ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сфинкс. Тайна девяти
Эрхегорд. Сумеречный город
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Наследник для императора
Хронолиты
Тенеграф

– Спасибо, Стивенс. Где герцог?

– В своей комнате. Ривс помогает ему одеваться. Капитан – то есть герцог – и сам выглядит словно адмиральский катер. – Стивенс повел ее по коридору. – Капитан – то есть герцог – немного расстроен в связи с этой вечеринкой, и я подумал, что вы, может быть, тоже немного расстроены, поэтому я поставил на сервировочный столик графинчик хереса на тот случай, если вам захочется немного взбодриться.

– Спасибо, Стивенс. Немного хереса сейчас совсем не помешает.

Стивенс гордо выпятил грудь и, открыв дверь в библиотеку, отступил в сторону.

Пруденс заметила, как сильно изменились в лучшую сторону манеры Стивенса по сравнению с тем днем, когда она вновь пришла поговорить с капитаном относительно овец. Забавно, что овцы перестали перепрыгивать через забор, как только она начала занятия с герцогом. Это, конечно, странно, но...

– Вот он, херес! Я и сам его попробовал, но для меня он слишком сладок. – Стивенс наполнил для нее стаканчик. – Капитан – то есть герцог – спустился вниз, как только мистер Ривс убедил его надеть алый жилет.

Пруденс приняла стакан из рук новоиспеченного дворецкого.

– Алый?

– Мне этот цвет кажется алым и капитану – то есть герцогу – тоже, хотя Ривс упорно называет его каким-то рыжевато-красным или вроде того. Все равно название отвратительное, хотя в этом случае оно кажется вполне уместным.

Пруденс даже поперхнулась хересом.

– Может быть, цвет называется красновато-коричневым?

– Вот-вот! Оно самое! Но, по-моему, как его ни называй, алый останется алым, а это неподходящий цвет для одежды мужчины, особенно такого, как капитан. Это все равно, что кастрировать чистокровного жеребца. – Стивенс расправил плечи. – Надо пойти посмотреть, не нужна ли моя помощь Ривсу. Могу ли я что-нибудь еще сделать для вас, прежде чем уйти?

Пруденс покачала головой и улыбнулась:

– Ты стал настоящим дворецким. Даже говоришь, как Ривс.

Стивенс засиял от удовольствия:

– Вы так думаете? Он учит меня все делать правильно, хотя иногда бывает трудно смириться с тем, что ты ничего не умеешь делать как следует.

– Я согласна с тобой, – пробормотала Пруденс, взглянув на каминные часы. – Надеюсь, герцог не слишком задержится. Как бы нам не опоздать.

Стивенс поднял руку.

– Не бойтесь! Я его потороплю. Подождите и увидите капитана в новой одежде; при виде его все люди задрожат от возбуждения. – По-видимому, эта мысль очень понравилась Стивенсу, потому что он добавил: – Возможно, на вечеринке у сквайра капитан найдет женщину, на которой женится.

Пруденс почувствовала раздражение.

– Мы едем на обед не для того, чтобы искать жену для его светлости.

– Почему бы и нет? У него теперь есть титул, не так ли? И деньги будут, если ему удастся обвести вокруг пальца этих попечителей. Почему бы ему не жениться? Ведь нужно, чтобы кто-нибудь помог ему тратить эти деньги.

Пруденс знала тысячу доводов против этого, но не могла облечь их в словесную форму. К счастью, Стивенс вдруг вспомнил, что он, когда прибыла Пруденс, шел за булавкой для Ривса. Торопливо поклонившись, он выскочил из комнаты, оставив ее наедине со своими мыслями.

Пруденс сделала еще глоток хереса. Стивенс прав. Возможно, Тристану пора подумать о том, чтобы найти хорошую женщину и жениться на ней. Как только она закончит шлифовать шероховатости его поведения... Она замерла, представив себе, как герцог улыбается другой женщине. Как герцог обнимает другую женщину. Как герцог целует другую женщину так же, как целовал ее...

– О нет! – сердито воскликнула она и, резко повернувшись, посмотрела на дверь.

Сердце у нее колотилось так сильно, что удары отдавались в висках. Которая из местных женщин пожелала бы привлечь к себе внимание герцога? Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить: все до одной!

Прежде всего, он герцог, напомнила она себе. А скоро, возможно, станет богатым герцогом. Богатый герцог с потрясающе красивыми зелеными глазами и очаровательной кривой ухмылкой, от которой замирает сердце. Вопрос заключается не в том, кого заинтересует герцог, а скорее в том, кого он не заинтересует.

Пруденс принялась мысленно перебирать всех женщин, которые будут присутствовать на обеде. Во-первых, конечно, миссис Рид. Молодая вдова усердно обхаживает его преподобие отца Олджторпа, хотя тот решительно отказывается поощрять ее усилия.

Пруденс была уверена, что мерзкая вдова с готовностью перестроится и возьмет на мушку Тристана. Пруденс презрительно фыркнула. Жаль, что эта влиятельная особа, видимо, даже не подозревает, что нос у нее в несколько раз больше, чем ему следовало бы быть.

Дальше следует мисс Симпсон, чей папаша является местным магистратом. Ее считают красивой девушкой, но, по мнению Пруденс, у нее непростительно властный характер. Едва ли Тристана заинтересует такая девушка, пусть даже ее отец является самым богатым человеком во всей округе.

Пруденс вспоминались имена других подходящих женщин.

Нахмурив лоб, она налила себе еще один стаканчик хереса.

* * *

Ривс отступил на шаг и окинул взглядом с головы до ног творение своих рук.

– Милорд, вы выглядите, как подобает джентльмену. Тристан, стиснув зубы, вытерпел осмотр. Он чувствовал себя как корабль, у которого вышел из строя руль и который плывет по воле волн, брошенный на произвол судьбы. Ривс одобрительно кивнул:

– Вы выглядите хорошо, милорд. Очень хорошо.

– Я не надену этот жилет.

– Вы уже надели его, – мягко напомнил Ривс. – И он не алый, а красновато-коричневый.

– Было бы уместно назвать его «отвратительным». – Тристан повернулся, чтобы взять брелок для часов, и неожиданно увидел свое отражение в зеркале: высокий, широкоплечий, волосы аккуратно стянуты на затылке, черный фрак сидит на нем как влитой. Цветовыми пятнами служат красновато-коричневый жилет и рубин, сверкающий на булавке его галстука.

Ривс подошел и встал за его спиной.

– Вы выглядите совсем как он.

Руки Тристана сжались в кулаки.

– Я не горжусь этим сходством.

– А возможно, следовало бы гордиться. Как жаль, что мы не радуемся тому хорошему, которое иногда получается из плохого.

Тристан встретился с Ривсом взглядом в зеркале.

– Тем более жаль, когда ничего хорошего не получается.

Ривс скривил губы.

– Боюсь, я должен не согласиться с вами, милорд. Старый герцог оставил вам титул и деньги, хотя у него имелись другие варианты. Он мог узаконить одного из своих других родственников и назвать другого наследника.

– Вы правы. Я должен быть благодарен. И я благодарен. Только не ему. – Тристан снова посмотрел в зеркало, заглянув в глубину своих зеленых глаз. – От Кристиана по-прежнему нет никаких вестей?

– Нет, милорд. Мы лишь можем надеяться, что он приведет в порядок дела, чтобы получить возможность занять свое положение без... – Ривс закусил губу.

Тристан повернулся к дворецкому:

– Без чего?

– Бывают моменты, когда человеку следует оставить свое прошлое в прошлом.

– Что, черт возьми, это значит?

– Пусть мистер Кристиан сам вам об этом расскажет.

Тристан разочарованно взглянул на дворецкого:

– Временами вы бываете чертовски скрытным.

– Мне говорили об этом.

– Это не комплимент.

– Я это знаю, милорд. – Дворецкий вздохнул. – Интересно, сколько лет было мистеру Кристиану, когда вы в последний раз виделись с ним?

– Нам было по десять лет.

– Значит, с тех пор прошло более двадцати лет. Возможно, он сильно изменился.

– Я узнал бы его где угодно.

– При правильном освещении и в надлежащих условиях вы, я думаю, действительно смогли бы узнать.

– Что, черт возьми, все это означает?

– Ничего. Только было бы, наверное, неплохо понять, что того брата, которого вы знали, больше не существует.

Мысль эта, по меньшей мере, вызывала тревогу. Тристан взял трость.

– Что бы там ни было, а я хочу, чтобы он вернулся в мою жизнь.

45
{"b":"45","o":1}