ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стойте, трусы! – вырвалось у Эймера. Он крикнул с такой силой, что горло перехватило от боли; несмотря на это, лорд продолжал звать. – Стойте, трусы! Ублюдки! За короля!

Дюжий пеший ратник всем телом толкнул его коня в бок, и конь с испуганным храпом упал вместе со всадником. «Отец-Вседержитель, отомсти им за мой позор!» – подумал лорд Орис-Дорм.

Яромир оглянулся. Девонна стояла у столба, коса давно расплелась, волосы рассыпались по плечам. Лицо казалось серым. Вестница почти не дышала. Совсем рядом с ней, у самых ног, лежал убитый воин-вард. Еще сжимая в руке меч, Яромир бросился к жене:

– Девонна! Ты ранена? Испугалась? – допытывался он у безмолвной вестницы.

Холодные пальцы Девонны одеревенели, она вцепилась в столб, и Яромир догадался, что она боится упасть. Рой ночниц рассеялся, светящиеся мохнатые бабочки вились вокруг, путаясь в распущенных волосах вестницы. Яромир обеими руками крепко обнял Девонну, и она прислонилась к нему, переводя дыхание.

– Это ты пробудила ночниц нам на помощь? – шепотом спрашивал Яромир. – Ты спасла нас всех.

– Ты жив! Я боялась… – еле слышно ответила она. – Ночницы проснулись сами, когда ты крикнул: «Тревога». Они нас спасли… Это Обитаемый мир помог нам. Ты жив… – снова вздохнула Девонна, прижимаясь к холодной кольчуге Яромира.

– Бедная моя вестница, – глухо прошептал Яромир. – Страшно тебе у нас? Ты сама как ночница. Хочешь, провожу тебя в наш шатер?

Девонна чувствовала рядом с мужем, как к ней возвращаются силы. Она подняла голову от его груди:

– Нет. Яромир…

– Что, Девонна? Что ты мне велишь? – быстро спросил он.

Когда он говорил с нежностью, в голосе всегда звучала покорность, и взгляд выражал ожидание и просьбу, как глаза Шалого. Вестница погладила человека по заросшей щеке:

– Скажи, чтобы освободили шатры для раненых. Я помогу твоим лекарям. Пошли кого-нибудь к нам домой, чтобы привез мои травы.

Яромир зажмурился, чувствуя, как ее рука коснулась его лица.

– Сейчас, Девонна. Все сделаю как скажешь.

Дюжина ратников, скинув кольчуги и поддевки, в одних рубашках, а кто и полуголый, кололи дрова. Нужно было кипятить воду для лекарей. Остальные обходили поле боя с факелами, отыскивая раненых. Ночницы успокоились, сложили крылья. Они снова прятались, спускаясь по стеблям травы и забиваясь под корни. Окрест все больше темнело. Только трава едва заметно мерцала, усыпанная пыльцой ночниц.

Связанных пленных усадили у костров посреди ратного стана. Они угрюмо поглядывали на своих сторожей, иногда перебрасывались парой слов. Неутомимый Радош и ратники не спускали с вардов глаз.

Высокий человек с бородой, усыпанной светящейся пыльцой ночниц, вынырнул из предрассветного мрака. Несмотря на холод, он был в распахнутой на груди рубашке, мокрые пряди волос облепили упрямый лоб. Остановился у огня, носком сапога поправил выкатившийся из костра горящий сук.

– Ну… Я князь Яромир, – хмуро сказал он вдруг на языке вардов.

Варды верили, что их долг – священная война за Престол. За участие в ней Вседержитель дарует им вечную жизнь. Богоборец – чудовище и нечестивец, бродяга, нищий простолюдин, дорвавшийся до власти. Он против Вседержителя, поэтому ему все дозволено, он не остановится ни перед чем. Богоборец – хуже самого Князя Тьмы, потому что Князь, когда восстал, был почти равен Вседержителю. Богоборец – простой смертный, в его восстании против Престола больше попрания божественного миропорядка, чем если бы он был высшим существом. Пленники все это не раз слышали от военных священников. Они молчали, не сводя с князя-богоборца глаз.

Яромир плохо знал западное наречие. Он сильно сдвинул брови, проговорил сорванным в бою голосом:

– Я вас отпущу, чтобы был мир. Вы на нас напали, а мы вас отпускаем. Мы поступаем так, как будто у нас мир. Понимаете? – он неуклюже подбирал простые слова.

Пленники переглянулись, почти разом заговорили. Молодой вард, сидевший на земле со связанными руками, встал на колени, собираясь вскочить на ноги. Радош погрозил ему топором. В освещенном огнем полумраке вард и Радош казались похожими как братья.

– Что тебе? – спросил Яромир пленника.

– А ты точно богоборец? – с вызовом спросил тот.

Яромир шире распахнул на груди пропахшую потом рубашку. Напротив сердца сполох пламени выхватил древний знак «S». Пленники замерли при виде страшного знака, да и сторожа-северяне не могли отвести от этого клейма взгляды.

Лорд Эймер знал северное наречие – язык своего врага. Когда в шатер, где его держали, вошел князь-богоборец, Эймер сказал на его родном языке:

– О чем могут быть разговоры между тобой и мной?

Пленник сидел на узкой скамье, его не связали. Разгоряченный боем, Эймер выглядел совсем по-мальчишески: непослушные волосы растрепались, бледное лицо покраснело. Яромир опустился на скамью напротив, между ними – наскоро сколоченный низенький стол, на котором стояла плошка с горящим фитильком.

– Скажи королю Неру, лорд, чтобы больше не сражался с нами и увел от границы войска, – сразу с главного начал Яромир.

Лорд Орис-Дорм смерил его взглядом:

– Я тоже могу сделать тебе предложение, князь. Сдайся прямо сейчас. Если ты раскаешься искренне, то, возможно, тебя не казнят, а дадут дожить свои дни в заключении. У тебя нет дара полководца. Случайность помогла тебе победить. Долго ли ты продержишься?

С Эймера не сняли кирасу, она была в засохшей грязи.

– Почему ты не хочешь мира? – сумрачно спросил Яромир, окидывая взглядом своего надменного пленника.

Усмешка заставила дрогнуть уголки губ варда.

– Я не вижу возможности говорить с тобой как с государственным человеком… князь Яромир. Представь себе разбойника, который ворвался в храм и украл дорогую чашу. С чашей под полой он выбегает на улицу и видит, что его ждет стража. Тогда разбойник начинает кричать: «Уберите оружие! Почему вы не хотите мира? Позвольте мне просто уйти!» Ты изгнал богоизбранных князей из их вотчин. Ты нарушил договоры между Анварденом и северными городами. Ты объявил себя Врагом Небесного Престола. Теперь ты просишь мира? Верни чашу в храм, вор, и тогда тебе смягчат наказание!

Яромир крепко прижал к крышке стола тяжелый кулак.

– Мы не воюем против вардов. Когда у меня будут силы, я пойду походом на Престол. Так не на Анварден же! Зачем вы мешаетесь в это дело? Пусть Небесный Престол посылает на нас своих небожителей, почему люди должны воевать против людей?

– Король Неэр – потомок Ормина Небожителя, – сказал лорд Эймер. – Анварден никогда не изменит Престолу.

Яромир вздохнул. И он и пленник устали в схватке. Горящий фитилек в плошке чадил горьким дымом.

– Зачем ты обманываешь людей, богоборец? – спросил лорд Эймер. – Они, по своему невежеству, не понимают, что Создатель всемогущ и одолеть его невозможно. Ты посылаешь их в бой. Как ты думаешь, где теперь те, что были убиты сегодня? Мои воины воскресли у подножия Небесного Престола уже сейчас, пока мы тут говорим. А твои – они закованы в цепи в Тюрьме мира, на нижних ярусах, где демоны не знают жалости.

Яромир крепко сжал зубы.

– Можешь убить меня, – серые глаза Эймера Орис-Дорма встретились с глазами Яромира. – Я обрету сияние в благословенном краю. Ты бессилен, богоборец, потому что за мной – Престол. Ты способен разве что бросить меня в застенок и подвергнуть пыткам, пока здоровье позволит мне их выносить. Но и там я буду твердо верить в счастливый исход: в то, что Тебя разобьют, и я увижу тебя в цепях еще при жизни, – и в будущее свое бессмертие в Царстве Вседержителя.

Яромир низко опустил голову, подпер ее рукой. Он не был до конца уверен в себе, и ему стало тревожно. Входя в шатер, Яромир ожидал от лорда Эймера совсем другой ответ.

– Я даю свободу всем твоим людям, лорд.

– Ты слышал, – бросил Эймер. – Тебе нечего нам дать. В этом мире дает и отнимает только Вседержитель. Свобода из твоих рук – видимость свободы, смерть от твоего меча – видимость смерти. После Конца ты сам убедишься в этом.

30
{"b":"451","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Музыка лунного света
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Пожарный
Прощение без границ
Занавес упал
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Подземный город Содома
Список желаний Бумера
Тысяча жизней