ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно ему пришло в голову, что она наверняка принимает его за незнакомого слугу, вломившегося сюда, чтобы ее изнасиловать. Его голая грудь и все повадки могли дать ей повод к такому подозрению.

– Не беспокойся, – шепнул он. – Ты прелесть, но у меня совсем другое на уме.

Искра облегчения мелькнула в глазах девушки.

– Сейчас я уберу ладонь. Ты поняла, что будет, если ты закричишь?

Она вновь кивнула и судорожно втянула воздух как только наемник убрал руку от ее рта.

– Не убивайте меня… – взмолилась она.

– Я и не собираюсь. Как тебя зовут?

– Элиа.

– Отлично, Элиа. Мне надо бы узнать, что сталось с Драконом.

– С Драконом?

Он скривился и кольнул ее в ухо так, что выступила капля крови.

– Тише, – прошипел он.

У нее вырвался жалобный стон, который она заглушила своим кулачком.

– Элиа, нам обоим совершенно необходима выдержка. Я не хочу причинять тебе боль, поэтому просто отвечай на мои вопросы. Договорились?

– Простите… – прошептала Элиа, сдерживая подступившие слезы.

– Итак, где же Дракон?

– Они… они передали ее рыцарям.

– Куда именно?

– В донжон.

– В темницу?

– Нет. Она в апартаментах рыцаря Железная Рука. Черный Лучник нахмурил брови, сообразив, что драконийка вернула себе человеческий облик:

– В его апартаментах? Что ты несешь? Девушка застыла, услышав ожесточение в голосе лучника.

– Я говорю правду, – прошептала она. – Я точно это знаю, я готовила вместе с моей матерью бинты для перевязки ее ран.

– Но почему ее доверили этому рыцарю?

– Он допрашивает пленников по поручению императорского двора.

Чан закусил губу. Такое развитие событий не предвещало ничего хорошего.

– И где я могу найти этого рыцаря Железная Рука?

– В донжоне.

– Ну да, я догадываюсь, но где конкретно?

– Если он узнает, что я говорила с вами об этом, он убьет меня, – дрожащим голосом сказала она.

– Успокойся, Элиа. Никто не будет знать о том, что мы разговаривали с тобой. Ты понимаешь? Никто, кроме тебя и меня.

Она вздохнула и едва заметно улыбнулась.

– Никто, – повторила она.

– Хорошо. А теперь я хочу, чтобы ты мне сказала, как я смогу найти этого рыцаря, прямо сейчас.

– Он занимает шестой этаж.

– Как туда добраться?

– По главной лестнице.

– Или?

– Есть еще наша лестница.

– То есть?

– Лестница для слуг.

– И где мне искать именно эту?

Девушка не ответила и обеспокоенно взглянула на ступеньки, ведущие наверх.

– Элиа? – настаивал наемник.

– Вы обещаете, что ничего не скажете?

– Да. Но давай быстрее.

Она еще помедлила и наконец сунула руку в вырез своей рубашки и извлекла оттуда бронзовый ключ, который носила подвешенным на кожаном шнурочке.

– Это ключ…

– От лестницы, понятно, – перебил ее Чан, сдернув шнурок жестким рывком.

Элиа слабо вскрикнула и зажмурила глаза, как если бы он собирался ее ударить.

– Сожалею, девочка, но я немного тороплюсь… – Он улыбнулся. Шнурком от ключа он крепко связал ей руки за спиной, затем к этому шнурку еще добавил две полосы ткани, оторвав их от одеяла. – И последнее, Элиа. В котором часу встают слуги?

– В шесть часов.

Стало быть, ему оставалось каких-то три часа до того момента, когда крепость наводнят люди. Он звонко поцеловал девушку в лоб, после чего аккуратно завязал ей рот полоской ткани.

– Спасибо, Элиа. Ты была молодчиной.

Под конец он связал ей лодыжки и укрыл ее обрывком одеяла.

– Главное, не шевелись. Я скоро вернусь, – сказал он в заключение.

Перемахивая через подоконник, он подумал, что до этой минуты ему везло, необычайно везло.

Ключ, полученный от Элии, с легким скрипом повернулся в замке и отпер дверь, предназначенную для слуг. Чан толкнул створку и проскользнул внутрь донжона, не забыв закрыть за собой дверь. Он оказался в помещении цилиндрической формы. Лестница, как таковая, начиналась где-то на пятнадцать локтей выше. Рыцари, чтобы обезопасить себя от возможного проникновения, разобрали первые двадцать пять ступеней. Чан быстро обнаружил, что там есть поднимающаяся деревянная лестница. Рыцарям достаточно было опустить ее, чтобы восполнить недостаток ступеней.

Это был классический прием, применявшийся в крепостях империи Грифонов. Черный Лучник также заметил лежавший прямо на земле тяжелый камень с бронзовой скобой, который, должно быть, прикрывал вход в подземелье, а стало быть, и в водостоки.

Он оценил расстояние, отделявшее его от первой ступеньки лестницы, и принял решение. Вновь отважиться на рискованный подъем означало лишний раз перенапрягать свои мускулы. В его мозгу мгновенно возник замысел, вполне осуществимый благодаря простоте механизма, управлявшего приставной лестницей.

Выскользнув наружу, Чан прихватил в конюшне веревку, крепко привязал ее к стреле и прицелился из лука в нижний край приставной лестницы. Стрела с глухим стуком воткнулась в дерево. Чан потянул за веревку, чтобы убедиться, крепко ли засела стрела, а затем стал подтягивать к себе лесенку. Всякий раз, когда раздавался скрип, он поднимал вверх голову, опасаясь увидеть на пороге силуэт рыцаря.

Никто не помешал его предприятию. Как только приставная лестница коснулась земли, он вытащил стрелу и убрал веревку, затем быстро двинулся по ступеням.

Чан предполагал, что винтовая лестница ведет на самый верх башни. Между тем ее скользкие, стершиеся ступени вскоре привели его к первой двери, о наличии которой он не подозревал. Но здесь нельзя было останавливаться. Если Элиа не солгала, Шенда сейчас находится на шестом этаже.

Держа лук наготове, он продолжил свой путь и блаполучно миновал площадку четвертого этажа. Он уже собирался пересечь следующую площадку, когда его внимание привлек необычный шум.

Странный звук, напоминающий шелест.

Инстинктивно он натянул тетиву и прислушался. Тишину нарушало лишь его короткое свистящее дыхание. Встревоженный, он поднялся еще на одну ступеньку, не отрывая глаз от уходящих вверх ступеней.

Часовой?

«Если он услышал шаги, – подумал Чан, – то почему он не стремится узнать, кто явился в столь поздний час? Разве что он заснул, он тоже…»

Этому Чан не верил. С тех пор как он приблизился к лестнице, он чувствовал какой-то едва уловимый запах, на который не обратил внимания. Сейчас этот запах, казалось, стал сильнее.

Вновь послышался шелест, и уже ближе. Это привело его в замешательство. Ни один рыцарь не имеет привычки двигаться так молчаливо и осторожно, а часовой уже давно бы его окликнул. Холодная дрожь пробежала вдоль его позвоночника.

Он понял.

Уже не пытаясь задерживать дыхание, он попятился, спустившись на несколько ступенек. Нужен был луч света из бойницы, хотя бы просто лунный свет, это помогло бы ему опередить прыжок противника.

Его сердце припустилось вскачь, закусив удила, дыхание участилось и освободило путь скрытому недугу, который не прекращал его преследовать со времен странствий по ликорнийской пустыне. Вырвавшись из-под контроля, его запястье затряслось, как тряпичная кукла. Он опустил оружие, не способный долее удерживать прицел, и слезы ярости увлажнили его глаза.

Из-за поворота лестницы показалась морда белого льва. Зверь не производил никакого шума и, казалось, почти скользил по ступеням. Он пересек бледный прямоугольник света, проникавшего через бойницу, и Чан отчетливо увидел его белоснежную шкуру и перекатывавшиеся под ней тугие мыщцы.

Пара блестящих угольно-черных глаз неумолимо надвигалась на наемника, который ругался сквозь зубы, чтобы отогнать страх. Хищник остановился, как бы почувствовав отчаяние своей жертвы и желая насладиться этим как можно дольше.

Чан отбросил лук, ставший бесполезным, и приготовился умереть стоя. Он взмахнул стрелой, зажатой в здоровой руке, и поклялся пролить кровь зверя прежде, чем на его горле сомкнутся челюсти льва.

7
{"b":"458","o":1}