A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
28

Равд снова повернулся к Свону:

– Ты должен честно рассказать мне все, что помнишь о них. Или они запретили тебе рассказывать?

Свон отрицательно потряс головой:

– Они велели передать Эйбелу послание, когда он проснется, и не причинять ему вреда. Вот и все.

– Почему они так пекутся о нем?

– Они не сказали.

– А ты знаешь, Эйбел?

– Нет. – Я пожалел, что Равд заметил, что я проснулся. – Они хотят, чтобы я сделал что-то, но я не знаю, что именно.

– Тогда откуда ты знаешь, что они хотят?

Я не ответил.

– Наш король родился в Эльфрисе, – сказал мне Равд, – и его сестра, принцесса Моркана, тоже. Поскольку ты не узнал отчеканенное на скильде лицо, вряд ли ты знал это.

– Я не знал, – сказал я.

– Мне кажется, мой оруженосец тебе не верит – или, по крайней мере, не верил до сих пор, хотя сейчас, возможно, изменил свое мнение.

– Люди говорят об Эльфрисе так, словно это соседняя страна вроде Остерленда, – сказал мне Свон. – Сэр Равд говорит, что на самом деле это другой мир. Коли так, я не понимаю, каким образом люди переходят оттуда сюда и наоборот.

Равд пожал плечами:

– Этого я не могу тебе сказать, поскольку сам никогда не покидал пределов нашего мира. Однако могу сказать тебе, что неразумно отрицать все, недоступное твоему пониманию. Как были одеты люди, схватившие тебя? Ты рассмотрел?

– Они вообще не были одеты. Они были голые, словно нищие дети. Но высокие, выше меня, и худые. – Свон судорожно сглотнул. – У них ужасные глаза.

– В каком смысле ужасные?

– Не знаю, как объяснить. Полные лунного света, обращенного в яркое пламя. На них было больно смотреть.

Равд минуту-другую сидел молча, задумчиво потирая ладонью подбородок.

– Еще один вопрос, Свон, а потом мы ляжем спать, все. Уже поздно, а нам завтра рано вставать. Ты сказал, что их было четверо или пятеро. Это правда?

– Примерно столько. Я не уверен.

– Эйбел, подкинь веток в костер, раз уж ты не спишь. А скольких ты видел точно, Свон?

– Четверых. Трое были мужчинами. Существами мужского пола или как там они называются. Но возможно, я видел не всех.

– Значит, четвертая была женщина. Она говорила что-нибудь?

– Нет.

– А сколько мужчин говорили с тобой?

– Трое.

Равд зевнул – вполне вероятно, притворно.

– Ложись, Свон. Постарайся заснуть, коли сможешь.

Свон расстелил на земле одеяло и лег.

– Думаю, тебе нечего бояться, Эйбел. Во всяком случае, Свон тебя не тронет.

Наверное, я кивнул; но я думал о другом мире, странным образом похожем просто на другую страну, и о желтых глазах, сверкавших в лунном свете подобно кошачьим.

Глава 6

ГЛЕННИДАМ

Мы достигли Гленнидама незадолго до полудня, и Равд созвал всех жителей деревни, мужчин, женщин и даже детей. Он начал с того, что воткнул меч в бревно, которое мы со Своном притащили для него.

– Я собрал вас здесь, чтобы вы присягнули на верность нашему сеньору, герцогу Мардеру, – сказал он. – Я не стану никого принуждать – вы вольны отказаться, коли пожелаете. Но вам следует знать, что я доложу герцогу о тех, кто не присягнул.

После этого они присягнули, все до единого, возлагая руки на увенчанную львиной головой рукоять меча и повторяя слова клятвы вслед за Равдом.

– А теперь я хотел бы побеседовать наедине с некоторыми из вас, – сказал он, после чего выбрал из толпы шестерых мужчин и шесть женщин и велел нам со Своном присматривать за остальными, пока он разговаривает с первым человеком в передней комнате самого большого дома.

Беседа продолжалась целый час, и ожидающие своей очереди люди начали проявлять нетерпение, но Свон взялся за рукоять меча, грозно прикрикнул на них, и они притихли. Наконец первый мужчина вышел из дома, обливаясь потом и пряча глаза от остальных одиннадцати, а Равд вызвал первую женщину. Она вошла в дом, дрожа от страха, и медленно поползли минуты. Блестящая синяя муха, страшно жирная, с жужжанием кружила сначала вокруг меня, потом (когда я отогнал ее) вокруг Свона и наконец вокруг невысокого чернобородого мужчины, которого все называли Таугом и который казался слишком подавленным, чтобы отмахиваться от назойливого насекомого.

В дверях появилась женщина с мокрым от слез лицом.

– Эйбел! Кто из вас Эйбел? Он зовет тебя.

Я вошел в дом, и женщина села на низкую скамеечку для доения напротив Равда.

Он сидел на короткой скамье со спинкой.

– Эйбел, это Брега, – сказал он. – Я разрешаю ей сидеть, поскольку она женщина. Мужчины стоят. Брега говорит, что один местный житель по имени Сикснит водит знакомство с разбойниками и иногда принимает их в своем доме. Ты понимаешь, почему я позвал тебя?

– Да, сэр, – ответил я. – Только вряд ли я смогу быть вам полезен.

– Если мы ничего не узнаем от тебя, возможно, ты узнаешь что-нибудь от нас. – Равд обратился к женщине: – Брега, я хочу объяснить тебе твое положение. На самом деле, должен объяснить, поскольку мне кажется, ты не понимаешь.

Брега, худая и уже немолодая женщина, шмыгнула носом и вытерла глаза уголком фартука.

– Ты боишься, что Эйбел расскажет остальным, что ты выдала Сикснита. Я прав?

Она кивнула.

– Он не расскажет, но тебе грозит гораздо более серьезная опасность. Кстати, вы двое знакомы друг с другом?

Женщина помотала головой:

– Нет, сэр.

– Ты рассказала мне про Сикснита, и, конечно же, я попытаюсь разыскать его и поговорить с ним. Люди за дверью знают, что ты разговаривала со мной, и чем дольше продлится наша беседа, тем больше будет у них оснований считать, что ты рассказала мне очень и очень многое. Ты меня понимаешь?

– Д-да.

– Тебя или твоего мужа когда-нибудь грабили разбойники?

– Они сбили меня с ног. – Слезы хлынули у нее из глаз и пару минут лились рекой.

– Ты знаешь имя разбойника, который сбил тебя с ног?

Она помотала головой.

– Но если бы знала, ты сказала бы мне, правда ведь? Тебе не имеет смысла утаивать имя разбойника, когда ты уже рассказала мне столь многое. Ты же это понимаешь, верно?

– Эгил.

– Спасибо. Ты дала клятву, Брега, самую торжественную клятву, какую только может дать женщина. Ты признала герцога Мардера своим сеньором и поклялась беспрекословно подчиняться ему во всем. Если ты нарушишь клятву, Хель обречет твою душу на страшные муки в Муспеле, Огненном Круге. Твои жертвоприношения эльфам не помогут тебе. Надо полагать, ты это знаешь.

Она кивнула.

– Я здесь, поскольку меня послал сюда герцог Мардер. Если бы не это обстоятельство, я сидел бы сейчас за своим столом в замке Редхолл или занимался там своими лошадьми. Я говорю от лица герцога Мардера, как если бы он присутствовал здесь собственной персоной. Я его рыцарь.

Она шмыгнула носом.

– Я знаю.

– Вдобавок разбойники станут мстить тебе и всем жителям вашей деревни, коли не отнять у них такую возможность. Эгил, ударивший тебя, поступит еще хуже. Сейчас тебе представился случай отомстить за нанесенную обиду – словами, которые значат больше, чем мечи для нас с герцогом Мардером. Ты знаешь, кто еще из местных жителей водит знакомство с разбойниками? Есть тут такие?

Она помотала головой.

– Значит, только Сикснит. Как зовут его жену?

– Дизира.

– В самом деле? – Равд поджал губы. – Это опасно похоже на имя королевы, иногда использующееся в магических обрядах. Ты знаешь имя королевы?

– Нет. Я не произношу его вслух.

– А она? Я не стану произносить вслух ее имя. Имя женщины, о которой идет речь. Жены Сикснита. Она когда-нибудь упоминала о королеве в твоем присутствии?

– Нет, – повторила Брега.

Равд вздохнул.

– Эйбел, ты узнаешь Сикснита, коли увидишь? Подумай хорошенько, прежде чем отвечать.

– Наверняка узнаю, сэр.

– Опиши его, пожалуйста, Брега.

Женщина растерянно таращила глаза.

– Он высокий?

– Выше меня, сэр. – Она развела руки на фут, показывая, насколько выше.

11
{"b":"452","o":1}