ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я постараюсь. А как насчет меча? Когда я шила вам первую рубашку, вы сказали, что вам нужен меч.

Я помотал головой:

– Об этом кое-кто позаботится. Думаю, нам не стоит говорить на эту тему.

Разделавшись со вторым кроликом, мы легли спать. Ульфа и старый Тауг скоро мирно засопели, но я все еще бодрствовал, когда Гильф вернулся с оленьей ногой в зубах, и лежал без сна еще с час, прислушиваясь к хрусту костей, перемалываемых мощными челюстями.

Забрезжила заря. Я проснулся от света и сел, протирая глаза. Лежавший рядом со мной Гильф казался обыкновенным темно-коричневым псом, только невероятно крупным.

Мы пошли к пещере – очень медленно, поскольку старый Тауг еле ковылял, опираясь на древко своего копья, вороны уже клевали мертвые тела, попадавшиеся нам по дороге. Ульфа взяла с собой кожаный мешок, в который складывала все золото и серебро, найденные у разбойников. Мешок был не очень большой, но к тому времени, когда мы достигли пещеры, он весил уже немало. Полагаю, я бы тоже мог поступить так при необходимости, но без всякого удовольствия. Мне даже не хотелось смотреть на Ульфу и старого Тауга.

– Теперь я понимаю, почему люди становятся разбойниками, – сказал я, когда девушка показала мне, сколько всего она набрала. – Но если простые люди разживаются таким богатством, обчищая убитых разбойников, что может получить рыцарь в результате настоящей битвы?

– Замок, сэр Эйбел, и двадцать ферм, – улыбнулась Ульфа.

– Копье в брюхо, – фыркнул старый Тауг.

У самого входа в пещеру чернели следы от многочисленных костров, и повсюду валялись обглоданные кости, протухшие объедки и пустые винные бурдюки. Чуть дальше мы нашли зимние меховые куртки, завернутые в промасленную бумагу, и прочее тряпье, разбросанное по полу и истоптанное. Там валялись также одеяла, в большинстве своем сотканные из грубой шерсти диких животных, но толстые и прочные.

В глубине пещеры мы обнаружили груду серебряных блюд и кубков; несколько отличных седел и попон; конские сбруи из лучшей кожи, с медным и серебряным орнаментом; кинжалы (один я взял себе); сорок или пятьдесят пар расшитых перчаток; охотничий рог на зеленом бархатном ремешке и наконец сломанный меч, заметить который было очень трудно, поскольку там царила тьма, а он завалился в щель между двух камней. Меч нашла Ульфа, но именно я вынес его из пещеры, чтобы разглядеть на свету. Головку эфеса украшала золотая львиная голова, а на клинке у самой гарды было отчеканено имя «Лут».

Увидев это, я заплакал.

Глава 15

ПОУК

– Мне нужно добраться до Форсетти, – сказал я моряку. – Ты не знаешь, идет ли туда какой-нибудь корабль?

Я уже заходил в дом Скаура, но он ушел в море, а Ша не узнала меня и боялась со мной разговаривать.

Несколько секунд моряк внимательно смотрел на меня, а потом дотронулся двумя пальцами до козырька фуражки.

– Попробуйте сесть на «Западного купца», сэр. Когда он посмотрел на меня, я понял, что он слеп на один глаз; глазное яблоко оставалось на месте, если ты меня понимаешь, но с виду напоминало белок жареного яйца. Что гораздо важнее, мне понравилось выражение другого глаза. Моряк не испугался меня, но явно не собирался драться со мной или меня обманывать. Кажется, никто еще не смотрел на меня таким спокойным и открытым взглядом с тех пор, как я покинул лес.

– Ты уверен, что он идет в Форсетти, в город герцога Мардера?

– Не знаю, сэр. Но это единственный корабль в порту, который может пойти туда. Все зависит от обстоятельств – в том числе и от вас, сэр.

Я немного подумал над словами моряка, а потом сказал:

– Мне нужен твой совет. Если я дам тебе скильд, ты дашь мне лучший совет из всех возможных?

Он снова дотронулся пальцами до козырька фуражки.

– И вдобавок отнесу ваши вещи на корабль, сэр. Что вы хотите знать?

– Сколько мне придется заплатить, чтобы «Западный купец» доставил меня в Форсетти?

Он почесал затылок.

– Как знать, сэр. Можно мне взглянуть, какого цвета ваш скильд?

Я вынул из кошелька монету и показал моряку.

– Вы собираетесь спать на палубе, сэр?

Я часто спал под открытым небом с тех пор, как оказался в Митгартре, иногда у костра, иногда нет; и у меня с собой было два одеяла из пещеры – так что перспектива ночевать на палубе нисколько не смутила бы меня, не имей я при себе много денег. Мы с Ульфой и старым Таугом продали ценные вещи из пещеры и поделили между собой выручку. Моя доля составила весьма крупную сумму. Поэтому я сказал, что мне хотелось бы получить отдельную комнату с дверью, которая запирается на замок.

– С ночевкой на палубе все удовольствие обошлось бы вам в три скильда, если бы вы хорошенько поторговались. Ну а так вам нужно найти кого-нибудь званием постарше, кто согласится пустить вас в свою каюту, сэр.

Я спросил, действительно ли у них на кораблях есть хижины, поскольку вспомнил нашу с тобой хижину в Америке; а потом увидел нечто вроде хижины на корабле и указал на нее моряку.

– Это рубка, сэр. Каютами мы называем помещения, которые на суше называются комнатами, сэр. В них живет командный состав. Только порой в одной каюте спят по два-три человека. Зависит от судна, сэр.

– Понятно. А если я найду человека, занимающего отдельную каюту, он согласится пустить меня к себе?

– Да, сэр. Если вы хорошо заплатите.

– Как по-твоему, сколько это может стоить?

Он задумался.

– Хорошая каюта, скорее всего, обойдется вам в пару септров, сэр. Плохая – в восемь-десять скильдов. Где-то так. – Он пожал плечами. – Может, чуть больше, а может, и целый септр. Возьмете с собой съестные припасы?

– А надо?

– Я бы взял. Даже если они пообещают вас кормить, неплохо иметь что-нибудь про запас, верно? И вы всегда сможете съесть свои припасы, когда на корабле кончится продовольствие.

Совет показался мне разумным.

– Не подскажешь, что мне следует взять с собой?

– Я пойду с вами на рынок и помогу вам выбрать все необходимое, сэр. Позабочусь о вас, как обещал. Вы воин, сэр? С виду похожи.

– Я рыцарь, – сказал я. Я всегда говорил так, поскольку знал, что мне никто не поверит, пока я сам не поверю в это. – Я сэр Эйбел Благородное Сердце.

Моряк дотронулся двумя пальцами до козырька фуражки:

– Поук Бадей, сэр. К вашим услугам.

Мы обменялись рукопожатием на местный манер – не потрясли друг другу руки, а просто коротко пожали. Рука у него была твердая как дерево, зато моя была больше и сильнее.

– Воину могут сделать скидку, сэр, поскольку он будет защищать корабль, – пояснил Поук. – Только на вашем месте я бы сперва обзавелся мечом.

Вспомнив о Дизири, я потряс головой.

– Оставили свой меч там, где остановились, сэр?

– Нет, – сказал я. – Я в любом случае не собираюсь покупать здесь меч. Боевой топор, возможно. – Ты знаешь, о чем я подумал, едва только произнес эти слова, а потому поспешно сказал: – Или что-нибудь вроде. – Я понимал, как глупо это прозвучало.

– Сейчас в Иррингсмауте остался лишь один хороший оружейник – Мори. Могу отвести вас к нему.

– Тогда пойдем. И мне нужно запастись провизией.

– Разные сушенья и копченья, сэр. Яблоки в самый раз, и их легко купить в это время года. Слабое пиво для утоления жажды. Оно пьется не так быстро, как вода, сэр.

– А вино?

– Вино стащат матросы, коли вы не будете следить за ним день и ночь. – Приставив большой палец к губам и слегка запрокинув голову, Поук сделал вид, будто пьет.

– Бьюсь об заклад, ты знаешь толк в таких делах, – сказал я.

– Вы клоните к тому, чтобы я закупил все сам, сэр? Нет, только не я. – (Насколько я мог судить, он отказался всерьез.) – Позвольте поинтересоваться, зачем вы едете в Форсетти, сэр? Я спрашиваю без всякой задней мысли, просто по-дружески, сэр.

– Чтобы поступить на службу к герцогу Мардеру, коли получится. Ему нужен новый рыцарь взамен погибшего, и, если я не подойду, возможно, он направит меня к кому-нибудь, кто возьмет меня.

25
{"b":"452","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
В самом сердце Сибири
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Большие девочки тоже делают глупости
Против всех
Станция «Эвердил»
Твоя лишь сегодня
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Т-34. Выход с боем