ЛитМир - Электронная Библиотека

Трудно было сказать, видел ли что-нибудь дворецкий, потому что выражение его лица ни капельки не изменилось.

– Милорд, не прикажете ли сервировать ленч для вас и молодой леди здесь, в вашей библиотеке?

Неожиданно зашуршала бумага, и из-за стола вышла Пруденс, державшая в руках перо и лист бумаги.

– Спасибо, Ривс, но я должна вернуться домой. Я вспомнила об одном неотложном деле. Я составлю план, и завтра утром мы с герцогом приступим к занятиям.

– Очень хорошо, мадам.

Пруденс помахала в воздухе листком бумаги. Тристана позабавило, что она еще тяжело дышала и говорила слишком быстро и неразборчиво.

– Я тут составила перечень способностей герцога и поняла, что нам еще много предстоит сделать.

Ривс удивленно приподнял брови.

– Способностей, мадам?

Тристан сложил на груди руки и усмехнулся:

– Способностей, Ривс. Миссис Тистлуэйт подумала, что я, возможно, уже кое-что знаю из того, чем можно воспользоваться для встречи с попечителями, однако, порасспросив меня, она изменила мнение.

– Вздор, – заявила Пруденс. – Хотя вам действительно нужно поработать над манерами вообще. Пожалуй, мы начнем завтра с чего-нибудь совсем простого. Например, с завтрака.

Тристан медленно наклонился к ней, и, в конце концов, его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее лица.

– Миссис Тистлуэйт, я не ребенок, которому нужно напоминать вытирать свой рот.

Ее губы снова слегка раскрылись. Только на этот раз высунулся язычок и облизнул нижнюю губку.

По его телу прокатилась горячая волна. Эта женщина заставляет его чувствовать себя так; как тогда, когда он впервые ступил на борт корабля, – возбужденным, неуверенным в себе и... нетерпеливым.

Не подозревая о своем воздействии на Тристана, она взглянула на Ривса:

– Завтра я проверю его знания. Мы разыграем несколько типичных для общества ситуаций.

Ривс кивнул:

– Неплохая мысль, мадам!

– Мне это не нравится, – заявил Тристан, чувствуя, что ситуация выходит из-под контроля. – Все это глупости. И пусть пропадут пропадом эти проклятые попечители – все до единого!

– Мадам, – сказал Ривс своим тихим голосом, – может быть, нам следует добавить к списку пункт относительно бранных слов и выражений?

– Он уже включен, – сказала она, взмахнув перечнем.

Тристан бросил на них сердитый взгляд.

– В этом мне не требуется никакой подготовки, Я хорошо знаю бранные слова и выражения.

Она презрительно фыркнула:

– Вы их знаете слишком хорошо.

Ривс кивнул.

– Может быть, нам следует найти какие-нибудь альтернативные выражения для вашего пользования, милорд?

– Например? – спросил он.

– Ну, скажем, «Ей-богу!» или «Клянусь Зевсом!» – предложила Пруденс.

– Это не для меня.

– Может быть, что-нибудь более колоритное? – сказал Ривс. – Вроде «Клянусь зеленым галстуком!»?

Пруденс, не сдержавшись, громко хихикнула.

– В жизни не слышал ничего глупее! – решительно заявил Тристан.

Взглянув на него, она усмехнулась:

– Или деньги, или ваши бранные слова – выбирайте сами.

– Не желаю я отказываться от всех своих пороков по прихоти кучки старых пустомель.

– Разумеется, милорд, – вкрадчивым тоном сказал Ривс. – Если мы потребуем, чтобы вы отказались от всех своих пороков, то от вас ничего не останется.

Пруденс попыталась удержаться от смеха, но ей это не удалось.

– Посмотрели бы вы на выражение своего лица!

Тристан лишь сердито нахмурил брови.

– Лорд Рочестер, – сказал Ривс, – позвольте заметить, что любое изменение носит лишь временный характер. После того как вы получите деньги, вы сможете снова вести себя так, как вам будет угодно.

– Только подумайте, – успокоила его Пруденс, – получив деньги, вы снова сможете стать тем же неотесанным грубияном, как прежде. А окружающие просто будут считать вас оригиналом.

Ривс кивнул.

– Мадам, пока вы работаете над тем, что перечислено в списке, я позабочусь о его одежде.

Тристан опустил взгляд на свою сорочку:

– Что вас не устраивает в моей одежде?

– С ней все в порядке, – сказала Пруденс, продолжая писать, – но только если вы будете носить ее в своем кабинете, когда там никого, кроме вас, нет. – Она закончила писать, перечитала написанное и взглянула на Ривса: – Как насчет правил поведения за столом?

– Как ни странно, но манеры поведения за столом у него отличные.

– Как ни странно? – сердито проворчал Тристан. – Мне не нравится, когда обо мне говорят так, словно я ребенок.

Пруденс сложила перечень пополам, положила на место перо и направилась к двери.

– Милорд, мы с Ривсом говорили о вас не как о ребенке, а как о проекте. – Остановившись возле Ривса, она бросила на Тристана многозначительный взгляд. – На данный момент, милорд, вы являетесь не чем иным, как проектом.

Тристану это слово не понравилось. Однако в присутствии Ривса он едва ли мог протестовать. Вместо этого Тристан отвесил леди насмешливый поклон и заявил в самой высокопарной манере:

– Возможно, у меня имеется собственный проект, мадам. До завтра.

Она медленно смерила его взглядом с головы до ног и повернулась к Ривсу:

– Вам придется также поработать над его поклоном. Он оставляет желать лучшего, как и его вокабуляр.

– Минуточку, – начал было Тристан.

Но она, вскинув голову, уже скрылась за дверью. Ривс поклонился Тристану:

– С вашего позволения я провожу леди до двери.

– Великолепная мысль. Проследите, чтобы она не оторвала дверную ручку.

– Я постараюсь предотвратить это, – сказал Ривс и, поклонившись еще раз, вышел из комнаты, оставив Тристана с полупустым котелком ромового пунша, странно опустевшим диваном и тревожным ощущением, что все в его жизни больше не будет таким, как прежде.

Коттедж погрузился в полную тьму, всерьез зарядивший ливень барабанил по стеклам окон и крыше. Одинокий всадник на крупном мерине обогнул последний поворот опасной дороги, вьющейся по склону утеса, и резко остановил коня у ворот. Вода с его шляпы и плаща каскадом падала на спину коня и стекала по бокам на землю.

Всадник, который уже давно насквозь промок, спешился и привязал коня к воротам. Нахлобучив поглубже шляпу, чтобы дождь не мешал видеть дорогу, он направился к входной двери.

Несмотря на неурочный ночной час, дверь, едва он успел постучать, открыл величественный джентльмен в черном костюме.

Прибывший стряхнул воду с плаща, снял мокрую шляпу и шагнул в дом.

– Меня зовут...

– Прошу вас, говорите потише, – приказал джентльмен, неодобрительно взглянув на гостя голубыми глазами. – В доме все спят.

– Да, конечно. Извините, господин. – Томми Беккет был не дурак. Он согласился выполнить это поручение за хорошую золотую монету. Сначала он думал, что пославший его мужчина – человек с деньгами. Но теперь, когда Томми собственными глазами увидел адресата, которому предназначалось послание, он засомневался. Стоявший перед ним человек выглядел так, как выглядят очень богатые люди. – Я приехал из Уитлоу. Привез записку от мистера Данстеда мистеру Ривсу. Это, случайно, не вы будете?

– Это буду я. Сказал ли мистер Данстед, когда он возвращается?

Томми покачал головой:

– Нет, не сказал. Он сказал только: «Томми Беккет, у меня есть для тебя поручение. Очень, очень важное поручение».

– Не замечал за Данстедом склонности к мелодраме. Удивительно, как меняют человека путешествия.

Что-то в его тоне не понравилось Томми, но он не был уверен, что именно.

– Он сказал мне: «Вот, Томми, отвези это тайное послание мистеру Ривсу. Это опасная поездка, но ты не беспокойся. Он тебя отблагодарит!»

– Разве он не сказал, чтобы ты вернулся к нему за монетой?

Томми поморгал.

– Ну-у, он действительно что-то сказал об оплате, когда я вернусь с письмом от вас. Но я подумал, что, поскольку дет дождь, вы, возможно, пожелаете и сами дать мне немного денег.

30
{"b":"45","o":1}