ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ох! – Он прикоснулся пальцем к подбородку и почувствовал, как по руке и горлу струйками стекает кровь. – Ах ты, дьяволенок!

Его противник радостно рассмеялся:

– Уж такой я есть. Давай покончим с этим раз и навсегда.

На дороге послышался топот копыт.

– Слышишь? – сказал Тристан, снова взмахивая шпагой. – Это едут мои люди. Ты покойник.

Разбойник с быстротой молнии бросился к нему.

– Если я умру, то ты умрешь тоже.

Тристан едва успел увернуться от удара и в ответ поднял свою шпагу. Схватка возобновилась. Оба сражались молча. Было слышно лишь их хриплое дыхание и звон металла.

Оба они мастерски владели шпагой, и вопрос сводился к тому, кто из них раньше утомится. Тристану показалось было, что у него есть преимущество перед более худощавым противником, но когда он сделал шаг в сторону, чтобы избежать особенно опасного выпада, его здоровая нога поскользнулась на расшатавшемся камне дорожного покрытия. Он удержал равновесие с помощью больной ноги и света белого невзвидел от боли.

Стиснув зубы, Тристан заставил себя устоять на ногах. Нет, он не может упасть. Он нужен Пруденс. Она...

Раздался выстрел. Он прозвучал так близко, что Тристан вздрогнул. Разбойник замер. Его глаза под маской удивленно округлились. Еще какое-то время он, покачиваясь, стоял на ногах, глядя на свою сорочку.

Вперед вышла Пруденс. В руке она держала дымящийся пистолет. Перед ее платья был в грязи. Она испачкалась, ползая под экипаж. Тристану с его места было видно бледное личико и жилку, бешено бьющуюся на горле.

Разбойник прикоснулся рукой к сорочке.

– Mon dieu, – произнес он с какой-то странной отрешенностью. – Мне кажется, вы меня убили.

С этими словами, уронив рапиру в грязь, он рухнул на колени. С его губ сорвался еле слышный хохоток.

– Наше последнее состязание. Мы-то думали... – Он замолчал, глаза его закрылись, и он упал на землю.

В это самое мгновение у Тристана подвернулось колено, и он упал рядом с разбойником. Пруденс в мгновение ока была рядом. Отшвырнув пистолет, она наклонилась над ним:

– О, Тристан! Ты можешь...

В этот момент подъехал всадник. Но это был не Макгрейди, не Тоггл и даже не Стивенс, который, несомненно, явился бы по первому зову. Это был Ривс. Он спешился, бросил поводья кучеру и ринулся вперед, задержавшись на мгновение, чтобы взять висевший на боку экипажа фонарь.

Однако вместо того чтобы подойти к Тристану, он подошел к разбойнику и опустился на колени. Он прижал пальцы к его горлу.

– Он еще дышит. Слава тебе, Господи!

Тристан позволил Пруденс помочь ему встать на ноги, потом обнял ее так, что полностью спрятал в своих объятиях. Боже милосердный! Ведь он мог потерять ее. Он не осмеливался даже думать о том, что могло бы произойти, если бы...

Разбойник тихо застонал. Ривс снял с себя шарф и приложил к его ране.

– Он будет жить, – сказал дворецкий с явным облегчением. – Рана не глубокая, но ее следует промыть.

– Я не намерен промывать раны человека, который пытался убить нас всех.

Ривс, с упреком взглянув на него, сказал:

– Он пытался не убить вас, а только ранить.

– Похоже, он очень старался, – вставила свое слово Пруденс.

– Что правда, то правда, – сказал Тристан с саркастической ноткой в голосе. – Мне действительно казалось, что он хочет убить меня.

– Он никогда никого не убивал, – сказал Ривс, старательно завязывая шарф на боку разбойника. – Ни разу за всю свою карьеру разбойника с большой дороги, хотя возможностей, конечно, было предостаточно.

Разбойник пошевелился и приложил к голове руку.

– Что, черт возьми, произошло?

Ривс наклонился к нему:

– Вы были ранены. Лежите спокойно, я отвезу вас в коттедж.

– В мой коттедж? – сердито переспросил Тристан. Какая муха укусила Ривса? Неужели он...

Разбойник приподнялся на локте, прижав к боку руку.

– Ривс?

Пруденс даже вздрогнула. Карие глаза ее округлились. Она вопросительно взглянула на Тристана:

– Он знает Ривса?

Тристан хмуро взглянул на разбойника:

– Откуда ты знаешь Ривса?

Ривс закончил возиться с раной, встал и взял фонарь.

– Все очень просто, милорд. Я побывал у него на прошлой неделе.

– Ты нашел разбойника? Зачем... – Тристан взглянул на разбойника. – Нет. Этого не может быть.

На губах разбойника появилась едва заметная улыбка.

Тристан наклонился, поморщившись, когда нога отозвалась болью, и медленно снял с него маску.

Ривс поднял фонарь, осветив лицо разбойника. Черные волосы упали на лоб. И эти удивительные зеленые глаза...

– Глазам своим не верю, – произнес Тристан. – Кристиан, это ты?

Глава 18

Для того чтобы должным образом накрахмалить галстук, положите его изнаночной стороной вверх на стол с мраморной столешницей... Очень важно, конечно, чтобы столешница была как следует подогрета. Без этого галстук превратится в мокрую мятую тряпку.

Ричард Роберт Ривс. Искусство быть образцовым дворецким

Ривс взял Пруденс за локоть и отвел в сторону.

– Это давно потерянный брат его светлости.

Пруденс изумленно вытаращила глаза:

– Но ведь он... разбойник?

– Да, это опасная карьера, но мы не теряем надежды, что он ее оставит.

Пруденс рассеянно кивала. Пока это все не укладывалось у нее в голове. Судя по выражению лица Тристана, у него тоже.

Пруденс незаметно стала наблюдать, как два брата с удивлением и радостью смотрят друг на друга. На какое-то мгновение она даже почувствовала себя лишней, ненужной.

Здесь не ее место. Это не ее дом, не ее семья. Ее семьей была мать, которая ждет Пруденс, чтобы узнать, как прошел званый обед.

Пруденс пока не решила, что ей сказать, но была уверена, что о случившемся в экипаже она промолчит.

Она помнила все. Страсть, которую она чувствовала, любовь, которая даже сейчас согревала ее в холодную ночь, – все это было на самом деле. Но не имело будущего. Нет, она закончит их отношения, не устраивая из этого трагедии. Легко. Не нужно ему знать о ее чувствах, тем более что он их не разделяет.

А вдруг разделяет? При этой мысли у нее екнуло сердце. Что, если она Тристану небезразлична? В последнее время он был к ней очень внимателен, а его реакция на мужчин на званом обеде была довольно странной. Хотя сначала она приписывала ее уязвленной гордости, но ведь возможно... возможно, что это было нечто большее.

Однако разве это что-нибудь меняло? Он был тем, кем был. Пруденс попыталась представить его более угомонившимся. Сколько было горечи и тоски в его взгляде!

Какое будущее могли иметь их отношения, если самым большим желанием Тристана было снова уйти в море... подальше от нее? Она понимала, что он не может этого сделать из-за своих ран. Но это не меняло того факта, что его сердце находилось где-то в других местах. Она не согласится занимать второе место в его жизни. Жизнь с Филиппом научила ее тому, что отношения между двумя людьми складываются удачно, если они преданы друг другу и своим отношениям.

Она плотнее закуталась в плащ, наблюдая за выражением его лица в свете фонаря. На его подбородке был виден порез, а лицо раскраснелось от холода.

Он был так дорог ей в этот момент, что у нее защемило сердце.

Кристиан с трудом поднялся на ноги и чуть покачнулся. Тристан был тут как тут и сильной рукой поддержал брата, обняв его за плечи. До нее вдруг дошло, что она стреляла в брата Тристана.

Она прижала ко лбу дрожащую руку.

– Тристан, я не хотела стрелять в твоего брата! Я выстрелила, но не знала, кто он такой...

– Вздор! – заявил Кристиан, улыбнувшись ей. – Вы защищали Тристана. Я рад видеть, что он попал в такие хорошие руки.

У Пруденс раскраснелись щеки.

– Вы ошибаетесь. Ваш брат и я не...

– Мадам? – прервал ее Ривс, взяв за предплечье. – Не тревожьтесь о том, что стреляли в мистера Кристиана. Пуля всего лишь царапнула его.

54
{"b":"45","o":1}