1
2
3
...
35
36
37
...
63

При свете фонаря, висевшего над дверью, Лаки успел разглядеть очертания пистолета, надежно засунутого за пояс джентльмена.

Вытаращив глаза, он наблюдал, как мужчина, поправив плащ, вошел в гостиницу. Лаки едва подавил желание крикнуть, чтобы предупредить. Он понимал, что лучше сидеть тихо и ждать, не потребуешься ли для чего-нибудь.

К тому же, если возникнет необходимость, Джентльмен Джек сможет справиться с этим приезжим. Не было человека более крупного, более ловкого и смелого, чем он. И никто лучше Джека не умел обращаться со шпагой. Успокоив себя таким образом, Лаки повел лошадь приезжего в конюшню.

А Ривс тем временем перешагнул порог бара. Если он надеялся зайти незаметно, то у него это не получилось. Громкоголосые завсегдатаи прекратили разговоры, уставившись на него отнюдь недружелюбными взглядами.

Ривс сунул руку под плащ. Прикосновение к холодному металлу придало ему уверенности в себе. Он не любил применять физическое насилие, но и застать себя врасплох не позволял.

– Прошу прощения, – спокойно сказал он. – Меня зовут Ривс. Я ищу одного джентльмена.

Одна из служанок фыркнула.

– Значит, вы не туда попали, дорогой, потому что здесь джентльменов нет.

Ее слова были встречены дружным хохотом и одним-двумя шутливыми протестующими восклицаниями. Пережидая шум, Ривс попробовал определить свое местоположение.

Гостиница вопреки своему названию была совсем не новой, а представляла собой довольно древнее здание, построенное несколько веков назад. Потолки здесь были низкие, с сильно закопченными массивными деревянными балками. Крупные гладкие камни, принесенные с берега, окружали огромный камин, в котором, весело потрескивая, горели дрова. Сильнее всего был выношен пол: несметное количество ног протоптало дорожку вдоль бара, куда жаждущие подходили за напитками. По одну сторону от бара виднелась узкая лестница, которая вела наверх.

Судя по всему, завсегдатаями гостиницы были фермеры и сельскохозяйственные рабочие, среди которых замешались несколько весьма подозрительных субъектов. Подождав, пока стихнет хохот, Ривс несколько изменил свою просьбу:

– Я ищу одного конкретного человека, которого зовут Кристиан Ллевант.

В ответ на него посмотрели с недоумением и пожали плечами. Двоим людям, стоявшим у двери – низенькому щуплому типу со странно круглым лицом и маленькими узкими глазками и огромному рыжеволосому детине свирепого вида, – его присутствие, видимо, показалось особенно неприятным.

Ривс откашлялся.

– Если здесь нет Кристиана Ллеванта, то, может быть, есть Джентльмен Джек?

Ответом ему было молчание – холодное и напряженное.

Мужик с толстой шеей и каштановыми волосами, бросив на Ривса сосредоточенный взгляд, спросил:

– А ты не констебль, случайно?

– Нет, я не желаю ему зла.

Мужик фыркнул, но глаза у него не улыбались.

– Все так говорят.

Его компаньон, черноволосый мужчина с черной повязкой на одном глазу, сказал, усмехнувшись:

– Я бы на вашем месте поосторожнее наводил справки. Есть люди, которых может оскорбить ваше предположение, будто они имеют что-то общее с известным разбойником.

– В том, что я сказал, не было ничего неуважительного. Я всего лишь должен передать этому человеку кое-какие новости о его отце.

Это снова вызвало шум голосов. Рыжеволосый гигант вскочил на ноги, и сразу же вновь воцарилась тишина.

– Думаю, вам лучше убраться отсюда подобру-поздорову. Нам не надо здесь никаких незнакомцев.

– Но я должен найти Кристиана Ллеванта. Если вы случайно увидите его, – передайте ему, пожалуйста, что у меня есть новости о его отце.

– Нет! – сказал гигант, упрямо вздернув подбородок. – Не стану я ничего для тебя делать, сукин...

– Вилли! – раздался низкий мужской голос с верхней площадки лестницы. – Помолчи!

Ривс повернулся в тот момент, когда джентльмен спускался вниз по лестнице. Высокий, как и его брат, Кристиан не поражал габаритами, но фигура его была более поджарой и элегантной. Одежда отличалась превосходным качеством. Плащ был из тончайшей шерсти, бриджи сидели идеально, свежая сорочка изготовлена из наилучшего испанского льняного полотна, а камзол был, несомненно, творением французского портного. Но каждый предмет одежды, даже галстук, был неизменно черного цвета, как и его волосы. Единственным цветовым пятном был рубин, украшавший булавку, вколотую в галстук.

Он выглядел так, как и подобает выглядеть тому, кем он был, то есть вору, хотя и элегантному. Двигаясь с плавной грацией, Кристиан пересек комнату, направляясь к Ривсу.

Рыжеволосый гигант снова оглядел Ривса с головы до ног.

– Мне кажется, он похож на полицейского.

– Слышите, что говорит мой друг Вилли? – улыбнулся Кристиан, в глазах которого блеснуло любопытство. – Может быть, он прав?

– Я не имею никакого отношения к полиции.

Вилли снова окинул его оценивающим взглядом и презрительно фыркнул.

– Да, пожалуй, у него для этого кишка тонка...

– Вилли хочет сказать, – начал было «переводить» Кристиан, садясь за пустой столик возле камина, – что, по его мнению, у вас...

– Я догадался, что имел в виду мистер Вильям, милорд.

– Милорд? – Кристиан усмехнулся, блеснув белыми зубами. – Вы глубоко ошибаетесь, дружище, кем бы вы ни были.

– Я ничуть не ошибаюсь, – тихо сказал Ривс. – Я привез кое-какие новости. Боюсь, новости довольно печальные.

Кристиан замер. Гигант открыл было рот, но Кристиан жестом остановил его.

– Джек? О чем идет речь? – все-таки поинтересовался гигант.

– О моем отце, – повернувшись к своему компаньону, сказал Кристиан.

– Этот человек – твой отец?

– Нет. Мой отец был герцогом. А теперь он, как видно, умер. – Побледнев, он повернулся к Ривсу за подтверждением.

Ривс кивнул:

– Боюсь, что это так, милорд.

Кристиан тряхнул головой.

– Как странно, – сказал он. – Мне почему-то казалось, что он будет жить вечно. Почему, интересно, мне так казалось? – Он некоторое время молчал, уставясь в огонь, как будто искал там какого-то ответа. Потом, словно опомнившись, он сказал Ривсу: – Извините, я забылся. Не присядете ли? – Он подмигнул служанке, и та, хихикнув, притащила им две кружки эля. Кристиан бросил ей монету, рассеянно наблюдая, как девица схватила ее и сунула за вырез лифа.

– А вы здесь, как видно, хорошо известны, – вежливо заметил Ривс, усаживаясь за стол напротив Кристиана.

Развернув к себе пустой стул, Кристиан положил на сиденье обутые в сапоги ноги.

– Дружить с местным населением – правильная политика.

Вилли, бросив предостерегающий взгляд на Ривса, сказал:

– Мы с Сэмом будем здесь, возле двери.

Кристиан кивнул с рассеянным видом. Дождавшись, когда его слуга отойдет за пределы слышимости, он спросил:

– Кто вы такой?

– Дворецкий вашего батюшки.

– Как вы меня отыскали?

– Это было не трудно. Я предположил, что вы после вынужденного побега станете пробираться в Лондон, чтобы быть поближе к матери.

– Она умерла до того, как я туда добрался. Я знал, что она больна, но не подозревал, что болезнь была так серьезна.

– Это, должно быть, стало для вас потрясением?

Кристиан отхлебнул из кружки.

– Сильнейшим.

– Понимаю, милорд. Когда мы впервые начали поиск, то навели справки в каждом приюте, на каждой верфи и на каждом постоялом дворе вдоль побережья. Потом мне пришло в голову, что мы, возможно, ведем поиск на слишком низком уровне.

Кристиан криво усмехнулся:

– Ведь я как-никак был сыном герцога, причем не простого герцога, а герцога Рочестера.

– Именно так, милорд. Вы рассуждаете совсем как ваш батюшка. Как только я это понял, то вскоре и на след наткнулся. Сначала на один. Потом на другой. – Ривс посмотрел Кристиану в глаза. – Вы использовали вариации имени и титулов вашего отца: в Бейнбридже вы называли себя виконтом Уэстервиллом, в Бате были лордом Рочестером Стюартом.

– Общепринятая практика. Когда живешь под чужим именем, надо помнить это имя при любых обстоятельствах.

36
{"b":"45","o":1}