A
A
1
2
3
...
111
112
113
114

Оглядываясь вокруг и оценивая, насколько поврежден склад, Адам раздумывал о неожиданных порывах ветра. Он взглянул на небо.

– Проклятие, почему нет дождя? – ворчал он сердито.

Он еще раз посмотрел на затянутое тучами небо, читая про себя молитву. К нему подбежал Уилсон.

– Я думаю, мы уже держим все под контролем, сквайр. Не думаю, что фабрике теперь что-нибудь угрожает, – он уставился на Адама, и улыбка пробежала по его чумазому лицу. – О Господи, сэр, я думаю, сейчас пойдет дождь. На меня только что капнуло.

И Уилсон оказался прав: начал накрапывать дождь. Впервые в жизни Адам Фарли желал, чтобы с небес хлынул потоп, заливая все мощными струями, чтобы он вымочил и всех людей, и потушил тлеющий склад и кустарник в роще. Работники оторвались от своих дел и, все как один, повернулись к Адаму. Их голоса слились в одном торжествующем крике.

– Мы все бранимся и ворчим на эту проклятую погоду на пустошах, сквайр; но этот чертовский дождь – дар божий, – прокричал Эдди, один из старших рабочих.

Адам ухмыльнулся:

– Я и сам не смог бы сказать лучше, Эдди.

Эдди подошел к Адаму, стоявшему рядом с Уилсоном:

– Не возражаете, если я пойду навещу моего товарища, Джека Харта, сэр? Может, я чем-нибудь смогу помочь врачу.

– Да, Эдди. Иди, пожалуйста. Я и сам иду туда. – Адам положил руку на плечо Уилсона. – Думаю, вы тут легко управитесь. Судя по тучам, это не короткий летний дождичек.

– Согласен, сэр. Я раздам людям багры и лестницы. Мы можем начать расчистку пожарища. – Уилсон бросил взгляд на почерневшие и обуглившиеся развалины склада, все еще тлевшие и дымившиеся под проливным дождем. – Нам повезло, сквайр. Еще как.

Адам кивнул.

– Мы поговорим об этом позже, Уилсон. – Его глаза сузились. – Я только не возьму в толк, откуда взялось это проклятье с самого начала. – Уилсон ответил Адаму таким же твердым взглядом, но промолчал.

Прежде, чем уйти в контору, Адам собрал людей у пожарища.

– Я хочу поблагодарить вас за то, как вы взялись за дело, с таким мастерством и самообладанием. Да еще с таким мужеством. Все вы получите прибавку к зарплате на следующей неделе, как выражение моей самой искренней благодарности. Вы спасли фабрику, а заодно и деревню. Я этого не забуду.

Кто-то из мужчин осклабился, другие коснулись рукой лба в коротком приветствии, остальные закивали. Все бормотали слова благодарности. Один из них выступил вперед и сказал:

– Нам больше ничего не оставалось делать, сквайр, и что с того? Это же, так сказать, тоже наша фабрика. Да и вы неплохо себя показали, если позволите мне так сказать. Я думаю, выражу общее мнение, если скажу, что вы – хозяин что надо, сэр.

Намек на улыбку проскользнул во взгляде Адама.

– Спасибо, Альфи. – Он сердечно кивнул и ушел.

Адам застал Клива Малкольма в заботах о Джеке Харте. Эдди стоял у окна и тихо разговаривал с Эдвином.

– Как он? – спросил Адам, стоя в дверях. Клив обернулся и нахмурился:

– Неважно. Но я думаю, что с ним все будет нормально, Адам. Он страдает от шока, конечно, да еще серьезные ожоги на спине, плечах и бедрах. Ожоги третьей степени. Я делаю все возможное, чтобы облегчить его мучения, а потом я должен переправить его в долину, в больницу и как можно скорее. Мне понадобится ваша коляска, Адам, тогда я смогу его положить. Я полагаю, Эдвин мог бы поскакать в усадьбу и срочно прислать с ней Тома Харди. Положение Харта действительно серьезное. У меня даже нет инструментов и лекарств, чтобы эффективно лечить его. Я обязательно должен отвезти его в больницу.

– Я тотчас пошлю Эдвина. – Адам наклонился к сыну: – Поезжай, мой мальчик, и поторопись. Мы не можем терять ни минуты.

– Да, сэр, – ответил Эдвин и вышел.

– Клив, а где остальные? И как дела у них?

– Вайолет занимается ими в кабинете Уилсона. Они не слишком пострадали. Ожоги первой степени. Через денек-другой они будут в полном здравии.

– Джек Харт будет жить? – спросил Адам, устало садясь за свой стол. Лицо его было напряжено.

– Да, я так считаю. Но, правду говоря, это нелегко сказать. Я до сих пор не знаю, есть ли внутренние повреждения. Эдвин сказал мне, что на Харта упала одна из крупных балок. Но он также надышался дымом и опалил жаром легкие. Вероятно, у него уже коллапс одного легкого.

– О Боже мой! – воскликнул Адам, закрывая рукой глаза. – Вы не слишком-то обнадеживаете.

– Он сильный человек, Адам. Я надеюсь, мы сможем его вытащить. – Улыбка Клива была полна сочувствия. – Постарайтесь успокоиться, старина. В конце концов, это не ваша вина. Вам еще повезло, что пострадавших так мало.

Адам тяжело вздохнул:

– Я знаю. Но вполне могло так случиться, что на его месте лежал бы Эдвин, Клив. Знаете, ведь он спас жизнь моему сыну. Рискуя своей собственной. Он проявил такое мужество и бесстрашие Я никогда этого не забуду. Он не испугался и не думал о себе. – Серо-синие глаза Адама сузились и он затряс головой. – В этом мире найдешь не много таких людей, как Джек Харт.

Клив выпрямился, его сопереживающий взгляд замер на лице Адама.

– Я знаю. Он всегда немного отличался, так ведь? Но мы поборемся за него, Адам. Я обещаю вам это.

– Все медицинские счета перешлите мне, Клив, на Харта и остальных. И распорядитесь, чтобы в больнице ему обеспечили самый лучший уход. Не жалейте расходов и не кладите его в общую палату. Пусть у него будет отдельное помещение и все остальное, что ему необходимо.

Раздался негромкий стук в дверь.

– Войдите, – отозвался Адам. Дверь отворилась, и один из вязальщиков катушек, покрытый сажей и грязью, взволнованный, застыл на пороге.

– Да, сынок, в чем дело?

Мальчик колебался.

– Это насчет моего отца, – сказал он, глядя на Джека. Его губы дрожали. – Он... он... – с трудом пролепетал он, и слезы брызнули из его глаз.

Адам быстро поднялся, прошел к двери. Он мягко обнял его рукой за плечи и провел в комнату.

– Это Фрэнк, сын Джека, сэр, – подсказал Эдди, стоя у окна.

– Проходи, Фрэнк, – тихо сказал Адам, все еще придерживая мальчика за плечо. Тот замер, не сводя глаз с отца, слезы текли по его лицу.

– Он умер? – наконец выдохнул он сдавленным голосом.

– Конечно, нет, Фрэнк, – уверил его Адам с предельной нежностью в голосе. – Он тяжело ранен, я не буду от тебя это скрывать. Доктор Мак уже позаботился о нем, и как только прибудет мой экипаж, мы тотчас же доставим его в долину, в больницу. Там он получит самый лучший медицинский уход.

Адам вытащил свой платок и утер слезы на лице Фрэнка.

– Ну ты, должно быть, смелый мальчик. Ты не должен волноваться. Совсем скоро твоему отцу станет лучше.

Фрэнк с тревогой посмотрел на Адама.

– Вы уверены, сквайр? Вы не обманываете меня, нет?

– Нет, не обманываю, Фрэнк. Я говорю тебе правду, сынок, – ответил Адам с доброй улыбкой.

– Твой отец сейчас отдыхает, – вмешался Клив, – а как только мы доставим его в больницу, то как следует займемся его лечением.

Фрэнк с сомнением перевел взгляд с Адама на Клива. Он старался сдержать слезы и шмыгал носом. Затем помолчал секунду, о чем-то раздумывая, а потом обратился к Эдди:

– Он поправится, Эдди, правда? – спросил он шепотом.

Эдди подошел ближе с вымученной улыбкой на перепачканном лице.

– Эх, парень, ну конечно же! Ведь твой отец сильный. Ну, не мучай себя, парень. Пойдем, я отведу тебя к твоей тетке Лили. – Эдди бросил быстрый взгляд на Адама, тот кивнул в знак согласия. Адам похлопал Фрэнка по плечу. – Отправляйся с Эдди, Фрэнк. А доктор позже заглянет к тебе. – Адам окинул Фрэнка обеспокоенным взглядом. – С тобой все в порядке, сынок? Ты не ранен, нет?

– Нет, сквайр, – все еще сопя, ответил Фрэнк.

– Отлично, тогда отправляйся. И спасибо тебе, Эдди, за помощь. Я очень ценю ее.

– Я только делал, что мог, сэр, – ответил Эдди, слегка улыбнувшись. – Я отведу парня к его тетке. Она за ним присмотрит. – Эдди взял Фрэнка за руку, ободряюще ее пожав. Они оба вышли, Эдди что-то бормотал, утешая Фрэнка.

112
{"b":"453","o":1}