ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Только не Джонни! — прошептала она. Печальная улыбка потянула книзу уголки ее губ. — У Джонни не хватило бы смелости для этого, лейтенант. Он кажется крепким, ему нравится думать, что он такой на самом деле, но под внешней оболочкой нет ничего особенного. Поверьте мне. Может, в этом кроется его очарование, на самом деле он просто взрослый ребенок.

— Сейчас заплачу от умиления! — отреагировал я. — А как насчет предположения, что Тино мог использовать Джонни? Например, чтобы обеспечить себе алиби на время, когда был убит Ковски?

Эллен задумалась, потом неохотно кивнула.

— Джонни нельзя втянуть только в насилие — этим он не стал бы заниматься. В остальном…

— Кто для вас важнее? — спросил я ее. — Том Вуд или Джонни Барри?

Она сильно закусила нижнюю губу.

— Ну и вопросик, лейтенант! Хотите сказать, мне следует сделать выбор?

— Вот именно.

— Бедняга Джонни! — еле слышно произнесла Эллен.

— Так способна ответить только женщина, — улыбнулся я.

— Не смейтесь надо мной! Я думаю не только о себе. Том Вуд очень много значит для тысяч людей. Нельзя об этом забывать.

— Разумеется, — не стал я спорить. — Вы сейчас возвращаетесь в Хилл-Сайд?

— Наверное, да. А что?

— Если вы действительно хотите помочь Тому Вуду, — убедите Джонни Барри увезти вас из дома куда-нибудь сегодня вечером. Куда угодно. И не возвращайтесь несколько часов. Можете это сделать?

— Думаю, что смогу. А что? Зачем вам?

— Хочу, чтобы вы оба находились в таком месте, где Мартене не смог бы до вас добраться, только и всего. К шести часам сможете уехать?

— Хорошо. — Эллен кивнула. — Надеюсь, получится. Только мне бы хотелось знать, что вы собираетесь делать.

— Сам еще не знаю, — слукавил я. — Но даже если мой план не сработает, полагаю, ваш вечер не будет испорчен?

— А вот в этом у меня нет уверенности, — с горечью в голосе призналась она. — Я не чувствую себя комфортно, когда нахожусь рядом с Барри.

— Вам нечего стесняться. С вашей-то фигурой!

— Что вы хотите сказать? — В ее голосе зазвенели металлические нотки. — Что после сегодняшней ночи я опять стану доступной?

С этими словами она встала и направилась к выходу. Когда дверь за нею захлопнулась, мне захотелось еще чего-нибудь выпить, но тут же вспомнилось предупреждение дока Мэрфи о том, что может случиться, если меня во второй раз ударят по голове. Пришлось воздержаться.

Ровно в шесть тридцать я позвонил в Хилл-Сайд.

— Эл! Какой же ты умница! — затараторила Белла. — Как ты там? Мне бы очень хотелось поприсутствовать, когда ты будешь с ними говорить, понаблюдать за их лицами!

— Это можно будет устроить, милая, — пообещал я. — Увидимся через час. — И повесил трубку.

Затем вновь уселся, прослушал на проигрывателе одну сторону пластинки Эллы Фитцжеральд, а когда она закончилась, вытащил из шкафа потрепанный портфель и пошел с ним к машине. В двух кварталах от дома я остановилс у магазина, где продают всякую всячину.

Тучная дама в свободном одеянии, похожая на беженку из романа Теннеси Уильямса, безмолвно подала мне пачку писчей бумаги и катушку скотча. Когда же я поинтересовался, нет ли у нее в продаже мышеловки, вдруг оживленно заговорила, проявляя любопытство. Пришлось объяснить.

— Понимаете, я писатель. А эта мышь в моей квартире действует мне на нервы.

— Да что вы говорите?! — затрясла она всеми своими подбородками. — И вы все время слышите, как она бегает?

— Если бы только это! Как только ложусь спать, она принимаетс печатать.

— Печатать? — Подбородки подпрыгнули.

— На это не стоило бы обращать внимания, да пишет всякую ерунду, никакого стиля!

Я взял из ее вялых рук восемнадцать центов сдачи и вернулся к машине. Порой мне просто необходимо подурачиться, прежде чем примусь за серьезное дело. Разорвал пакет с покупками, аккуратно сложил писчую бумагу в портфель. Повозившись, все-таки добился того, чтобы под ее толстым слоем мышеловка оставалась открытой. Затем аккуратно положил портфель на заднее сиденье.

Я передрал этот фокус с юмористической страницы какого-то журнала. А теперь, чтобы он сработал, даже поплевал через левое плечо — как бы не сглазить!

Глава 13

Мои часы показывали почти восемь, когда я приехал в Хилл-Сайд, поставил ?остин? за перламутрово-серым ?бьюиком? и посигналил. Никаких других машин видно не было. Осторожно взяв портфель, пошел к дому.

Белла открыла дверь почти тут же. На ней были все тот же жакет лимонного цвета и узкие черные брюки. Только сейчас они сверкали почему-то ярче прежнего.

— Ну входи же, любовничек, — взволнованно прошептала она. — Весь дом в нашем распоряжении.

— Тебе без проблем удалось выпроводить Тино? — следуя за ней в ту же комнату на первом этаже, спросил я.

— Без проблем. Как насчет того, чтобы выпить, прежде чем мы приступим к работе?

— Прекрасная мысль!

Я сел в кресло и осторожно поставил портфель на пол рядом с собой, затем закурил. Белла наполнила бокалы, принесла их и один протянула мне.

— По-моему, на кушетке было бы удобнее, любовничек! — промолвила она, усаживаясь напротив.

— Впереди у нас куча времени. Разве не так?

— Думаю, ты прав. Давай выпьем за то, чтобы все у нас хорошо получилось, любимый. До дна! — Подняла бокал и вмиг осушила. Потом неодобрительно посмотрела на меня. — Почему не пьешь?

— Не хочу уснуть сегодня ночью. На этот раз постараюсь ничего не упустить.

— Считаешь, глоток спиртного свалит тебя с ног? Ну, Эл, ты себ недооцениваешь!

— Однако именно так случилось прошлой ночью, благодаря твоим стараниям.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что слышала. Ведь ты тогда наполняла бокалы, помнишь? И уж так постаралась, чтобы я покрепче уснул!

— Ты спятил, любовничек? Зачем мне было делать такие вещи?

— Потому что, если бы я не спал, у тебя бы ничего не получилось. А когда я крепко уснул, ты поднялась с кровати, встала за моей спиной, закричала и со всего маху трахнула меня по затылку. Я хоть и потерял сознание, но не так надолго, чтобы ничего не сообразить. Потом ты как-то передала Тино револьвер, чтобы он спрятал его вместе с ключами в портфель твоего отца…

— Кажется, удар по голове оказался чересчур серьезным, Эл. Тебе нужен отдых!

— Если хочешь, я могу объяснить подробнее.

— Сделай одолжение! — Блеск в ее глазах стал похожим на металлический отсвет брюк. — Хочу посмеяться!

— Ты… — начал я. — Ты и Тино. Тино — полная противоположность твоему отцу. Он умеет гладко говорить, безупречно одеваться, в то врем как твой старик — грубый, неотесанный человек, способный даже на физическое насилие. При мне он ударил Перл. Кстати, о ней. Возможно, она оскорбляла образ твоей покойной матери. Перл тоже была грубой и твердой — бывшая стриптизерша с вульгарным языком. Должно быть, ты ненавидела их обоих?

— Ошибаешься! Но мне доставляет удовольствие слушать тебя, продолжай!

— Ты и Тино. Все идет прекрасно, но вот намечено заседание комитета Сената, и вам обоим известно, что Ковски собирается раздуть грандиозный скандал. Вы решаете что-то сделать, чтобы его остановить.

— Постой! Мне надо еще выпить. По-моему, в тебя заготовлен длинный сериал.

Она встала, пошла к бару, покачивая бедрами в неуловимом ритме.

— Итак, Тино посылает Ковски телеграмму от имени Тома Вуда, велит ему прилететь ближайшим рейсом. Вечером едет в город вместе с Джонни, чтобы купить выпивку, оставляет своего компаньона в баре, а сам летит в аэропорт встретить Ковски. Где-то на обратном пути Тино убивает Ковски, забирает Джонни, и они вместе с трупом возвращаются домой. Еще в аэропорту или по дороге Тино не забывает позвонить твоему отцу, назвавшись служащим справочного бюро, и просит прислать за Ковски машину. Том, естественно, выезжает, ибо все равно послать некого, и таким образом лишает себя алиби, которое у него могло бы быть.

Белла обернулась, придерживая бокал обеими руками, будто это было что-то особенно хрупкое, и посмотрела на меня.

23
{"b":"4547","o":1}