ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Богатый папа, бедный папа
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Синяя кровь
Очаровательный негодяй
Метро 2033: Площадь Мужества
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
В каждом сердце – дверь
A
A

– Давай я перепишу набело? – предложила она.

Она заново очинила перо и начала быстро писать, иногда приостанавливая руку и легко задумываясь. Яромир смотрел, как привычно и твердо Девонна держит перо своими тонкими пальцами, и чистый лист заполняют строчки, написанные ее красивым и четким почерком.

Яромир лег только под утро: ждал Девонну, пока она закончит писать, посыпал грамоту песком, чтобы высохли чернила. Он знал, что теперь его письмо написано хорошо. Девонна исправила бы, если бы он допустил ошибку или неумело связал слова.

С рождением сына его жена ложилась с краю лежанки, чтобы, не разбудив мужа, вставать среди ночи к ребенку. Когда они наконец уснули, небо на востоке уже серело. Шалый, свернувшийся на пороге, встал, потянулся, припадая на передние лапы, и снова свернулся в клубок. В старых яблонях, некоторые из которых уже не плодоносили, прошелестел ветер. Внезапно пес быстро поднял косматую морду. Он расслышал топот копыт по пыльной, влажной от росы проселочной дороге. Еще миг – и Шалый громко залаял.

Из каморки выскочил гонец Мирно в распахнутой рубашке и с обнаженным мечом в руке. Яромир сам вскочил как на пожар, Девонна кинулась к колыбели. Но от калитки уже долетел крик Радоша:

– Здравствуй, князь Яромир! Я с вестью!

Смущенный Мирко шмыгнул обратно в каморку, гадая, рассердилась ли пресветлая княгиня, что он со сна влетел в горницу полуодетый.

Сразу после радостной вести из Звониграда Яромиру пришлось выслушать, от Радоша плохую. Тот прискакал с десятком дружинников уже с заставы.

– Яромир, мы налетели на них за поворотом по дороге на Даргород. Прямо клинок к клинку! Мы бы и развернуться не успели! Знаешь, кто это такой? Он называет себя даргородским князем. Яромир, он поля жжет, вешает мужиков, которые ему не хотят служить, а остальных – знаешь, гонит впереди своих вардов в бой, вместо щита! Мы расспросили их, говорят, вардов с ним не очень много. Я думаю как? Они через границу по болотам прошли. Большому войску там крышка, и с обозами не пролезешь, а эти проскочили. Но все же их больше, чем нас. Мы бы поехали в погоню: жалко же, он хлеб на корню палит! Но их сильно больше, Яромир, а нас горстка, мы бы не справились. Я решил – к тебе за подмогой.

Радош рассказал о стычке. Дорога свела их с самозванцем лоб в лоб за поворотом возле холма. Делать было нечего, приняли бой, в котором маленькой дружине Радоша пришлось очень туго. Он спас отряд только тем, что быстро выдвинул вперед заслон, а прочим приказал отступать. Кому оставаться в заслоне, определено было заранее. В это число вошел и сам Радош. Он, хоть и был начальником своих бойцов, беречь себя ни за что не хотел.

Дружина Радоша от боя ушла, а заслон погиб почти весь. Спаслось только несколько воинов – и то благодаря тому, что, вырвавшись из схватки, кинулись в реку Мутную. Стрелять по ним стреляли, а следом в воду не полезли: холодная и глубокая река быстро сносила вниз всадников, отчаянно цепляющихся за уздечки и гривы коней.

Радош и еще двое выживших нашли своих и, подсчитав потери, решили вернуться на заставу. Дружина была разбита.

Яромир слушал, опустив голову на руку, склонившись над столом. Мирко, одевшись, потихоньку вышел в горницу и замер на лавке. Девонна сидела рядом с мужем, укачивая на руках маленького Креса.

– Как звать этого князя Даргородского? – обронил Яромир и сжал кулак свободной, лежащей на столе руки. – Я… сверну ему шею!

– Князь Кресислав, – ответил Радош.

Яромир бросил быстрый взгляд на своего новорожденного сына, и у него сжалось сердце, потемнело в глазах от суеверного страха.

Подошла к концу осень. Трава полегла, в овраге сделалось мокро. Репейник давно отцвел, потемнел и умер. Засохшие и тут же отсыревшие стебли хлестали друг друга на ветру. В это время Вирку всегда было грустно и беспокойно. Он знал, что на зиму овражники, лесовицы, дубровники и многие прочие дети мира ложатся спать в норах и дуплах, а пробуждаются какие-то другие…

Вирок мечтал и сам так же заснуть, проснуться весной и пойти на север. На севере очень холодная зима. Там Вирок не смог бы жить в овраге и ночевать у костра, кутаясь в несколько рваных одеял. Его бы засыпало снегом, и он бы замерз. «А может, я сын вьюжницы, и не могу замерзнуть?» – надеялся Вирок и тут же понимал: какое там!.. Его и поздней осенью от холода била дрожь и все время клонило в сон.

Но зато на севере живет человек, о котором маленькая женщина в овраге все время думает так: «Деревья леса кланяются тебе. Травы слышат твои шаги». Вирок знал, о чем думает эта женщина. И весь лес думал об этом. Тот человек на севере – они надеялись на него. И Вирок собирался весной пойти его искать. Надо было только пережить зиму. У Вирка был запас орехов и ягод и немного крупы и сухарей (это дал ему добрый священник), но все равно будет голодно. Как лис, он ловил полевых мышей и старался, пока можно, не трогать запасов. Лишь бы пережить зиму…

Однажды утром, сидя в мокрых зарослях на склоне оврага и жуя съедобный корешок, Вирок вдруг услышал, что над ним раздвинулись ветви. Паренек обернулся и увидел среди высоких стеблей перепуганное лицо своей маленькой соседки по оврагу. Она смотрела ему в глаза, и Вирок чувствовал, как в его душе растет тревога. Через миг женщина исчезла. Вирок понимал, что она не покажется, пока сама не захочет. Покачав головой, парень встал и огляделся. Что напугало жительницу зарослей?

Вирок стал подниматься по склону. Сверху донесся треск веток. Земнородные ходят бесшумно, это был человек. Неуклюжий, неловкий человек. Задрав голову, Вирок увидел, как по узкой тропке спускается запыхавшийся старый священник. Вирок в несколько прыжков оказался возле старика, поддержал под локоть. Священник никогда сюда не приходил! Он тяжело дышал и держался за сердце, подол его рясы был весь в репьях. Вирок хотел усадить его на узкий ствол дерева, которое росло на склоне оврага. Но старик удержался на ногах, схватившись за рукав драной рубашки Вирка.

– Нет времени. Беги скорее, как можно дальше, в дальний лес, в самую чащу. Жезлоносцы в деревне. Сам магистр Эвонд. Им сказали, что ты живешь в овраге.

Вирок растерянно огляделся.

– А они чего?..

– Беги, убьют! – крикнул священник, сорвал голос и закашлялся. – Скорее, не мешкай!

Со стороны деревни донесся далекий, пока еще еле слышный лай песьей своры. Вирок кинулся на дно оврага. Но овраг был хоть и длинным, и глубоким, не мог вывести в лес – нужно было бежать еще по открытому полю и перелескам. Вирок надеялся, что успеет. Лай собак приближался, становился все громче, а затем стал слышен и топот коней, скачущих по краю оврага. Хватаясь за стебли травы, Вирок карабкался с другой стороны по склону и услышал:

– Вот он!

Его заметили. Когда голова Вирка показалась над склоном и он вылез на открытое место, чтобы бежать к лесу, всадники уже скакали наперехват, собаки с лаем неслись впереди коней. Высокий человек в черном управлял облавой, указывал руками, громко кричал:

– Уйдет! Стреляйте, уйдет! Собак туда! Стреляйте!

Вирок быстро оглянулся и увидел, что всадники целятся в него из луков. Он бежал по лугу к ближайшей роще не помня себя, пока мог, собаки неслись следом. На бегу Вирок почувствовал острую боль, ниже колена в ногу ему вонзилась стрела. Сын овражницы споткнулся, захромал, но продолжал бежать к роще. Главный среди всадников что-то кричал сорванным голосом.

Добежав до рощи, Вирок вломился в кусты, проскочил заросшую высокой травой полянку и обхватил руками древесный ствол. Свора собак ворвалась в рощу следом за ним. Вирок застыл… Он хотел спрятаться, представляя себя частью всего, что растет и движется. Он стал одним целым с пожухшей травой, голым кустарником и облетевшими деревьями, и ему показалось, что он растворяется в них. Голоса всадников звучали для Вирка как во сне:

– Псы потеряли след!

– Эти твари умеют наводить морок…

38
{"b":"451","o":1}