвинение высосано из пальца! – Витус почувствовал, что начинает терять контроль над собой. – Позвольте объяснить вам, как было дело.

– Слушаю вас, – дон Франсиско откинулся на спинку стула, приготовившись выслушать долгую историю.

Витус с Магистром объяснили ему, как случилось, что Антония Алисон умерла. Не забыли, между прочим упомянуть о поединке между Артуро и мстительным супругом покойной.

– Под конец мы посадили его на мула и отправили домой, потому что своего красавца буланого он заездил вконец, – рассказывал Витус. – А Изабелла, так зовут нашего мула, сама нашла дорогу в наш лагерь.

– Это просто удивительно! Какое разумное животное! – воскликнула донья Евгения.

– Буланого мы выходили и вернули семейству Алисон, прежде чем заехать к вам, – улыбнулся Магистр. – Хозяина, к счастью, не было дома. Вообще-то, Бог свидетель, он не из самых приятных людей на земле.

– Вы правы, – подтвердил дон Франсиско. – Мне он тоже не по душе. Однако кое-каким влиянием в городе он пользуется. А с тех пор, как полгода назад неожиданно скончался наш алькальд, Алисон претендует на этот пост, – он пожал своими мощными плечами. – Если угодно – это мой конкурент, а может быть, даже противник!

Он взял в руки изящный перочинный нож и начал им поигрывать.

– Как бы там ни было, его требование я отклонил, потому что сразу заподозрил что-то неладное. Алисон потребовал от меня еще кое-что: чтобы я немедленно запретил вам пребывание близ нашего города.

– Каков негодяй! – вырвалось у Магистра.

Дон Франсиско отложил перочинный нож в сторону.

– Это требование я также отклонил. Так что можете оставаться там, сколько вам потребуется. Это я, между прочим, с самого начала объяснил вашему представителю сеньору Артуро. И от слова своего отказываться не намерен.

– Благодарим вас за расположение к нам, дон Франсиско, – Витус и Магистр поклонились. – Если позволите, мы откланяемся.

– Ничего не имею против. Но, прежде чем уйти, возьмите вот это, – он нагнулся, тяжело дыша, достал что-то из ящика стола и протянул Витусу. Это был мешочек с деньгами. – Сие моя скромная благодарность вам. Ведь вы, если вдуматься, спасли мне жизнь!

Когда они вернулись, в лагере царил беспорядок. Тирза, сидя на корточках, старалась влить в рот лежавшему в траве у ее ног Антонио какое-то питье. Но паренек был в глубоком обмороке.

Лупо стоял рядом и молился, зажмурившись.

Церутти, как заводной, повторял:

– Этого я не хотеть, си! Этого я не хотеть, си! Этого я не хотеть, си!

Артуро бегал вокруг, как квочка, стараясь успокоить своих людей. Терро, которому передалось всеобщее беспокойство, беспрерывно тявкал.

– Во имя всего святого, что здесь случилось?

Никто не заметил, как Витус с Магистром вернулись. Но, едва прозвучали эти слова, как на друзей со всех сторон обрушился шквал слов. Лишь после долгих расспросов удалось частично восстановить картину происшедшего. Церутти с близнецами готовили сложнейший номер. Для этого Антонио и Лупо залезли на дуб и, сидя на крепких ветвях, поймали брошенную снизу сетку и завязали ее концы узлами.

Когда Церутти накрепко закрепил сетку на земле, так что она оказалась туго-туго натянутой, Антонио и Лупо начали делать над ней различные гимнастические упражнения. В какой-то момент Церутти позвала Майя. Лупо тоже ушел куда-то, потому что тренировка ему надоела. Антонио же остался. Он еще раз забрался на самую вершину дерева, чтобы оттуда по канату спуститься на землю.

Через час, когда Антонио не вернулся в лагерь, у Лупо появилось недоброе предчувствие. Он направился прямиком к дубу и сразу увидел у корней дерева большую лужу крови. До смерти напуганный, он стал звать Церутти, Артуро и Анаконду, потом повсюду искать Антонио, пока Анаконда не сделал страшного открытия: Антонио все это время висел на дереве, зацепившись за прочные ветви, и истекал кровью.

97
{"b":"447","o":1}