A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
28

Я смотрел на пса – полагаю, потому, что больше смотреть было не на кого.

– Это были бодаханы, верно? Земляные эльфы?

Казалось, он кивнул, и я широко ухмыльнулся.

– Ну а я – земляной человек. Видишь, какие у меня коричневые руки? Не такая уж значительная перемена для тебя.

Пес снова кивнул – на сей раз определенно кивнул, – и я сказал:

– Ты очень умный пес, верно?

Он снова кивнул и улыбнулся.

– Твой хозяин и вправду Вальфатер? Кажется, они так говорили.

Он в очередной раз кивнул.

– Ясно. Кто-то научил тебя кивать, когда ты слышишь вопрос. А есть какой-нибудь вопрос, в ответ на который ты не кивнешь?

Как и следовало ожидать, пес кивнул. Он также вопросительно посмотрел на освежеванного ягненка, а потом перевел взгляд обратно на меня и чуть склонил голову вбок.

– Ты прав, надо приготовить это. Я дам тебе немного мяса и отдам все кости, лады?

Разумеется, он кивнул.

Через несколько минут целая ягнячья нога, насаженная на заостренную ветку, жарилась над огнем. Только почуяв запах жарящегося мяса, я осознал, насколько голоден. У меня потекли слюнки, и мне показалось, я в жизни не слышал аромата чудеснее.

Пес подошел поближе и лег возле меня.

– Гильф – это твое имя? – спросил я.

Он кивнул, словно поняв каждое слово.

– Ты охотничий пес – во всяком случае, я так понял. На кого ты охотишься?

Он ткнулся в меня носом, словно говоря: на тебя.

– Что? На меня? В самом деле?

Он кивнул.

– Ты меня разыгрываешь!

Зачарованно глядя на потрескивающее на огне мясо, Гильф облизнулся. Его язык, шириной с мою ладонь, казался ярко-розовым при свете костра.

– Я дам тебе кусок, но нам обоим придется немного подождать, прежде чем есть. Оно слишком горячее.

Я снял ягнячью ножку с огня. Мясо всегда можно дожарить при необходимости, но если его пережарить, дела уже не поправишь. Когда мясо остыло, я погладил по загривку пса, столь быстро признавшего во мне хозяина. Его гладкая бурая шерсть была мягкой и более густой, чем казалось.

– В такой шубе ты не замерзнешь холодной ночью, – сказал я.

Гильф кивнул и лизнул мое колено. Его большой язык, хоть и шершавый, был теплым и мягким.

– Когда поедим, отправимся в Гленнидам. Я хочу найти Сикснита и убить его, если сумею. Кроме того, возможно, Тауг уже вернулся домой. Я надеюсь. Мы проверим. Если ты останешься со мной, я буду твоим хозяином, покуда за тобой не придет Вальфатер. А если не захочешь остаться, я все равно желаю тебе удачи.

Я потрогал ягнячью ножку, облизал пальцы, а потом помахал вертелом, чтобы остудить мясо.

– Ты такой же голодный, как я?

Пес кивнул, и я увидел, что из пасти у него течет слюна.

– Знаешь, я все ломал голову, кто же убил того волка. Ну и тупица же я: ведь ответ находился прямо под моим носом. Это сделал ты. Можешь не кивать, Гильф. Я знаю, это ты.

Тем не менее он кивнул.

– Значит, ты оставил ягненка для меня, хотя мог съесть сам. Возможно, дело тут не обошлось без коричневой девушки, но в любом случае это было очень мило с твоей стороны.

Я разломил ягнячью ногу пополам и отдал нижнюю часть Гильфу.

Он зажал ее между передними лапами, как делают собаки, и принялся рвать мясо клыками, которые смотрелись бы совершенно естественно в львиной пасти. При виде них я задался вопросом, почему волк сразу не бросил ягненка и не убежал.

– Ну как? – спросил я.

– Здор-р-р-рово, – проворчал Гильф.

Глава 12

СТАРЫЙ ТАУГ

Гленнидам выглядел все так же. Какой-то мальчишка на улице попытался удрать, завидев нас с Гильфом, но Гильф перерезал ему путь, а я поймал.

– Тебя зовут Ви?

Мальчишка испуганно потряс головой. Он был чуть младше, чем я в недавнем прошлом, если ты меня понимаешь.

– Но ты его знаешь?

Он кивнул, хотя и неохотно.

– Не таращься так на меня. Ты и раньше видел незнакомых людей.

– Но никогда таких огромных.

– Мое имя сэр Эйбел, – сказал я. – И мы с тобой поладим гораздо лучше, коли ты будешь называть меня так. Скажи: «Да, сэр Эйбел».

– Да, сэр Эйбел.

– Спасибо. Я хочу, чтобы ты разыскал мне Ви. Скажи ему, что я буду в доме Тауга и что мне надо поговорить с ним.

Гильф обнюхал лицо мальчишки, и тот затрясся, как желе.

– Скажи Ви, что я не враг. Я не причиню ему вреда, и мой пес тоже. – Я отпустил паренька. – Найди его и передай все, что я сказал.

– Я… э-э… гм… – пролепетал мальчишка, а потом с трудом выдавил: – Сэр Эйбел…

– Говори, если это важно. А если нет, разыщи Ви и передай ему мои слова.

Мальчишка дотронулся до своей груди грязным пальцем и потряс головой.

– Ты и есть Ви.

– Мм…

Я повел Ви за собой, сказав, что хочу поговорить с ним и Ульфой.

Нужный мне дом находился неподалеку. Я постучал в дверь луком, схватил появившегося на пороге хозяина за ворот грязной рубашки, втолкнул внутрь и вошел следом, чуть пригнувшись, чтобы не задеть головой косяк.

– Где твоя дочь?

Вероятно, она услышала мой голос, поскольку сразу же выглянула из комнатушки в глубине дома. Я пожелал Ульфе доброго утра.

– Приведи сюда свою мать, пожалуйста, и сядьте обе.

Отец Ульфы поглаживал пальцами рукоятку своего большого ножа. Заметив это, я сильно встряхнул его за ворот.

– Если вытащишь нож, я тебя убью.

Он злобно нахмурился, и я почувствовал искушение еще раз хорошенько врезать ему, но вместо этого толкнул его на скамейку у камина. Я велел Ви сесть рядом и принес пару табуреток для Ульфы и ее матери.

– Итак. – Я присел на край стола. – Ульфа, в прошлый раз я забрал с собой твоего брата. Наверное, отец говорил тебе.

Она кивнула с испуганным видом.

– Теперь он не со мной. Его забрала Дизири. Вряд ли она причинит Таугу вред, но я понятия не имею, как долго она продержит его у себя. Она не сказала, зачем он ей нужен. Возможно, вы никогда больше не увидитесь с ним; я не знаю, как все сложится. Если я увижу Дизири, я спрошу о нем. Больше я ничего не могу сделать.

Пару минут я выжидательно молчал, поглаживая Гильфа по голове, но не сводя с них глаз, а потом сказал:

– У вас наверняка есть вопросы ко мне. Возможно, я сумею ответить на них. Но я выслушаю и отвечу, коли смогу. Ульфа?

– Как долго Тауг был с вами?

– Меньше дня. Часть дня мы провели в Эльфрисе, а там трудно следить за течением времени. Но, наверное, чуть меньше дня.

– Вы обижали его?

– Один раз, в лесу, я довольно больно заломил ему руку, когда он меня ослушался. Но сильного вреда я ему не причинил. И никто не причинял, покуда он находился со мной.

Я посмотрел долгим взглядом на мать Ульфы и решил, что она не из тех, кто станет разговаривать с незнакомцем грозного вида.

– Он в Эльфрисе? – спросил отец Ульфы.

– Я не знаю, где он. В последний раз я видел его в Эльфрисе. Возможно, он уже вернулся сюда – в ваш мир, на вашу планету или как там вы называете это место. Я не знаю.

Как видишь, тогда я не считал Митгартр просто какой-то другой страной. Во-первых, никто не называл эту страну Митгартром – страна называлась Целидоном. Во-вторых, я был почти уверен, что ни в одной стране на Земле не живут эльфы. Так мне казалось – иначе я бы о них слышал.

Но многое говорило и против такого умозаключения. Во-первых, луна в Митгартре выглядела в точности как наша; а располагались ли звезды в небе по-другому, я не знал. Большая Медведица находилась на обычном своем месте, а также Полярная звезда и несколько других известных мне созвездий.

Тут Ульфа сказала:

– Вы позволили Дизири забрать Тауга.

Она не спрашивала, а утверждала.

– Я бы не стал ее останавливать, даже если бы мог, – сказал я, – и не смог бы остановить, даже если бы хотел. Да, я позволил Дизири забрать Тауга.

– Вы попытаетесь вернуть его? Он мой брат.

– Конечно, коли сумею. А теперь я сам хочу задать несколько вопросов всем вам. Здесь ли Сикснит? Под словом «здесь» я подразумеваю деревню и ближайшие окрестности.

20
{"b":"452","o":1}