ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно в этот момент широкая передвижная платформа, находившаяся под потолком, загорелась. Языки пламени ревущей, добела раскаленной рекой беспрепятственно охватили ее. Платформа осела, затрещала и обвалилась, расщепляясь на пылающие балки. Джек поднял голову, крик ужаса застрял в его горле. Тяжеленные балки беспорядочно срывались с платформы прямо над ними, огненными метеорами, несущими разрушение. Эдвин был под ними как в ловушке, и Джек, без колебаний, не думая о себе, навалился сверху на юношу, оберегая, накрыл Эдвина своим телом. Одна из горящих балок упала Джеку на спину, Джек подавил рвущийся из горла вопль. Сокрушительный удар балки, огонь, тотчас охвативший его одежду и обжигающий тело, болью пронзили его всего. Он яростно сопротивлялся, расправляя плечи и уперевшись ногами в пол, пытаясь сбросить балку. Мощным рывком ему удалось частично столкнуть ее с плеч. Последним отчаянным толчком, вобравшим все его убывающие силы, он отпихнул балку в сторону. Джек отпрыгнул, наглотавшись дыма и задыхаясь. Не обращая внимания на мучительную боль и горящую одежду, он вновь вцепился в кольцо обеими могучими руками. Благодаря тому, что расшатал его раньше, он вырвал кольцо одним усилием. Эдвин вскочил на ноги, лицо его было серым от испуга и сострадания к человеку, так храбро спасшему его с риском для собственной жизни.

Кашляя и отхаркиваясь, они оба вывалились из склада как раз в тот момент, когда центральная часть крыши рухнула. Джек зашатался и в судорогах упал на землю, корчась и извиваясь в агонии. Грудь его содрогалась, не было мочи вздохнуть. Сам кашляя, но уже вдохнув свежего воздуха, Эдвин сбросил куртку и принялся сбивать ею пламя с одежды Джека.

Адам Фарли бежал через двор с Уилсоном, выкрикивая распоряжения дюжине фабричных работников, несущихся за ним по пятам. Он ужаснулся при виде Джека Харта в горящей одежде и Эдвина, тщетно пытавшегося погасить огонь. Срывая с себя пиджак, он крикнул Уилсону:

– Неси ведра с водой и брось мне вон те мешки.

Быстро и споро, сохраняя самообладание, Адам набросил свой пиджак на горящую рубашку Джека, выхватил куртку Эдвина у него из рук и укутал ею ноги Джека. Он накрыл его и мешками, принесенными Уилсоном и принялся катать его по земле, не чувствуя пламени, обжигавшего ему руки. Появился Уилсон с двумя ведрами воды, за ним работники с бадьями в руках. Адам и Уилсон облили Джека водой, чтобы остудить жар и потушить пламя, и, наконец, полностью погасили. Джек был облеплен обугленной одеждой, он лежал неподвижно и казался неживым.

Адам опустился на колени и пощупал его пульс. Он был слабым, но все же прощупывался. Джек взглянул на Адама тусклыми, налитыми кровью глазами. Потом закрыл их. Тихий стон разомкнул его губы и он потерял сознание от шока и боли, причиняемой обширными ожогами.

Адам поднялся, тревожно покачал головой:

– Несите его в мой кабинет и осторожно! – рявкнул он двум работникам. Он быстро оглядел Эдвина, стоявшего рядом. – Ты не ранен?

– Нет, отец. Лишь чуть опалило одежду, – ответил Эдвин между приступами кашля, – и я весь пропитался этим гадким дымом. Вот и все.

– Тогда ты в состоянии скакать к Кливу Малкольму. Скажи ему, что Джек Харт сильно обгорел. Прикажи ему срочно быть здесь!

Эдвин стоял как прикованный. Ошеломленный, он безмолвно смотрел на отца. Неожиданная мысль забилась в его мозгу.

– Будь оно проклято, Эдвин! Не стой здесь, как идиот! – заорал Адам сердито. – Отправляйся же, мальчик. Жизнь этого человека в опасности. Ему нужна срочная медицинская помощь.

– Да, отец, – он опять уставился на Адама, затем проводил глазами тело Джека, которое понесли в дом. – Он спас мне жизнь. Балка свалилась бы прямо на меня, не закрой он меня собой.

– Хорошо, Эдвин, хорошо! Я понимаю! – он нетерпеливо притопнул ногой. – Я понимаю, о чем ты говоришь. Но мы поговорим об этом позже. А сейчас, ради Бога, делай, что я тебе сказал. Езжай за Кливом и гони, как сам черт. Главное – не медлить. Скажи Кливу, это чрезвычайно срочно!

– Да, отец. – Эдвин запрыгнул в седло и галопом поскакал с фабричного двора, и одна и та же мысль билась в его голове со все более пронзительной ясностью: отец Эммы спас ему жизнь.

Адам занялся теперь горящим складом. К счастью, несколько лет назад он предусмотрительно приобрел одну из небольших пожарных машин с паровым двигателем. Как раз для таких непредвиденных случаев. С десяток мужчин уже вытаскивали ее из ангара, где она хранилась. Необходимый ей уголь уже пылал и мужчины со знанием дела подсоединяли пару шлангов к гидрантам. Остальные рабочие прядильни высыпали во двор из одного из зданий в глубине, здесь были и здоровенные парни, и подростки – вязальщики катушек. Среди них был Фрэнк Харт, он не видел, как пострадал в огне его отец. Под руководством Адама эта группа образовала живую цепь между фабричным двором и рекой Эйр. Ведра, полные воды, передавались наверх, они возвращались опорожненными, наполнялись вновь и вновь, пока руки не заныли от боли. Адам отдавал приказания, полностью владея ситуацией. Он работал бок о бок с фабричными рабочими и испытывал благодарность к этим грубым и суровым людям из Йоркшира, исполнявшим свои обязанности с холодной головой и необычайным мужеством в этих опасных непредвиденных обстоятельствах.

Неожиданно ветер переменился. Адам облегченно вздохнул и тут же застонал с перекошенным лицом, увидев, что часть горящей крыши рухнула на кустарник, сливавшийся с рощей, примыкающей к главной улице деревни. Теперь, когда сменилось направление ветра, над этой рощей нависла угроза.

– Уилсон, отправь-ка мне еще несколько человек, вон туда! – громко крикнул Адам. – Пусть они срочно примутся за рощу! Если мы ничего не предпримем, огонь перекинется на деревья. Ветер относит пламя в ту сторону.

– А как же фабрика? – начал было Уилсон.

– Черт с ней, старина! Делай, что говорю. Я всегда смогу построить фабрику снова. А в тех домах женщины и дети. Если займутся деревья, пожар перебросится на деревню в одно мгновение.

Уилсон отослал пятерых мужчин за распоряжениями к Адаму. Он тут же отвел их в сторону, говорил быстро, но немногословно:

– Разбирайте в ангаре топоры и отправляйтесь к роще. Рубите мелкие деревья и подлесок, что ближе всего к горящему кустарнику на краю рощи. Берите ниже, под самый корень, очищая узкую полосу на пути огня. Тогда можно будет быстро потушить искры, которые ветром занесет на полосу. Потом хватайте ведра с водой и обливайте все деревья. Нужно любой ценой не дать огню перекинуться на рощу.

Все пятеро кивнули, они все поняли и тут же молча умчались за топорами и ведрами с водой. Они тотчас принялись за работу в роще. Тем временем Адам спешно вернулся к Уилсону, возглавлявшему тушение склада. Под напором воды из шлангов и ведер огонь начал захлебываться, а когда сменился ветер, он уже был более или менее под контролем.

Адам вытащил носовой платок и вытер свое взмокшее закопченое лицо. Потом развернулся, услышав шум колес въезжающей во двор повозки. Из вплотную подъехавшей двуколки быстро выпрыгнул Клив Малкольм с саквояжем в руке. Он бросил поводья своей жене Вайолет, сопровождавшей его. Вслед за двуколкой во двор легким галопом въехал Эдвин.

Адам мрачно показал на контору:

– Харт очень плох, Клив. Сделай все, что сможешь.

– Других пострадавших нет? – крикнул Клив на бегу, пересекая двор.

– У нескольких человек небольшие ожоги и одного задело краем рухнувшей крыши. Ничего особо серьезного, насколько я смог выяснить. Сначала иди к Харту. Эдвин, проводи доктора и миссис Малкольм. Посмотри, сможешь ли чем-нибудь им помочь.

Адам закашлялся. Его легкие были полны дыма, и от этого у него кружилась голова. Он с тревогой посмотрел на рощу. Рабочие уже добились определенного успеха и останавливали огонь, не давая ему распространиться. Хотя кустарник все еще горел, деревья, ведущие к деревне, остались нетронутыми. Искры носились в воздухе и падали на уже очищенную узкую полосу, как и предвидел Адам. Их тут же тушили, заливая водой, которую без остановки подносили в ведрах.

111
{"b":"453","o":1}