ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буллинг. Как остановить травлю ребенка
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Город, написанный по памяти
Я беременна, что делать?
ДНК – не приговор. Удивительная связь между вами и вашими генами
Свободные родители, свободные дети
45 оттенков зеленого. Здоровые рецепты и красивые блюда. Для вегетарианцев и не только
Маска призрака
Последние подростки на Земле
A
A

Завацкая Яна

Разорванный мир

Яна Завацкая

Разорванный мир

- Святая мать, - Чена склонила голову, - Этот вопрос не дает мне покоя...

- Я слушаю тебя.

- Святая мать, мы в Арвилоне не знаем мужчин, и страх овладел нашей жизнью... Скажите мне, как преодолеть этот страх?

- Дочка, - монахиня положила руку на плечо Чены, - Человек один преодолеть страх не в силах. Можно только спрятать его. Но есть и другое. Божественная любовь сильнее страха. Ты можешь победить страх любовью.

- Святая мать, но я не совсем понимаю...

- Что?

- Что такое любовь?

Знайте: наша война

это наша любовь.

И в этой войне льется нужная кровь.

Значит, наша любовь

Это наша война.

И нам этой битвы хватает сполна.

"Наутилус", "Песня в защиту мужчин".

Что мы скажем нашим детям,

Когда матери пойдут на войну?

"Песня в защиту женщин"

Самолет заходил на посадку. Толчок - шасси коснулись полосы. Тело истребителя мелко завибрировало, затряслось, словно по ухабам, хоть полоса была ровной. Скорость падала, и вот самолет повернул и вырулил к своей обычной стоянке, в укрытие, и замер здесь на месте. И только тогда, откинувшись в кресле, Дали Маттаури почувствовала, как к горлу подкатывает комок, и хочется заплакать, и кружится голова. И глаза режет - так бывает, когда хочется спать, и сил нет дойти до кровати. Дали посидела несколько секунд в изнеможении. Потом она стащила шлем (руки вдруг стали очень тяжелыми, неподъемными) и полезла из кабины истребителя вниз.

Дали спрыгнула на землю. Пряный запах трав, запах зноя поднимался над короткой травой летного поля, растущей меж бетонных полос. Вечернее, падающее к западу солнце все еще палило так, что под костюмом, казалось, образовалась жаровня... Впрочем, промокшая насквозь рубашка прилипла к телу давно и прочно. Голова опять закружилась. Да что же это такое! - Дали оперлась рукой снизу о стойку шасси, постояла немного, закрыв глаза. Неужели возраст... С кровообращением неладно. Не дай Бог... Или это просто усталость?

- Дали!

Летчица встрепенулась. Ну конечно же, Римонда... Господи, что же она, так и караулила тут, на поле, пока звеньевая не появится?

- Ты что, тут и торчала все время? - поинтересовалась Дали, отрывая голову от шасси. Римонда подошла к ней - молоденькая, много моложе Дали, черноглазая, смуглая, в одной зеленоватой рубашке - в жару разрешалось куртки не носить. Под воротником был кокетливо повязан черный бантик со спускающимися книзу длинными шнурами, такое тоже допускалось формой.

Римонда подошла и молча перекрестила Дали.

- Три часа. Тяжело было? - спросила она.

- Да ничего. Сейчас пойду начальству докладывать. Ждут ведь уже.

Дали приветливо поздоровалась с девушками-техниками, бегущими уже к самолету. Летчицы двинулись через поле к низеньким серым зданиям администрации и казарм. Аэродром был стационарный, серьезных бомбежек давно не переживал, и домики смотрелись довольно аккуратно, даже цветочки вокруг них кое-какие высадили. Дали толкнула входную дверь.

- Я тут тебя подожду, - сказала Римонда.

Дежурная, совсем молоденькая девчонка Мирейя, радостно приветствовала Дали.

- Я доложу госпоже полковнице, - она постучалась и исчезла за дверью. Дали молча рассматривала цветы на окне, вышитую кем-то занавеску, репродукцию с лесным пейзажем на стене. Мирейя выскочила из кабинета.

- Войдите, пожалуйста, - сказала она. Дали молча шагнула в кабинет.

Мэррит, командир полка, самая старшая и опытная из летчиц, легко поднялась из-за стола навстречу Дали.

- Госпожа полковница, - сказала Дали, как полагалось по форме, Командир седьмого звена Дали Маттаури, задание выполнено. Разрешите доложить о результатах?

- Докладывайте, пожалуйста, - сказала Мэррит, пристально глядя в лицо Дали. Летчица выложила на стол кассеты.

- Здесь результаты съемки. Я прошла на запад на расстояние около пятисот километров, до самого хребта. Зрительно я оцениваю донесение наземной разведки как ошибочное. Я не видела никаких артиллерийских орудий. В ложбине Мыши действительно находится лагерь, но это учебный лагерь, там я видела в основном подростков. Во всяком случае, там нет никаких серьезных орудий. Там мальчики. Пытались меня из автоматов обстреливать. В районе Нестла меня атаковали два "Маггона", но они пришли с северо-запада, по всей вероятности, из Сайры. Один из них уничтожен, другой отступил назад, видимо, к своей части. Да, на склоне Сайро-Монта я видела замаскированные объекты, судя по всему, ракетные шахты. Съемка, может быть, покажет точнее. Ближе подойти мне не дали. Там две зенитки, "Радуги" восьмисотые, как и раньше. Кассеты отсняты. У меня все.

- Благодарю, Дали, - сказала Мэррит.

Затем начальница поднялась, подошла к Дали. Она была ниже Дали на голову, и седина уже преобладала в ее волосах.

- Дали, не хочешь ли ты в отпуск? Небольшой, недели на две?

Дали вздрогнула от неожиданности, но быстро собралась.

- Да, госпожа полковница, я, конечно бы, не отказалась.

- У тебя ведь двое детей, верно? А ты уже давно не была дома.

- Почти год, госпожа полковница. Но если боевая обстановка не позволяет...

- Сейчас позволяет, - сказала Мэррит, - Значит, я подпишу отпуск. Только советую ехать завтра с утра, мы отправляем как раз транспорт.

- Спасибо. Разрешите идти?

Дали вылетела как на крыльях. Усталость куда-то исчезла. Римонда подошла к ней, и Дали почувствовала легкую вину перед подругой - завтра расставаться...

- Ну как?

- Все прекрасно, - сказала Дали, - С завтрашнего дня отпуск на две недели.

- Вот здорово! Ну пойдем в столовую, наверняка они что-то оставили.

По дороге Дали начала рассказывать о подробностях боя с двумя "Маггонами". Римонда слушала внимательно и сочувственно.

- Ну а вообще разведка как?

- Все нормально. Мэррит, вроде, довольна.

- Ты знаешь, - отчего-то улыбаясь, сказала Римонда, - Мы завтра с тобой вместе в тыл едем.

- Вот как?

- Я беременна, - слегка смутившись, сообщила девушка.

- И ты до сих пор молчала?! - изумилась Дали.

- Ну, я не была уверена. Я уже пробовала раз, и не получилось. А в этот раз - прижилось. Я это сделала месяц назад.

- Ну и хорошо, - похвалила Дали, - Правильно. Тебе ведь уже двадцать пять. Иначе поздно будет.

Они вошли в столовую. За стойкой слышалось звяканье посуды - видимо, мыли после ужина. Римонда постучала по стойке. Выглянула кудрявая голова поварихи Зитты.

- Эй, кто там?

- Накормите, пожалуйста, опоздавшую, - попросила Римонда, - Только что из разведки вернулась.

- Из разведки? - Зитта вскинула брови и исчезла за дверью, - Сейчас, донесся ее голос. Дали села за стол. Через минуту появилась повариха с подносом, на подносе красовалась огромная тарелка с картошкой и консервированным капустным салатом, ломоть пирога и чай. Дали без лишних слов начала уписывать ужин. Римонда смотрела на нее, подперев ладонями голову.

- У меня были плохие предчувствия, - сказала она, - Я так боялась, что ты не вернешься.

- Вполне естественно в твоем состоянии, - пробурчала Дали с набитым ртом, - Страхи, предчувствия... Поэтому тебя и отправляют в тыл.

Римонда отрицательно покачала головой.

- Нет. Я бы могла еще летать, я и просила меня оставить. У меня и токсикоза нет. Я ничего не чувствую даже.

- Глупости, - отрезала Дали, - Ты выкидыш, что ли, хочешь? Первая же перегрузка, и готово.

- Да, это верно, но... Сегодня у меня первый раз такое. С утра. Какое-то гнетущее состояние. Ничего не соображаю, все из рук валится. И все время кажется, что смертью пахнет.

- Как, интересно, пахнет смерть? - спросила Дали. Римонда пожала плечами.

- Не могу объяснить... Она похожа на пыль, на зной, на черноту и на сухую траву... выжженную солнцем траву. И все время что-то звенит в воздухе.

1
{"b":"45667","o":1}