ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взглянув на Эмму, сидящую на уступе над ним, Эдвин произнес:

– Я докажу тебе, что центральная глыба не входит в общую группу этих скал, а стоит отдельно. А значит, ее можно сдвинуть.

Сказав это, Эдвин пнул ногой подножие глыбы высотой более метра и шириной около шестидесяти сантиметров. Она вклинилась меж огромных валунов, громоздящихся к уступу и уходящих дальше в небо.

– Возможно, – отозвалась Эмма, глядя на него сверху. – Но я все же думаю, что даже если ты ее сдвинешь, за ней не будет ничего, кроме новых глыб.

Эдвин покачал головой:

– Нет, Эмма, я не согласен с тобой. Я убежден, что за этой глыбой – пустое пространство.

Он вновь взобрался на уступ, осторожно продвинулся мимо нее дальше и расположился у остроконечной вершины той самой глыбы. Она была совсем рядом с уступом, но гораздо ниже и слегка выдавалась вперед. Эдвин опустился на колени и достал зубило и молоток.

– Что ты собираешься делать, Эдвин? Осторожнее! Не свались вниз!

– Мне это не грозит. Ты помнишь ту трещину, где я потерял шиллинг неделю назад? Я слышал, как он звенел, падая, хоть ты и сказала, что не слышала. Я хочу расширить эту трещину и посмотреть, что там, за ней.

– Ничего ты не увидишь, кроме новых глыб, – упрямо ответила девушка.

Эдвин хмыкнул и принялся обивать камень, расширяя трещину. Эмма терпеливо наблюдала за ним, скептически покачивая головой. Она была убеждена, что Эдвин попусту теряет время. Но еще в тот день, когда он потерял свой шиллинг, она решила не возражать ему. Продолбив без остановки минут десять, Эдвин сделал отверстие сантиметров пять в диаметре. Он прижался щекой к камню, заглядывая в дыру и держась за обе стороны глыбы, чтоб не упасть.

– Ну и что же ты видишь? – спросила Эмма.

– Ничего, слишком темно. – Он вытащил из кармана гвоздь и, повернувшись к Эмме, попросил: – Придвинься ближе, Эмма, и слушай внимательно.

Она так и сделала, пробравшись к нему по уступу и протиснувшись меж валунов. Они оба склонились над отверстием, и юноша бросил туда гвоздь. Несколько секунд ничего не было слышно, но затем гвоздь звякнул, упав далеко внизу.

– Ну вот! Ты слышала, Эмма?

– Слышала. Но он мог упасть на другую глыбу, только и всего.

– Не думаю. Слишком долго он падал. Он на земле! – решительно вскричал Эдвин. Он снова положил инструменты в карман пиджака. – Пробирайся назад и спускайся, только не торопись, чтоб не поскользнуться. Я за тобой.

Эмма спустилась на валуны под уступом, осторожно оперлась на них и спрыгнула на землю. Эдвин спустился сразу за ней. Он снял свой пиджак, небрежно набросил его на плечи и засучил рукава. Эмма стояла, все так же, с недоверием взирая на Эдвина, который что-то искал в мешке.

– А теперь что ты собираешься делать?

– Я хочу убрать всю эту траву, мох и вереск, – откликнулся Эдвин, указывая на подножие глыбы. – И ты можешь мне помочь. – Он вручил ей садовый совок, а сам взял мотыгу. – Ты работай на той стороне, а я буду здесь.

Эмма считала всю эту затею пустой тратой сил и времени, но все же решительно принялась за работу, срывая пучки вереска и мха, годами покрывавшие каменную глыбу. Немного притомившись, она положила совок на землю, засучила рукава и расстегнула воротник платья. Почувствовав себя свободнее, она вновь принялась за работу. Через двадцать минут напряженного труда они достигли значительных результатов, очистив все подножие и переднюю сторону глыбы.

Эдвин сделал шаг назад и внимательно осмотрел ее.

– Ты видишь, теперь, когда мы убрали всю растительность, сама глыба приняла более четкие очертания. Она вовсе не является частью Рэмсденских скал. Посмотри, как она вклинена меж огромных валунов. Ни одна глыба не могла бы упасть так ровно, Эмма. Я уверен, что ее сюда поставили.

Эмма вынуждена была согласиться. Он оказался прав, и она сказала ему об этом, добавив:

– И все-таки она внушительных размеров. Как же, по-твоему, мы сможем ее сдвинуть?

– Я расширю трещину, а потом при помощи лома и клина свалю эту глыбу.

– У тебя не получится, Эдвин. И ты можешь пораниться.

– Да нет же, Эмма. Я все хорошенько продумал.

Работая молотком и зубилом, Эдвин вскоре сделал достаточно большой зазор для лома. Он сунул лом в трещину, а за ним вклинил небольшую, но крепкую жердь, другой конец которой уперся в землю слева от глыбы.

– Отойди назад, Эмма, – предупредил он, – встань вон там, у деревьев. Глыба будет падать вперед, и я не хочу, чтоб ты под нее попала. – Изо всех сил Эдвин навалился на лом, толкая им жердь, служившую ему рычагом. С помощью этих нехитрых приспособлений он надеялся одолеть глыбу. Но она не поддавалась. Эдвин обливался потом, появилась боль в руках, но все же он упорно налегал на лом.

Эмма затаила дыхание, сцепив руки. „Он ошибся. Его затея не удалась". Только успела она подумать это, как увидела, что глыба движется.

– Эдвин! Эдвин! Кажется, я видела, как она двигалась! – закричала девушка.

– Я знаю, – выдохнул он. – Я сам почувствовал это. Из последних сил он налег на лом, и глыба наконец опрокинулась, как он и предполагал, вперед. На поверхности Рэмсденских скал открылась небольшая расщелина. Всего-то чуть больше полуметра шириной и высотой сантиметров шестьдесят. Эдвин не мог скрыть своего волнения. Он даже приплясывал от радости.

– Гляди же, Эмма! Здесь дыра! – торжествующе кричал он. Юноша опустился на колени и, заглянув внутрь, осторожно просунул в отверстие голову. – Это похоже на небольшую штольню. А вот и мой шиллинг, и гвоздь! – Он подобрал их и вылез наружу. Он протянул их девушке, а лицо его расплылось в улыбке.

– Как ты думаешь, куда она ведет? – спросила Эмма, подбегая к нему.

– Не знаю. Думаю, под скалы. Они ведь тянутся на многие мили, ты знаешь. Я слазаю внутрь.

– Не нужно, Эдвин! – На ее лице появилось озабоченное выражение. – Это может быть опасно. А что, если ты вызовешь обвал и тебя там завалит?

Эдвин поднялся и вытащил носовой платок. Он вытер лицо, по которому струился пот, и откинул назад волосы.

– Я полезу недалеко. К тому же я захватил свечи и спички. Они в мешке. Достань их, пожалуйста, Эмма, и тот кусок веревки.

– Да-да, конечно. – Она принесла ему все, что он просил. – Я полезу с тобой, – заявила девушка.

Он пристально посмотрел на нее и нахмурился:

– Я думаю, тебе не следует. Не сейчас, по крайней мере. Давай я все разведаю, а потом вернусь за тобой.

Она поджала губы и решительно сказала:

– Знаешь ли, мне ничуть не страшно.

– Я знаю. Но я думаю, тебе лучше остаться здесь на случай, если мне что-нибудь понадобится. – Сказав это, Эдвин обвязался веревкой вокруг пояса. Потом протянул девушке другой конец веревки:

– Держи. Там может быть лабиринт. Я специально прочел много книг по спелеологии. Так вот, спелеологи всегда обвязываются веревкой для страховки.

Эмма, убедившись воочию, как точны умозаключения Эдвина, тут же оценила здравый смысл этого предложения.

– Ладно, но будь осторожен. – Она взглянула на Эдвина, такого высокого и крепкого, а потом посмотрела на расщелину. – Как же ты туда влезешь? Ведь она такая крошечная.

– Я как-нибудь протиснусь, а потом буду двигаться ползком.

– Ты весь перепачкаешься. Кухарка спросит, что с тобой стряслось. Ох, и попадет же тебе!

Губы Эдвина дрогнули, и он расхохотался:

– Эмма, да перестань же ты так беспокоиться о всяких пустяках. Ничего кухарка не скажет. Мы уже много сделали. Давай же доведем наш план до конца.

Эмма вздохнула:

– Ладно. Только двигайся очень медленно и, если я тебе понадоблюсь, дерни за веревку. Обещаешь?

– Обещаю.

Со все растущим беспокойством Эмма следила, как Эдвин исчезает в расщелине. Моток веревки медленно разматывался по мере того, как юноша продвигался по штольне. Наконец Эмма ухватилась за самый конец ее, держась за каменную стену. На ее лице мелькнула тревога, она опустила голову и прокричала в штольню:

98
{"b":"453","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неожиданное признание
Задачка для попаданки
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Полночный соблазн
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент