ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жарикова Татьяна

Провинциалка

Татьяна Жарикова

Провинциалка

Повесть

I

Наташа позвонила и стала с волнением ждать, прижимая к груди прохладное и чуть влажное от вечернего тумана одеяло с Дениской. Прижимала осторожно, с опаской, как бы стук ее сердца не разбудил сына. Два раза щелкнул замок, дверь открылась. На пороге стояла Валя. Была она в длинном халате, в том, что особенно понравился Наташе весной, когда Валя приезжала в деревню. Из квартиры сквозняком выдуло теплый воздух, обдало сладким запахом жареного мяса. Валя на мгновение растерялась, увидев подругу, потом воскликнула:

- Наташка! Ты!.. Входи!

Наташка, придерживая одной рукой сверток с сыном, потянулась к сумке, которая стояла у ее ног, но Валя опередила, подхватила сумку и втянула в коридор. Дверь за ними с громким стуком захлопнуло сквозняком. Наташа вздрогнула, замерла, прислушиваясь, не проснулся ли Дениска. Но он лежал тихо, не шевелился. Слышно было, как в кухне что-то шкворчало, потрескивало.

- А это? Это... - Валя с недоумением смотрела на одеяло.

- Дениска... сын мой... - ответила Наташа.

- А-а! - все с таким же недоумением протянула Валя. То, что в одеяло завернут ребенок, она сразу догадалась, но откуда он взялся у Наташки? Полгода назад, в мае, ни о свадьбе предполагаемой, ни о женихе речи не было, а ведь сын и тогда уже в проекте был. Неужто Наташка без отца решилась родить? Интересно!

Валя указала на тапочки.

- Переобувайся!.. Давай его... - Она взяла Дениску неуклюже и неумело. И пока Наташа переобувалась, снимала шуршавшую куртку, с опаской держала ребенка.

Вернула Наташе мальчика Валя с явным облегчением, подняла с пола сумку и понесла в кухню. Наташа двинулась следом.

Кухня была большая, широкая. Кроме высокого холодильника с двумя дверцами, плиты, стола, над которыми висели шкафчики с зелеными цветочками, у противоположной стены стоял диван. Над ним висел ковер. С одной стороны его стучали старинные часы с большим желтым неторопливым маятником, а с другой - на полочках-уголках горшки с цветами, опутавшими своими плетями полстены. Капроновые занавески на окне тихонько шевелились. Форточка была открыта.

- Ты откуда? - спросила Валя.

- С поезда... - Наташа повернулась к подруге спиной, положила Дениску на диван, стала суетливо развязывать голубую ленту, разворачивать одеяло.

Дениска лежал с закрытыми глазами, не обращал внимания на то, что его теребят. Он высунул чуточку мокрый кончик языка, отчего казалось, что у него три губы. Соска валялась на одеяле возле щеки. Наташа взяла ее и поводила Дениске по языку. Он приоткрыл рот, втянул соску, начал дергать ее, но глаз не открыл.

- Мужа нет дома? - обернулась Наташа к подруге. Валя переворачивала на другой бок на сковороде куски мяса.

- На работе он...

Наташа взглянула на часы на стене. Было без двадцати минут девять. Валя заметила это и пояснила:

- Универсам до девяти работает... Евгеша часто там до закрытия бывает!

- Ах, да! Он же директором в магазине! - вспомнила Наташа. - А я в гости к тебе! - сообщила она. - Помнишь, в мае приглашала?

- В гости? Серьезно?! - воскликнула Валя, еще не решив, радоваться ей или огорчаться приезду подруги. - Ну, молодец!.. а как же ты с ним?.. посмотрела она на диван.

- Он у меня спокойный...

- Ну молодец! - снова воскликнула Валя, но уже без особого энтузиазма. - Это ты здорово придумала!.. Только вот... - начала она медленно, но перебила себя, засуетилась, заговорила быстро: - Об этом мы потом поговорим... Ты есть-то хочешь? Ой, чего я спрашиваю! Знаю, проголодалась! Дорога длинная... Сейчас накрою! Евгеша один поест...

- Может, дождемся? Девять скоро...

- За столом дождемся... Он сервелат принесет, сегодня завезли!

- А что это?

- Что? Сервелат? Ты что, не знаешь? - Валя взглянула на подругу и захохотала. - Правда, не знаешь? И не ела ни разу?

Наташа покачала головой.

- Ну, деревня!.. Это колбаса финская!

- А сама-то давно узнала? - засмеялась Наташа.

Валя подумала - не груба ли она с подругой, и сказала с улыбкой:

- Ты не обижайся...

Она открыла шкаф над столом, вытащила тарелки и стала накладывать в них из кастрюли картофельное пюре и румяные кусочки мяса со сковородки. Из холодильника достала бутылку фанты, налила себе и подруге.

Напиток был холодный, колючий, приятный. Так бы и пила его Наташа.

Валя взглянула на Дениску.

- Когда ж ты успела? Весной-то и разговору о свадьбе не было?

- Не было свадьбы...

- Да-а? - протянула Валя. - Как же ты решилась?.. Иль любовь несчастная?

- Скучно одной-то... - пробормотала Наташа. - Годы идут...

- Куда торопиться-то? Нам по двадцать пять только... Я пока не замышляю! Нет! Погожу!

- Немало... - снова пробормотала Наташа.

Она старательно ковырялась в тарелке, делала вид, что вся поглощена едой.

- А сколько Дениске? - спросила Валя.

- Месяц и три дня...

- Ты рисковая... с таким крохой по поездам... Отец-то его кто?

- Таежник!

- Кто? Таежник! А кто это?

- Славик Жданкин.

- Славик?! - воскликнула Валя, умолкла.

- Ты вроде встречалась с ним... в школе... - посмотрела на нее Наташа.

- Вроде встречалась... - усмехнулась Валя и потянулась рукой к своей груди, чтобы успокоить сердце, но не дотянулась, опустила руку. - Значит, его "таежником" прозвали?

- Ну да... Он ведь в тайге, в Якутии работал...

- Я знаю... Он все там же?

- Он четыре года в столице...

- Жданкин в столице?! - удивленно воскликнула Валя. - Да?! Как же я не знала?! Женат?... Ой, прости! Я забыла! Где он работает?.. Вот это новость! Целых четыре года!.. А я и не подозревала!

- Он учится... на дипломата...

- Славик - на дипломата?!

- Так, кажется... А раньше он на заводе сварщиком работал. Квартиру купил...

- Ну, дает! Молодец!.. Ты сейчас не к нему приехала?

- Нет, что ты! - испугалась Наташа. - Я к тебе... Ты же весной приглашала... говорила, хоть на месяц приезжай - места хватит... А я всего на недельку...

- Места не очень много... Квартира однокомнатная, на диване здесь устроиться можно... Я думала, мы летом трехкомнатную получим! Как видишь, не успели... Застопорилось что-то...

Валя вышла замуж за теперешнего мужа год назад. От первого мужа у нее осталась комната, и они с Евгешей вначале хотели съезжаться, но потом перестали вести разговор об этом. Сейчас в комнате Вали жили квартиранты.

- Я тебе рада! Правда, рада! Только вот муж... Человек он суровый... Шума не выносит! На работе суета... Директор! Не шутка! Дома отдохнуть хочет... А тут ребенок, хочешь не хочешь - крик-шум! А Евгеша детей не любит. Ему за сорок, теперь уж не надо детей... Он их писка, запаха не выносит... Ты уж прости... Я прямо не знаю, как быть... Прямо ничего не придумаю... Я бы с таким маленькими ни за что бы не решилась в гости ехать... Ты ешь, ешь! В дороге-то намаялась...

Наташа растерялась, слушая Валю. В мае, в деревне, Валя говорила о муже совсем не то, прямо противоположное. Может, с тех пор изменилось что?

- Мне в столице больше негде остановиться... - тихо сказала Наташа. Кабы ты весной не приглашала... - И вдруг неожиданно для самой себя проговорила: - Я тебе неправду сказала, я не в гости... Я совсем в столицу приехала... По лимиту хочу устроиться...

- Вон оно что! А кто же тебя с ребенком возьмет? - спросила Валя и с укором взглянула на подругу. И надо же ей было именно со Славиком спутаться? Зачем? Разве других ребят мало? И как же она, Валя, не знала, что Жданкин в Москве? Аж четыре года по одним улицам бродили! Знать бы это, когда она с мужем развелась. Ведь два года холостячкой была, пока Евгешу не встретила. Как же она, дура, у матери не спросила о Славике? А мать знала наверняка, но, видать, не хотела бередить былое, думала - кончено, отгорело, забылось! Но ведь не забылось, ноет сердце, ноет. - А жить где будешь? В общежитиях своих матерей-одиночек не знают куда деть!

1
{"b":"45790","o":1}