ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, милорд. Зачем бы умирать хорошо одетому человеку?

Рочестер, прищурив глаза, с подозрением взглянул на него:

– Ты насмехаешься надо мной?

– Как можно, милорд! Просто меня удивляет, что вы полагали, будто никогда не умрете. Мы все умрем, милорд. Иначе это было бы противоестественно.

Герцог понурил голову.

– Я знаю, знаю. Просто... я еще многое не успел сделать! Я собирался устроить бал по случаю дня рождения Летти, на нем обещал присутствовать принц, так что бал стал бы сенсацией сезона... Но для всего этого уже нет времени. – Герцог протянул Ривсу список: – Держи. Это мои дети. Я собирался сам разыскать их, но... не получится.

– Одним из парадоксов жизни является то, что мы никогда не успеваем закончить свои земные дела. Сколько бы ни было нам отпущено времени, мы тратим его на дела, а когда все время вышло, дела все еще остаются. – Ривс развернул лист бумаги. – Я считаю, что такого понятия, как «достаточно времени», не существует, милорд. Для любого человека.

– Ты прав.

– Хотя... – Ривс взглянул на список, – возможно, некоторым делам следовало бы предоставлять первоочередность. Вы имели внебрачных детей, однако за все время моей службы у вас в доме никогда о них не упоминали.

Рочестер смутился.

– Говорят, у герцога Ричмонда более дюжины незаконнорожденных детей. А у меня не так уж много – всего девять.

– Гм-м... Не тот ли это герцог, которого вы называете «принцем махинаций»?

Рочестер мрачно взглянул на дворецкого:

– Ну и память у тебя, черт бы тебя побрал!

– Минуту назад вы превозносили мою память, когда пили бурбон.

Герцог с трудом подавил улыбку.

– Ради Бога, не пытайся отвлечь мое внимание. Я приказал своему поверенному, мистеру Данстеду, узнать местонахождение этих детей. Каждому из них я оставляю кое-что в своем завещании – при условии, конечно, что они оказались достойными имени Рочестеров. – Герцог вздохнул и поморщился от боли. – Вот тут-то мне и потребуются твои услуги. Данстед отыщет их, а ты сделаешь из них цивилизованных людей.

– Цивилизованных? Но, милорд, я не...

– Ривс, это очень важно. – Рочестер беспокойно заерзал в постели. – Моих детей следует обуздать. Видишь ли, Тристан Пол Ллевант, следующий герцог Рочестер, некогда был пиратом.

Ривс удивленно вытаращил глаза, и герцог смог поздравить себя с тем, что впервые за двадцать лет службы Ривса ему удалось ошеломить дворецкого.

– Пиратом?

– Ну-у, он теперь больше не пират и называет себя капитаном дальнего плавания.

Ривс приподнял брови.

– Ллевант? Я действительно знаю это имя. Вся Англия его знает. Капитан Тристан Ллевант всего год назад был вместе с Нельсоном на борту «Виктории», во время Трафальгарского сражения. Я видел его имя в «Морнинг пост» и...

– Не напоминай мне, что он стал общественной фигурой. Это крайне невоспитанно с его стороны.

– Но, милорд, он герой! Правда, писали, что он некогда был капитаном каперского судна...

– Пиратом. И не пытайся подсластить горькую истину.

– Ладно, пусть будет пират, милорд. Но Нельсон добился для него помилования, и он смог участвовать вместе с адмиралом в битве при Трафальгаре. Это многое говорит о его характере.

– Этот дурень называет себя капитаном дальнего плавания, что немногим лучше, чем обычный пират. Я не удивился бы, если бы оказалось, что следующий герцог копается зубочисткой в зубах за столом и редко моется.

– Многих ли капитанов дальнего плавания вы знаете, милорд?

– Я встречал, например, этого самого Нельсона. Он присутствовал на одном светском рауте. Насколько я понимаю, это грубый мужчина невысокого роста. Ни манер, ни изящества.

– Надеюсь, вашему капитану дальнего плавания повезло больше. Представители семейства Рочестеров отличаются изяществом.

– Это так, но если то, что выяснил Данстед, правда, то следующий герцог имеет увечье. Ну почему ему так не везет? Мало того, что он капитан дальнего плавания, так еще это увечье! Остается лишь надеяться, что он не изуродован страшными шрамами. Это было бы уже слишком.

– Об этом я тоже читал, – сказал Ривс, еще не оправившийся от потрясения. – Не знаю, насколько серьезно увечье, но оно заставило его уйти в отставку.

– Гм-м... Ну что ж, мне остается лишь надеяться, что он возьмется за ум и согласится выполнить мои условия получения наследства.

– Прошу прощения, милорд, но вы говорите об этом так, словно совсем недавно лично разговаривали с ним.

Герцог смущенно пощипывал пальцами покрывало.

– Милорд?

– Да, да! Я тебя слышу! Я написал этому парню. А что мне оставалось делать, когда я понял, что не оправлюсь после своей болезни?

– Можно поинтересоваться, что он ответил?

– Нет.

– Понятно. Тогда скажите, что именно вы ему написали?

– Я сказал ему, что, надеюсь, ему известно, что от него потребуется, когда титул будет принадлежать ему... Он ответил мне чрезвычайно грубо.

Ривс вздохнул:

– Милорд, это очень трудная задача.

– Ничего особенно трудного я в ней не вижу, – брюзгливо возразил Рочестер, который вдруг почувствовал себя очень усталым. – Просто найди Ллеванта и убеди его надеть на себя мантию герцога. Потом научи его всему, что требуется, чтобы носить ее с изяществом и достоинством хорошо воспитанного человека, как это делал я.

– Но... если он является капитаном дальнего плавания...

– Если ты не добьешься своего, из него ничего не получится. Титул и земли будут принадлежать ему, но состояние получит его брат, если, конечно, он тоже станет более цивилизованным человеком. Тогда необходимо заставить его принять на себя эти обязанности. Я не хочу, чтобы величие имени Рочестеров, которого я добился, продлилось всего одно поколение.

– Понимаю, милорд.

Герцог откинулся на подушки с явным облегчением.

– Спасибо, Ривс, я знал, что ты меня не подведешь. Когда я умру, твое жалованье увеличится вдвое. Как только ты закончишь превращение старшего сына в настоящего Рочестера, тебе придется приняться за Кристиана, младшего, и проделать с ним то же самое. Это будет не слишком трудно. Уверен, что все мои дети отличаются превосходной сообразительностью.

Ривс аккуратно сложил список.

– Мистер Данстед отыскал их всех?

– Еще нет. – Герцог зевнул. – Боюсь, что мой второй сын скрывается. Есть кое-какие основания считать, что он еще более – как бы это сказать? – «знаменит», чем его брат.

– Более знаменит? Чем герой морского сражения?

– К сожалению, это так. – Герцог сжал губы. – Данстед объяснит тебе это.

– Милорд, мне не хотелось бы спрашивать об этом, но нет ли у кого-нибудь из ваших сыновей склонности к насильственным действиям? Не сочтите это проявлением неуважения. Это всего лишь вопрос личной безопасности.

– Пусть даже мои сыновья не умеют одеваться, но они все же мои сыновья. Ни один Рочестер никогда не был замешан ни в каких дурно пахнущих делах.

– Спасибо, вы меня очень успокоили, – сухо промолвил Ривс.

Герцог снова зевнул, глаза его полузакрылись.

– Происхождение всегда скажется.

– Разумеется, милорд. – Ривс сунул список в карман и стал сдвигать тяжелые шторы балдахина. – Вам надо отдохнуть, милорд.

– Спасибо, Ривс. Я буду крепче спать, зная, что ты работаешь над ликвидацией пробелов в воспитании наследников славного имени Рочестеров. – Герцог с трудом поднял отяжелевшие веки. – Ах да, чуть не забыл. В дополнение к твоему жалованью я предоставлю тебе щедрое ассигнование, которое ты сможешь тратить по своему усмотрению. Возможно, тебе потребуется взять с собой еще несколько человек.

– Зачем, милорд?

– Не думаю, что у капитана дальнего плавания имеется приличный повар или камердинер.

– Возможно, у него есть и то и другое, – сказал Ривс, притемняя свет лампы.

Рочестер едва ли услышал его слова. Лекарство в сочетании с бурбоном оказало свое действие: он засыпал. Он сделал все, что от него зависело, чтобы направить работу в нужное русло, и был уверен, что его дворецкий Ривс позаботится обо всем остальном.

5
{"b":"45","o":1}