ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Яромир встал, сутулясь, чтобы не задеть головой перекладины шатра. Он – «сын погибели». Яромиру представился мрак Подземья. Там демоны-тюремщики ждут на расправу его и его дружину. В тоске и страхе Яромир старался взять себя в руки. Девонну отнимут у него и отдадут Князю Тьмы. Пощадят ли ребенка, которого она ждет?

– Я просто хочу, чтобы Обитаемый мир жил дальше без всякого суда свыше, – произнес Яромир хрипло, и, чтобы поправить это впечатление, гневно воскликнул. – Мы, люди, народ не Вседержителя, а этого мира!

Губы Эймера чуть скривились:

– Жалкого же врага воздвиг против себя в последние дни Вседержитель!

Яромир молча вышел из шатра… Нужен мир, любой ценой. Чтобы как можно меньше их уходило в Подземье. Нужно добыть, купить, выпросить мир…

В охране у шатра Яромир узнал Брослава.

– Что, князь? – первым спросил Яромира парень. – Мы ведь разбили их все-таки!

– Утром отведи лорда к его людям, – сказал ему Яромир. – Мы отпускаем всех.

Брослав в недоумении поглядел на князя.

– Надо, чтобы мы перед вардами ни в чем не были виноваты. Мы заставим их заключить мир, Брослав. Поэтому пусть идут по домам.

Когда измученный король Ормин дошел до Небесных Врат, его спутники, которые погибли в дороге, уже ждали его там, утешившись от скорбей. Но хотя они и попали к Престолу раньше своего короля, только Ормин обрел бессмертие, минуя смерть. Он единственный получил и право остаться среди небожителей, а его спутники удалились в заповедный удел за холмами, где людям отныне разрешено было ожидать наступления вечного Царства Вседержителя. На древнем языке небожителей этот удел назывался Рахайя – «уединенный, замкнутый».

Старший сын Ормина, после отца возглавивший вардов, во сне увидел алтарь и дал приказ построить такой же. Из алтаря вышел вестник в сиянии. Он принес Писание и заветы, разъяснявшие волю Вседержителя. Этот самый алтарь позднее был перенесен в королевскую часовню Анвардена.

Вестник повелел народам строить храмы, чтобы небожители могли являться живущим в Обитаемом мире и передавать волю Творца. Род Ормина был призван для распространения на земле веры в будущее спасение через исполнение заветов Вседержителя.

Так возникло движение орминитов. В последние времена это был уже не союз единокровных родичей, а союз высшей знати запада. Своим оружием и имуществом орминиты клялись поддерживать короля Анвардена и миропорядок Вседержителя.

По обычаю, покровителем орминитов считался ныне правящий король Анвардена. От его имени делами ордена управлял командор, свободно избранный остальными. Теперешним командором был лорд Торвар.

Командор и король сидели у камина. Между ними на столике тускло поблескивали два драгоценных кубка со старым вином. Кубок Торвара был почти пуст, Неэр к своему не притронулся.

Торвар сказал:

– Все орминиты одобряют твое решение, мой государь. Средства на строительство храма ты получишь в избытке.

Пламя камина бросало отсветы на лица сына и отца: одни и те же черты, но жестче и резче у отца, тоньше и тверже у сына.

– В этом строительстве, отец, я вижу выход из многих трудностей, – стал объяснять Неэр. – Нищие и бродяги заполонили дороги, кругом разбои, грабежи и мор. От голода и недовольства жизнью простонародье забывает свой долг. Но на пороге Конца страну не должны разрывать внутренние потрясения: королевство должно оставаться единым, а народ – управляемым. Мы не можем возродить ремесла и торговлю: Конец может прийти в любой день, это лишает смысла всякий труд и приобретение. Зато мы можем накормить людей и дать им крышу над головой. Мы полностью покончим с бродяжничеством и нищетой, священники до последнего дня будут наставлять народ в основах веры, богослужения не дадут людям забыть о высокой цели, ради которой их собрали. Пока Богоборец сплачивает отступников и недовольных вокруг себя, мы объединим верных ради подвига во имя Вседержителя…

Неэр был весь охвачен своим невероятным замыслом. Накануне гибели мира он задумал построить колоссальный храм. Неэр представлял величественное здание, которое во славу Престола возводится самоотверженным усилием людей за миг до всеобщей гибели. Объединить народ во имя этого подвига верноподданства казалось Неэру достойным самого Ормина.

– Твой храм будет нашей овеществленной присягой Вседержителю, – произнес лорд Торвар.

– Да, отец! – горячо подтвердил Неэр, радуясь такому точному пониманию собственной мысли. – Я хотел попросить тебя, отец, чтобы ты взял на себя обязанности верховного надзирателя на строительстве. Работы будут идти под покровительством орминитов, и ты, как командор…

– Я готов, мой государь и сын, – без колебаний отозвался лорд Торвар.

Постройка храма заботила короля Неэра так сильно, что он уже теперь любил этот храм. Королю хотелось, чтобы на всем укладе работ сохранялся отпечаток его воли. В душе Неэр задумывал превратить строительство в образец некой идеальной страны. Рабочие – это простонародье. Их кормят, о них заботятся, но не позволяют совершать зла. Надсмотрщики – воины. При храме будут и священнослужители. Все они служат одной великой цели, хотя она и непонятна рабочим и надсмотрщикам; но чем выше человек стоит над ними, тем яснее ему эта цель. А совершенно ясно ее представляют только верховный надзиратель да сам король Неэр.

– Избегай телесных наказаний, – наставлял король своего вассала и отца. – Вели наказывать виновных тяжелыми работами. Это полезнее для строительства и позволит освободить послушных работников от самого тяжелого и грязного труда. Пусть послушные и старательные имеют какие-то преимущества перед остальными. Люди должны видеть, что их положение зависит от них самих. Тогда им станет ясно, что недовольны своим положением только самые худшие. Затем… Следи за надсмотрщиками. Если они поступают жестоко и несправедливо, то сопротивление им работников будет выглядеть как справедливость. А мы не должны допускать, чтобы сопротивление власти превращалось в борьбу за справедливость. Будь непримирим, надсмотрщиков вынуди служить честно. Их нужно много, столько ты за короткий срок не наймешь, поэтому назначай их сам из надежных рабочих и призови именем закона из ближайших деревень…

Соверн еще не успела затронуть война.

Философ Гренислао расположился у моря. Море пахло мокрой галькой… нет, это мокрая галька на побережье пахла морем. Пролетели года с тех пор, как студент-богослов Грено был отчислен из университета. Он возмужал, отпустил короткую кудрявую черную бородку, носил шерстяной перепоясанный плащ и жил под открытым небом.

Беды, охватившие мир на пороге Конца, теряли часть своей силы под ярким солнцем Соверна. Чудовищные шторма смыли порт Тиндарита и несколько раз затопляли город, морская торговля прекратилась, но маленькие рыбацкие лодки в тихие дни смело шныряли вдоль берегов. С пропитанием на юге было легче, чем в других краях. Имея до поры в заплечной суме лепешку, редьку и кусок козьего сыра, Грено чувствовал себя богатейшим из смертных: у него было все, что ему нужно!

До Тиндарита давно долетели слухи о двух главных событиях Обитаемого мира. Ранней осенью восстал Богоборец. А в начале зимы король Анвардена взялся за строительство огромного храма, на которое была согнана тьма-тьмущая народу.

Настала весна.

Во время лекции под Расписной Аркой один из учеников спросил Гренислао, что он думает об анварденском храме. Грено тут же ответил:

– Я считаю, король вардов поступил остроумно: чтобы спасти свой народ от голода, велел заточить его в тюрьму.

Гренислао был знаменит, почти как философы древности. Он считал себя последователем натурфилософов, которые утверждали, что вселенная пребывает в вечном движении и в основе бытия лежит «нечто движущееся». Движение – постепенное изменение, незаметное простому глазу. Это значит, что все на свете находится в постоянном превращении, иначе – вселенная творит сама себя. Таким образом, сам Вседержитель выходил лишь одним из существ, которого ждет судьба всего существующего: развитие, упадок и новое превращение.

31
{"b":"451","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зови меня Шинигами
Академия пяти стихий. Возрождение
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Держать строй
Мустанкеры
Смерть от совещаний
Девушка Online. В турне
Всё, о чем мечтала
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)