ЛитМир - Электронная Библиотека

Монах-воин поклонился и протянул прямоугольный предмет, завернутый в ткань. Капитан принял его и аккуратно положил на низкий стол.

– Усаживайтесь вокруг, – сказал Сокол, указывая на стулья. – И смотрите внимательно.

Со всяческими предосторожностями он развернул ткань и извлек из нее гипсовый слепок в виде пластины. Он подул на ее поверхность и попросил добавить света. Каладриец приблизился и поставил на стол подсвечник, так чтобы всем был отчетливо виден рельеф слепка.

– Я его выполнил сегодня утром, – шепнул им Сокол. – По памяти и с тех планов, которые смог разыскать в библиотеке храма.

Януэль узнал место – общий набросок храма Пилигримов и окрестные улицы.

– Но… но как ты мог знать заранее? – пробормотал он.

– Между тем это просто, – ответил ему Сокол с довольной улыбкой. – Вначале мы собирались подстроить харонцам ловушку. Я не был намерен импровизировать, и вот – работа готова! Каладрийцы помогли снять план местности вокруг храма, чтобы у нас был общий вид ансамбля.

Если этот план и не был достаточно точен, все же он позволял теперь составить представление об архитектурном замысле храма и о кварталах, посреди которых он возвышался.

Капитан схватил оловянную ложку, торчавшую из стакана, и, вооружившись ею как линейкой, начал свои пояснения с левого края плана:

– Вот тут, к западу, голова Тараска. Квартал начинается здесь, от границы между шеей и остальной частью тела.

Гипсовый слепок с точностью воспроизводил все неровности, вздутия и утолщения тела Хранителя и вереницы прижавшихся друг к другу миниатюрных домиков на его боках.

– Этот квартал застроен в основном большими гостиницами, куда съезжаются купцы и торговцы, а также все, кто прибывает в город с намерением отправиться дальше, на север. – Он провел ложкой по большой улице, которая прорезала квартал насквозь и оканчивалась на правой стороне плана. – Это улица Тейчин, считающаяся на Тараске священной. Вдоль нее тянутся внутренние садики, в которых попадается множество открытых щелей. Это жабры, и летом они выпускают горячий пар. Некоторые предприниматели, между прочим, умудряются торговать им. Похоже, этот пар имеет целебные свойства… Как бы то ни было, на протяжении всей улицы вы не найдете ничего, кроме роскошных отелей с их термами и садами.

– А эти испарения, – спросил Януэль, – они не выделяются в данный момент?

– Нет, только летом.

Сокол обратил внимание на вспышку заинтересованности в глазах фениксийца, но тот попросил его продолжать. Капитан вернулся к плану и ткнул своей ложкой в сооружение, имеющее форму усеченной пирамиды.

– Это храм Пилигримов, – сказал он, вздохнув. – Он окружен садами, которые и сами тоже обнесены крепостной стеной. Вы можете увидеть, что к этой стене не примыкает ни одной постройки. Главные ворота выходят на улицу Тейчин.

– Здесь, в городе, такой участок стоит целого состояния, – заметил Чан.

– А есть ли другие входы? – спросила Шенда.

– Да, конечно. Потайная дверь с противоположной стороны. Она открывается на узкую улочку и позволяет посетителям покинуть храм тайно, если они этого пожелают.

– А в подвале, там ничего нет? – вмешался фениксиец.

– Такого, что мне было бы не известно, нет, малыш, – улыбнулся капитан. – Разве что если копнуть в теле Тараска…

– Ах да! Идиотский вопрос, – согласился Януэль, рассмеявшись.

– А куда они девают сточные воды? – громко спросил Чан.

– Их впитывает Тараск, – бросил капитан. – Здесь не предвидится никакой лазейки.

– Ну хорошо. А что же делает этот замок неприступным? – спросил Януэль. – Конструкция, по-моему, не представляет особых сложностей…

– Я подхожу к этому, малыш. – Он прикоснулся обратной стороной ложки к северному фасаду храма. – Здесь помещения для гостей. Самая защищенная сторона. Никто не помнит случая, чтобы какой-нибудь убийца сумел туда проникнуть, и никто не слышал рассказов о тех, кто так безупречно охраняет храмы Пилигримов.

– Наемники? – выпалил внезапно заинтересованный Чан.

– Нет, это Храноиды.

Долгая тишина повисла в комнате. Каждый знал историю этих загадочных существ, которые возникли еще во времена Истоков вслед за первым поколением Хранителей. Закон естественного отбора закрепил право сильного за теми, кто сегодня охранял Миропоток, но эти боковые ветви вследствие неуправляемых мутаций выжили и на протяжении веков научились прятаться. Хранители, так же как и люди, ненавидели эти свои незавершенные отображения, эти аномалии природы… Изредка они появлялись в отдаленных уголках Миропотока, сеяли ужас и исчезали.

– В этом городе водя… живут Храноиды, – пробормотал Чан.

– В этом храме, да. И в большинстве главных сооружений ордена Пилигримов.

– Но, – вскричал Януэль, – как вы ими…

– Ими управляем? – подхватил Сокол. – А с помощью молнии. Ума у них немногим больше, чем у животного. Мы их дрессируем, вот и все.

– Молнии? – ждала пояснений Шенда.

– Молния играет роль хлыста… Только болью можно подчинить и приручить эти создания. Мы используем разряды как оружие. Чтобы приучить их к спокойствию и слепому послушанию.

– Это ужасно, – прокомментировал Януэль.

– И эффективно, что главное, – заключил капитан. – Странники, которым поручено их дрессировать, никогда не знали поражений.

Черный Лучник в сомнении потер свой подбородок:

– А не попробовать ли нам поднять тревогу в правительстве Тараска по поводу присутствия здесь этих существ?

– Оно в курсе, Чан. Как и все те, кто хоть раз путешествовал молнией.

Януэль задумался о природе Храноидов. Несмотря на их отвратительный нрав, они были рождены на берегах потока Волн и в той или иной форме делили с ним это далекое наследие.

– А на что они похожи, эти твари? – вновь спросил Чан.

– Я не знаю, – признался Сокол.

– Извини?

– Я не знаю. В храме есть большие коридоры, где Храноиды разгуливают на свободе под присмотром своих укротителей. Насчитывается всего десять странников на двадцатку этих созданий, десять дрессировщиков, которым только одним и известно, на что они похожи. Для обеспечения безопасности… Когда нам нужно попасть в эти коридоры, мы надеваем маски. Первое время нас провожает укротитель, чтобы мы не сбились с дороги. В дальнейшем мы там проходим уже по памяти. Труднее всего привыкнуть к звукам… к этому хриплому дыханию, которое порою чувствуется прямо у твоей шеи.

– А как перемещаются ваши гости?

– Они тоже надевают маски.

– Есть ли, помимо Храноидов, другие препятствия в таком же роде? – мрачно спросил Януэль.

– Нет, сами пилигримы не представляют особой опасности. Они умеют сражаться, но ни один из них не сможет нам помешать. – Капитан указал на вершину храма: – Вам надо постараться взойти вот сюда, на самый верх. Разумеется, я тоже иду. Если я умру, вы никогда не выберетесь из этого города.

– Это выглядит довольно-таки скверно, – сквозь зубы процедил Чан.

– А нельзя ли начать с дрессировщиков? – спросила драконийка.

– Маловероятно. Как только странник становится воспитателем Храноида, он обязуется уже никогда не покидать ограду храма.

Черный Лучник испустил долгий вздох:

– Я вам так скажу: вся эта история похожа на здорово подготовленную ловушку, на самоубийство в наилучшей и достойной форме. Я вижу две главные задачи. Сперва проникнуть в храм, – проще говоря, проскользнуть в сады и добраться до входа никем не замеченными. Думаю, нам поможет дождь… После чего ускользнуть от лап Храноидов или отыскать способ помериться с ними силами.

– Это не совсем точно, – поморщился Сокол. – В садах тоже есть Храноиды.

– Ты что, издеваешься надо мной?

– Нет. Растительность там очень густая, ее нарочно поддерживают такой. Никто их там не видит, но я тебе ручаюсь, что ни одному страннику не взбредет в голову выйти в сад ни с того ни с сего Полагается предупредить старшего по чину, который в свою очередь предупредит укротителей. После этого ты имеешь право погулять по одной и той же тропинке. Так и с нашими гостями, кроме того, что они еще надевают для этого маски.

53
{"b":"458","o":1}