A
A
1
2
3
...
98
99
100
...
104

Благословенный край у подножия Престола окружала стена из блестящего белого камня. Врата в ней, казалось, сделаны были из жемчуга. Небо над стеной окутывала сияющая дымка от далекого света Престола.

В нетерпении Неэр послал конную разведку, чтобы заранее узнать о приходе богоборца. Король тревожился. Он отказался от союза с Князем Тьмы. Теперь Тюремщик рыщет где-то тут со своими демонами.

– Когда вернется разведка, сразу ко мне, – велел Неэр оруженосцу.

Король вардов знал, что Князю Тьмы в конце времен может быть даровано прощение Создателя. Но Неэр ожидал, что владыка Подземья раскается и преобразится, а он явился к потомку Ормина со свитой демонов, в облаке мрака, не склонив головы и не утратив ни одного из свойств древнего Врага Мира.

«Как смел Тюремщик так просить у меня союза!» – Неэр оскорбился.

Неожиданно полумрак королевского шатра наполнился мягким сиянием. Неэр вздрогнул. Перед ним возник вестник Азрайя в сверкающих латах, с мечом на поясе. Король опустился на колени:

– Что ты велишь мне делать?

– Встань, король Неэр. Я знаю, что ты чтишь Престол, мне не нужно твоего преклонения, – произнес вестник. – Я пришел передать тебе волю Вседержителя. Согласно Писанию, Князю Тьмы дана возможность покаяния и примирения с Престолом, если он выступит на стороне верных Престолу войск против богоборца.

Неэр поднял глаза на сияющее лицо небожителя. Он не встал с колен, ошеломленный полученной вестью.

– Но он не раскаялся! – прошептал король вардов, не веря своим ушам.

– Не суди, – голос небожителя зазвучал строже. – Как ты можешь судить о предвечной воле Вседержителя, если тебе неведом даже твой завтрашний день? Смирись и выслушай весть от твоего Господина. Отныне этот небожитель больше не Князь Тьмы, он прощен и обрел милость Престола. Ему возвращено прежнее имя – Ависма, «превознесенный над всеми», – и он твой союзник. Завтра он придет вновь, прими его во имя Вседержителя.

Вестник замолчал, ожидая ответа.

– Да, – беззвучно произнес Неэр.

Он был раздавлен.

– Ободрись, – терпеливо продолжал вестник. – Ты – избранник Престола. Под твоим началом пойдут в бой не только люди, но и небожители. Король Ормин и я – мы приведем под твои знамена воинство бессмертных. Такой мощи еще ни один король-человек не водил под своими знаменами. Готовь же дух к страшной битве, ведь сказано: никто не выйдет из нее невредимым.

Князь Тьмы явился в стан вардов на другой день. Свора чудовищных «псов» стерегла шатер Князя, демоны надзирали за омерзительными «лошадьми». Их становище было окутано облаком мрака.

Варды не глядели в ту сторону. Их тяготило появление этого союзника. Зато внушали надежду белые шатры небожителей, которые выросли с другой стороны стана. Люди подходили поближе, чтобы посмотреть на прекрасный небесный народ, посланный к ним на помощь, и на легендарного короля Ормина.

Бывший лорд Эймер служил теперь простым воином в дружине Орис-Дорма. Дружину возглавил его младший двоюродный брат, недавно посвященный в рыцари. Молодой лорд, глядя на облако тьмы, окутавшее стан Князя, вспылил:

– Это что, теперь наши союзники в борьбе за Престол? Твари тьмы и Тюремщик, мучитель человеческого рода? Разве он покаялся в своих злодеяниях?

Юноша направился в шатер короля Неэра, поклонился королю и алтарю в глубине шатра. Его голос дрожал от негодования:

– Государь! Позволь мне узнать, с каких пор соратниками благородных рыцарей становятся палачи? Как он посмел явиться в стан верных с этой свитой и в этом облике?

– Князь Тьмы… то есть великий небожитель Ависма больше не Враг Мира, – сдержанно сказал Неэр. – Возможно, его облик… изменится позднее.

– Друг? – презрительно бросил юноша, стискивая рукоятку меча, висевшего в ножнах.

Король Неэр спокойно стерпел и эту дерзость.

– Он прощенный грешник. Неужели духовные наставники не толковали тебе места Писания, где сказано об этом?

– Но он не изменился. Он же остался, как и был, Князем Тьмы! Неужели никто не видит?.. Или теперь небожители вместо сияния облекаются мраком? Я не буду сражаться на одной стороне с ним! – воскликнул юный лорд Орис-Дорм, бросив на короля обжигающий взгляд. – И с мерзкими демонами из Подземья, которые как не могли, так и до сих пор не могут жить под открытым небом, не прячась от него под тучей тьмы! Пусть бы меня лучше убили, чем мне будет прикрывать спину демон из Подземья с крюком и цепью. Вели заключить меня под стражу, государь, за неповиновение!

Король Неэр молчал. Он всей душой сочувствовал юному лорду. Если бы сам Неэр мог позволить себе такую выходку и сбросить с плеч весь позор этого союза!

– Это извечный мучитель людей, и он ничуть этого не стыдится, – юный лорд побледнел. – Мне страшно за Престол, если он готов принимать таких союзников. Я – не готов! Можешь меня казнить, государь…

Неэр покачал головой.

– Делай так, как подсказывает тебе совесть, лорд Орис-Дорм, – медленно сказал он. – Я не возьму тебя под стражу: мне предстоят дела важнее, чем сводить счеты с тобой. Если ты сделал выбор – уходи. И если знаешь других, сделавших этот же выбор, забирай их с собой.

Юноша застыл в недоумении, потом еще раз поклонился и выбежал из шатра.

В стане Орис-Дорма затрубил рог. Воины выстроились перед своим молодым военачальником. Среди них был Эймер.

– Я ухожу в Орис-Дорм. Гибель мира может застать меня в пути. Но в одном строю с ними, – новый лорд указал на облако мрака над шатрами демонов, – я не пойду в бой. Я не осужу никого, кто останется. Каждый пусть поступает по своей совести. Но если кто чувствует то же, что и я, может идти со мной.

В ответ ему раздался клич:

– Орис-Дорм! – Большинство воинов разделяло возмущение юного лорда.

До вечера дружина в полном молчании сворачивала стан. На месте осталось меньше половины воинов. Среди них был Эймер. Когда дружина под стягами Орис-Дорма покидала короля, Эймер встретился глазами с младшим братом и едва заметно отрицательно покачал головой…

– Предатели, трусы, – взволновано жестикулировал епископ Эвонд, глядя, как воины Орис-Дорма скрываются вдали. – Почему ты не остановил их, государь? Они губят свои души! Вседержитель отплатит им за это! Мы должны принимать тех союзников, которых посылает нам Престол. От вечности это было предрешено! И не нам судить, как они должны выглядеть, – епископ нервно указал подбородком в сторону становища Князя Тьмы.

– Пусть уходят, магистр Эвонд, – сказал Неэр. – Я правил Анварденом и честно принуждал народ к исполнению долга перед Престолом. Благодаря мне люди были покорнее высшей воле. Но теперь я сам не знаю, к чему должен принуждать других, а что позволять.

Узнав о падении подземной тюрьмы, Неэр пришел в смятение. Он убеждал своих соратников не торопиться с суждениями, но сам не мог найти душевного равновесия с тех пор, как начал меняться миропорядок. Подземье казалось незыблемым, как и небо, и мысль о том, что теперь там – обычная земля Обитаемого мира, не вмещал разум.

– Это ужасно! – высоким голосом вскричал магистр Эвонд. – Тюрьма разрушена, заключенные погибли окончательно или ожили и идут в войске Врага Престола! Они будут сражаться с нами!

Лорд Торвар задумался:

– Об этом ничего не было в Писании. Но говорилось, что спустя бесчисленные времена все заключенные Тюрьмы мира будут прощены.

Неэр бросил быстрый взгляд на отца. Тот повторял его мысли.

– Да, – сказал Неэр. – Вседержитель обещал спасти всех, когда зло покинет их души. По вине богоборца освободились и ожили некоторые – остальные ушли куда-то, будто бы за пределы мира. Там они пропадут навсегда. Вот какое новое преступление совершил сын погибели.

– Значит, Враг Престола лишил их надежды на спасение? – подвел итог Торвар. – Он и вправду достоин вечной муки!

– Но может быть, – медленно сказал Неэр, – Вседержитель не упустит ушедших и накажет их еще тяжелее, чем прежде.

99
{"b":"451","o":1}