ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Рассказывай… – бросил Яромир.

– Если власть Вседержителя рухнет, мы впервые выйдем за границы предопределения. Мне сдается, отдельные люди выходили за них и прежде. Иначе у нас не рождались бы противоречащие Писанию учения и стремления. Иначе бы ты не просиял, как небожитель, когда вел свои дружины через Подземье… А ты правда просиял?

– Угу, – кивнул Яромир.

– Кем ты себя считаешь, Ремиро? – неожиданно спросил Гренислао, окидывая его быстрым взглядом. – Ты все еще человек или уже небожитель? Я слыхал даже, что ты вроде земнородного, хотя это странно.

– Хм… – обронил Яромир: до сих пор он ни разу всерьез не размышлял об этом. – Когда-то я думал, я нужен лишь для того, чтобы созвать людей на защиту мира. Теперь они собрались, и я стал чем-то новым. Похоже, чем-то вроде вот этого…

Засунув руку за пазуху, Яромир поймал и вытащил на свет ящерку с гребнем вдоль спины и глазами-лазуритами.

– Через эту зверюшку здесь, с нами, и ее родич, Великий Гриборкен, который спит в Старых горах. Так и я, похоже, стал кем-то таким, через кого Обитаемый мир ведет борьбу за свою жизнь.

Они остановились, чтобы Грено мог лучше рассмотреть ящерку.

– Надо же! – произнес Грено и добавил. – Люди – потомки небожителей. А нынче все чаще кровь людей смешивается с кровью земнородных. Ты и небожитель, и человек, и земнородный… Мне кажется, ты уже таков, какими станут люди будущего. Обитаемый мир станет чуть больше вочеловечен, а человек – чуть больше сделается родственен всему вокруг.

Соперничая со Вседержителем, Князь Тьмы желал показать, что может справиться с самостоятельным творением, и тоже создал живых существ. Владыка Подземья хотел сотворить новых птиц и зверей, которых не было у Вседержителя, и верховых лошадей для своих демонов. Голова у этих лошадей была конской, но на лбу рос острый рог, из пастей торчали клыки. Передние лапы были наделены когтями, а задние – копытами. Чудище, на котором ездил сам Князь Тьмы, было крылатым.

Псы Подземья, ростом с льва, имели морды гиен и жала в пасти. У каждой твари было по шесть хвостов. Длинные хвосты заканчивались острыми шипами или змеиными головами. И верховые чудища, и звери своры были покрыты зазубренной чешуей – в бою приблизиться к ним было бы страшно, как попасть под пилу.

Князь Тьмы верил, что создал новые для мира творения. На самом деле это были страшилища, дикая смесь из уже существующих животных.

Чудища были бессмертны, но не давали потомства: в Подземье, как и у подножия Престола, не было продолжения рода. Князь Тьмы держал этих древних созданий для себя и своей демонской свиты. Каждое из них обладало свирепым нравом и неистовой силой, такой, что владыка Подземья не смел создавать их много.

…Яромир услыхал звук рога – дозорные трубили тревогу. Вдали показался небольшой отряд – словно конная охота со сворой псов. Предводитель, высокий воин в черной броне, был окружен облаком тьмы, как небожитель – сиянием. Когда отряд приблизился, стало видно, что всадники со сворой напоминают картину безумного художника или ночной кошмар. Верхом на огромных существах следом за предводителем ехали демоны. Их было десятка полтора Князь Тьмы вызвал тучу мрака, которая прятала демонов от невыносимого для них открытого неба.

Яромировы дружинники поднялись по тревоге. Кочевники взялись за луки и достали стрелы из обтянутых кожей колчанов.

Предводитель безумной «охоты» крикнул из темной дымки – его голос разнесся по всей округе:

– Я Князь Тьмы. Я приехал говорить с богоборцем.

На плече у князя сидел еще и «боевой сокол» – шестилапая тварь величиной с небольшого орла, с нетопырьими крыльями, с пастью змеи, с жалом на хвосте, как у скорпиона, а передняя пара ее лап была увенчана клешнями.

Издали глядя на этот ужасный зверинец, войско Яромира напряженно притихло.

– Ходячий склад оружия, – ошеломленно покачал головой Кресислав.

– Мне нужен ваш князь Яромир, – повторил Князь Тьмы. – Я хочу предложить ему союз против Вседержителя.

Но Яромир неистово потряс перед собой кулаком:

– Убирайся! Не смей показываться мне на глаза, Тюремщик, палач! Уж я с тобой рассчитаюсь за всех, попадись ты мне только!

«Сокол» на плече Князя забил кожистыми крыльями, «псы» завыли и «лошади» зарычали.

– Попомнишь меня, смертный! – громовым голосом ответил Князь Тьмы.

Но ему отозвались свистки и оскорбительные крики дружинников.

Князь Тьмы уехал в гневе. Он не ожидал, что смертный человек посмеет отказать ему даже в переговорах! Наоборот, Князь был уверен, что богоборец с радостью примет нового союзника и будет расценивать их договор как своего рода признание от одной из высших в мире сил. Владыка Подземья был намерен сказать Яромиру: «Если мы свергнем Престол Вседержителя, я помогу тебе установить собственный Престол. Ты сможешь дать людям благо, покой и счастье. Я буду лишь укреплять твою власть, расправляться с твоими врагами, сохраню при тебе должность Тюремщика. Взяв в руки власть, ты примешь ответственность за все человечество, благодетелем которому тебе предстоит быть. После смерти ты сможешь завещать Престол своему сыну, и я поклянусь служить всему твоему роду до тех пор, пока он не оборвется. Тогда Престол Обитаемого мира должен быть передан мне».

Князь Тьмы знал, что род смертного рано или поздно сойдет на нет. Он собирался честно исполнить договор с человеком. Но человек прогнал его с бранью.

Тогда лишенный своей вотчины владыка Подземья переменил выбор.

Король Неэр в Подземье шел дорогой Ормина Небожителя. Он миновал Тюрьму мира окольным путем, как когда-то его великий предок, и вышел к Небесным Вратам раньше Яромира. Неэр разбил стан неподалеку от Врат, дожидаясь появления врага.

Вскоре его дозорные увидели вдалеке всадников со сворой псов.

– Я Князь Тьмы, – прогремел окрест громкий голос. – Я предлагаю союз королю вардов!

Неэр, побледнев от гнева, сжав рукоять меча, приказал глашатаю:

– Передай ему: пусть проклятый Тюремщик убирается навеки во мрак, где ему место! Никогда у Ормингов не будет с ним ни союза, ни общего дела!

Глашатай вскочил верхом, проехал немного вперед и прокричал Князю Тьмы ответ короля Неэра.

Князь Тьмы, дважды униженный смертными, издал яростный рев. Это был голос подземной твари, в которую он за истекшие века превратился в своих владениях. Князь Тьмы повернул крылатое чудище и помчался прочь во главе диковинной свиты.

Освещенная солнцем равнина бывшего Подземья была пустынна. Птицы и звери из Обитаемого мира еще не заселили ее, а люди пока ничего не построили. Король Неэр хорошо помнил, как впервые увидел восход солнца в Подземье. Его войско двигалось в темноте, факелами освещая путь. Внезапно люди увидели алую полоску зари вдалеке. Может быть, зарево пожара? Козни Князя Тьмы или колдовство богоборца? А спустя короткий срок началось столпотворение. Налетел ветер, катя иссиня-черные тучи, освещенные встающим солнцем. Впереди туч скакали но небу громницы на вороных и мышастых конях. Варды решили, что это волшебное войско сына погибели настигло их в пути. Они стали стрелять в небо из луков, но стрелы не долетали до громниц. Грозовые всадницы мчались, не глядя, что делается на земле, и везли с собой тучи. Хлынул проливной дождь. Варды закрывались от него плащами, руками, точно это были струи кипящей смолы. Но громницы промчались и исчезли вдали, гроза кончилась, не причинив никому вреда, а над Подземьем настал светлый день, первый день за все века.

Варды были в смятении, не зная, что изменило мир Подземья. Громницы – земнородные всадницы – казались им вестницами князя Яромира.

– Неужели сын погибели изменяет мир? – потрясенные, спрашивали они друг друга.

Как человек, смертный мог менять божественный миропорядок?! Неэр с трудом успокоил войско, хоть оно и было набрано из самых верных людей, в большинстве благородного происхождения. «Мы не знаем причин и не можем предвидеть последствий, – повторял король. – Не торопитесь с суждениями, выполняйте свой долг!»

98
{"b":"451","o":1}