ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ИСЧЕЗНУВШИЙ МЕРТВЕЦ

КАРТЕР БРАУН

Пролог

Я машинально взял трубку и так же машинально буркнул:

– Уилер у телефона.

– Это Лейверс, – проворчал мужской голос.

Я быстро окинул взглядом комнату. Необходимо было убедиться, что я одинок. Да, действительно одинок: ни одна блондинка не валялась на ковре, демонстрируя соблазнительные формы тела.

– Добрый вечер, шериф, – недовольно произнес я, выключая стереофон.

– Наконец-то вы стали вежливым! Вот как частное предприятие может изменить характер человека.

– Вы на самом деле хотите мне что-то сказать или просто ошиблись номером?

– Так вот! Три месяца назад вы покинули нас, чтобы отправиться в "Хамод, Ирвинг Сноу и К°". Мне захотелось выяснить, довольны ли вы?

– Еще бы! Все идет как по маслу!

– Проклятый врун! Вы бросили их шесть недель назад!

– Как я заметил, самое неприятное в работе шерифа – всюду приходится совать нос.

– Раньше, – продолжил шериф, не обращая никакого внимания на мои слова, – у меня была язва, и с тех пор, как ее нет, мне что-то скучновато. Частенько тоскую по ее болезненным приступам.

– Надо пожаловаться вашему психиатру, а не мне.

– Что вы! Моя язва – это вы!.. Вы флик, Уилер. Скверный флик, если придерживаться установленных правил, но всегда достигающий положительных результатов. Короче, возвращайтесь в нашу обитель. В муниципалитете все обговорено. Так что приходите утром в понедельник ко мне в бюро.

– Вернуться? Мне? Вам действительно следует обратиться к психиатру, шериф! Ведь вы не воображаете на самом деле, что я вернусь в эту затхлую, вонючую коробку… – Моя рука сильнее сжала трубку. – В понедельник, утром в девять часов, вас устраивает?

Глава 1

Милая светловолосая головка, наклонившаяся к пишущей машинке, – первое, что я увидел, явившись в бюро шерифа в понедельник в девять часов утра. Когда она подняла на меня пару ярко-голубых нежных глаз, у меня создалось впечатление, что я ее уже где-то видел.

– Аннабел Джексон, – радостно воскликнул я, – и пусть меня повесят!

– Благое пожелание, – приветливо проговорила девушка и продолжила:

– Представьте себе, мне было так хорошо с шерифом. Именно было хорошо, теперь все пойдет насмарку.

– Ну что вы! Уилер.., разве это имя вам ничего не обещает? А если я вам скажу, что вы по-прежнему прекрасны, Аннабел?!

Она чуть вздрогнула:

– И это в девять утра! Вы расшибете себе голову.

Кроме шуток, вы напрасно теряете время в полиции, лейтенант! Вам надо писать рекламные объявления для теле…

– Вы меня огорчаете, дорогая, – заявил я, – Не отдаете себе отчета, что вот-вот можете потерять. Кстати, чем вы заняты сегодня вечером?..

– Если мне нечем будет заняться, то у вас совета не спрошу! Кстати, шериф хочет вас видеть.

– Должен ли я понять это так, что он уже приплелся в такую погоду и в такую рань?

– Он сидит в кабинете с половины девятого.

– Да, в этом закоулке много изменилось, и, если вам скажут, что изменилось к лучшему, – не верьте ни единому слову!

– Я никому не доверяю, особенно лейтенантам полиции.

Направившись к кабинету Лейверса, я постучал и вошел. Шериф сидел в кресле и как раз закуривал трубку.

– Доброе утро, Уилер, – сухо проронил он. – Садитесь.

– Благодарю за заботу, шеф, – поклонился я и взял стул.

– У меня для вас есть работа.

– Очень хорошо, шериф, я как раз умирал без работы. Понимаете, хорошо организованное убийство будет для меня весьма кстати в данный момент. А кто он, этот покойник? – осведомился я, с надеждой глядя на него.

– Никто, – проворчал он, усмехнувшись.

– Да? – удивился я и, немного подумав, возмущенно передернул плечами. – Тем хуже для вас. А в чем дело? Вооруженное ограбление? Наркотики? Рэкет? Зверское изнасилование вашей способной секретарши?

Наконец шериф закурил трубку, взял у себя на столе какой-то конверт и кинул его в мою сторону.

– Читайте!

Письмо было адресовано шерифу Лейверсу. Роскошный конверт из толстой бумаги, от которого возбуждающе пахло дорогими духами.

– Если кто-нибудь хочет заставить вас петь, шериф, или угрожает кастрацией, не расстраивайтесь. Уилер тут как раз для того, чтобы защитить вас от убийцы-дистрофика.

– Читайте! – проворчал Лейверс. – И перестаньте молоть чепуху! В конце концов, мы не в театре, а вы не артист-комедиант.

Я принял огорченный вид – такой, какой напускаю на себя, когда получаю отказ от пышнотелых блондинок.

Потом вскрыл конверт и внимательно рассмотрел карточку. На ней золотыми буквами было напечатано:

«Директриса и ученицы института Баннистер, женского колледжа, приглашают мистера., на закрытый праздник, который состоится 24 октября в девятнадцать часов тридцать минут. В программе вечера: беседа с начальником полиции шерифом Лейверсом и выступление великого иллюзиониста Мефисто…»

Я перечитал еще раз, ничего не понимая, и вопросительно уставился на шерифа:

– Вас волнует Мефисто? Мошенник?

– Вполне возможно. Ничего о нем не знаю, и мне наплевать на это.

– Тогда мисс Баннистер? А-а-а.., понял! Она торгует белым товаром? Этот так называемый колледж для молодых девочек прикрывает всякие мошенничества! Там есть блондинки? Сколько девушек исчезло с момента открытия колледжа?

– Насколько мне известно, ни одной. Уилер, вы не возражаете, если я все-таки скажу несколько слов?

– Не стесняйтесь, шеф, выкладывайте! Чего уж там!

Лейверс глубоко вздохнул. Вены на его лбу вздулись.

– Заткнитесь! – гавкнул он.

– Хорошо, шеф.

В течение нескольких секунд он яростно затягивался трубкой.

– Вероятно, вы не заметили, – наконец успокоился Лейверс, – но двадцать четвертое октября – сегодня.

Колледж мисс Баннистер – самая шикарная школа во всем штате. Суперсливки общества посылают туда своих дочерей для завершения образования…

– ., в области секса! – докончил я за него.

– Довольно шуточек, Уилер! Для.., совершенствования их поведения, изучения трюков, которые позволили бы им сверкать в обществе. Там учится дочь мэра, а также дочери нескольких сенаторов и других выдающихся граждан. Молись, чтобы тебя не выгнали с работы, если отказываешься от приглашения в такое место.

Я позволил уговорить себя провести там беседу, но потом мне пришла в голову одна мысль. У меня есть возможность избежать этого.

– Что за возможность? – удивился я. Не часто у шерифа в голове появляются мысли.

– Это вы!

– Я?!

– Вы, и никто другой! Скажем, так: днем неожиданно я подхвачу сильный ларингит, так что не сумею даже выругаться, не говоря о том, чтобы проводить беседу. Но к счастью, смогу послать кого-то вместо себя. Этот человек прекрасно заменит меня. И вот вы-то подходите для этого больше всего – Вы с ума сошли! – ужаснулся я. – Меня могут посадить за совращение несовершеннолетней!

– Уилер, я вас не узнаю! – воодушевился он. – Вы порядочный пройдоха. С вашим знанием женщин… – Он воздел руки.

– Женщин – согласен, но не сопливок! – возмутился я.

– Вам придется потрепаться не больше получаса.

И потом, я уверен, великий Мефисто приведет вас в восторг.

– Вы слишком любезны, шериф. Только опасаюсь, что после беседы мне понадобится хороший, дорогой адвокат.

– Итак, решено, сегодня вечером вы представитесь мисс Баннистер, передадите ей мои извинения и скажете, что я просил вас провести беседу вместо меня. Ровно в семь тридцать… – Лейверс с насмешкой посмотрел на меня и ухмыльнулся. – Что это с вами, Уилер? Почему это вы так побледнели?

– Я уже вижу их, – с отчаянием проговорил я, – пятьсот прелестных малюток с рогатками, спрятанными в карманчиках передников.

Лейверс покачал головой:

– Ничего-то вы не понимаете, Уилер. Институт Баннистер – не для широкой публики. Там всего не более пятидесяти учениц. И разве я вам не сказал, что это колледж для шлифовки поведения будущих наследниц и профессорских жен? В колледже десять профессоров: шесть женщин и четверо мужчин. Самой младшей из учениц восемнадцать лет, а старшей – двадцать один.

1
{"b":"4475","o":1}