ЛитМир - Электронная Библиотека

Уэссингтон прикоснулся к руке легким поцелуем. Влажное дыхание согрело кожу, а мягкие губы задержались гораздо дольше, чем того требовали обстоятельства. Джейн прекрасно понимала, что поведение продиктовано условиями флирта. Ради денег граф был готов делать все, что угодно, даже ухаживать за дочкой торговца, которую заведомо презирал. Ну что же, он непременно получит свою долю развлечений, а она – свою.

Наконец граф выпустил из ладони руку дамы и выпрямился. Джейн одарила претендента самой лучезарной из улыбок, и тот вопросительно поднял брови.

– В чем дело, милорд?

– Не хочу показаться нескромным, но когда вы вот так улыбнулись, мисс Фицсиммонс, мне показалось, что я вас знаю. Не доводилось ли нам встречаться раньше? Может быть, к своему стыду, я что-то забыл?

Сердце Джейн внезапно затрепетало. Нет, конечно, вчера, в собственной гостиной, граф никак не мог обратить на новую служанку столь пристального внимания, чтобы узнать ее черты в сегодняшней чопорной леди.

– Нет, сэр, абсолютно уверена, что мы ни разу не встречались. – Джейн снова ослепительно улыбнулась, и джентльмены уселись в предложенные кресла. – Должна признаться, что непременно запомнила бы даже случайную встречу.

Граф, в свою очередь, не собирался так просто сдаваться.

– Вы много времени проводите в Лондоне?

– Нет, сэр, чрезвычайно мало. За всю жизнь я приезжала в столицу лишь четыре раза. Причем последний визит состоялся почти три года назад.

– Ну, в таком случае, может быть, мы могли видеться в Нортгемптоне? Там сосредоточена немалая часть недвижимости моего семейства.

– Увы, ни разу не имела удовольствия побывать в тех краях. Скорее всего природа просто наградила меня одним из тех обычных лиц, которые часто кажутся знакомыми.

– Позвольте не согласиться. – Граф одарил новую знакомую коронной улыбкой, против которой не могло устоять ни одно женское сердце. – В вашем прелестном личике нет ровным счетом ничего, что можно было бы счесть обычным.

После официального знакомства Тамбертон без труда представлял все новые темы для обсуждения и с удовольствием наблюдал, как прекрасно держится Филипп, демонстрируя манеры, еще в детстве прочно заложенные в сознание, но впоследствии забытые за ненадобностью. Казалось, молодой граф искренне увлечен очаровательной мисс Фицсиммонс. Почтенный адвокат не мог не порадоваться успеху начинания. Девушка действительно оказалась прелестной и к тому же прекрасно образованной. Она наверняка сможет стать замечательной женой Филиппу и заботливой матерью Эмили.

Тамбертон ощущал радостное волнение, предвкушая скорое и благополучное развитие событий.

Элизабет наблюдала за Филиппом Уэссингтоном настолько внимательно, насколько позволяли законы приличия. Молодой человек оказался высок, темноволос и откровенно красив, а к тому же весел и забавен. С легкостью и удовольствием он поддерживал разговор на любую предложенную тему, в полной мере обладал уверенностью в себе и сдержанным спокойствием. Благодаря этим качествам казалось, что одним лишь своим присутствием граф создает в комнате особую, располагающую к приятному общению атмосферу. Несомненно, он обладал богатым светским опытом и прекрасно знал, как завоевать симпатию женщины. Взгляд, который Филипп обращал к Джейн, казался бездонным. Речи собеседницы он слушал с таким вниманием, словно в эти минуты земля на несколько мгновений приостановила свое вечное вращение и окружающий мир переставал существовать. Подумать только! Этот эффектный, неотразимый джентльмен воплотился из той самой стопки бумаги, которую почти силой навязал дочери мистер Фицсиммонс! Больше того – в ближайшем будущем он вполне мог стать ее супругом!

Филипп с полным правом мог назвать себя искусным мастером покорения женских сердец. Даже в давних юношеских воспоминаниях возникали образы красавиц, готовых превзойти самих себя ради возможности доставить удовольствие обходительному лорду. Вся жизнь состояла из непрерывной череды побед и покорений. Молодой граф прекрасно знал, как увлечь даму, умел заставить ее раскрыться. Беседуя с умным и обаятельным джентльменом, избранница ощущала себя интересной, остроумной, желанной и таинственной. Да, действительно, ни один другой мужчина не мог сравниться с ним в тонкой игре обольщения. И вот сейчас Филипп Уэссингтон плел паутину вокруг мисс Джейн Фицсиммонс, отдавая ей всю силу и энергию и с удовольствием наблюдая за результатами.

Внешность новой знакомой превзошла даже самые смелые ожидания. Это же в полной мере можно было сказать и о ее манерах. Если в душе девушки и крылись какие-то сомнения относительно замужества в совершенно ином социальном круге, внешне они никак не проявлялись. Большинство женщин казались подавленными и высоким статусом, и самой личностью графа Роузвуда. К Джейн это совсем не относилось. Эту молодую особу никак нельзя было назвать притворно стеснительной кокеткой, стреляющей глазками из-за томно поднятого веера.

Еще большее удивление и восхищение вызывал тот факт, что такая молодая девушка уже несколько лет по-настоящему работала в семейном бизнесе и, если верить ее собственным словам, занимала вполне ответственное место рядом с отцом. Признание прозвучало гордо и даже несколько вызывающе, словно этим она пыталась выяснить отношение будущего жениха к образу жизни и занятиям невесты.

Уэссингтон втайне восхищался сильными, образованными и энергичными женщинами, предпочитая их общество кругу пустых и никчемных сплетниц, воспитанных в тесных рамках бомонда. И в то же время он не мог не видеть в Джейн тех качеств, которые необходимы для счастливой семейной жизни.

Филипп ненавидел учет, цифры, планирование и подведение итогов, а Джейн с увлечением занималась подобными делами. Она вряд ли смогла бы высидеть целый день за пяльцами в кругу приятельниц; нет, ей требовалось настоящее, живое дело. Граф с огромным удовольствием предоставил бы молодой жене возможность вплотную заняться хозяйством в Роузвуде, тем более что в этом случае сам он вполне мог бы оставаться в Лондоне и вести ту самую разгульную, наполненную пирушками и азартными играми жизнь, к которой так привык.

Разумеется, некоторое время супругам придется проводить вместе, чтобы дать жизнь наследнику. Чем больше граф смотрел на Джейн, чем дольше с ней разговаривал, тем яснее ощущал, что с общением подобного рода проблем не возникнет. Разве могут обмануть зеленые глаза, пухлые губы, чувственная грудь? Одна лишь мысль о возможности ласкать это нежное тело разжигала воображение и возбуждала желание.

Джейн внимательно наблюдала за каждым движением лорда Уэссингтона, старалась не пропустить ни единого слова. Выражение лица графа не представляло особой тайны и ясно показывало, что с каждой минутой мысль о женитьбе казалась все менее неприятной и оскорбительной Джейн не удалось бы вспомнить точно, какие именно слова переломили ситуацию, но зато она могла без сомнения определить тот самый момент, когда граф решил, что союз может оказаться полезным и даже желанным. Еще не осознавая, что именно происходит, Филипп Уэссингтон стремительно шагал навстречу судьбе.

Как и все остальные участники встречи, Джейн тоже ощущала радостное волнение, предвкушая скорое и благополучное развитие событий по собственному сценарию, разработанному в тиши бессонной ночи.

Отведенные для встречи два часа близились к завершению. Тамбертон достал из жилетного кармана золотой «брегет», открыл крышку и с сожалением заметил стремительный бег времени.

– Увы, вынужден предупредить, что наша встреча неумолимо походит к концу. Признаюсь, мисс Фицсиммонс: знакомство с вами доставляет истинное удовольствие.

Адвокат заранее обсудил с Филиппом то предложение, которое должно было прозвучать в случае интереса к развитию отношений, и сейчас мальчик не разочаровал.

– Да, – поддержал он спутника, – признаюсь, беседа оказалась чрезвычайно приятной. Если у вас еще нет иных планов на вечер, то осмелюсь пригласить на ужин. – Филипп с улыбкой перевел взгляд на Элизабет. – Миссис Керью и мистер Тамбертон, разумеется, не откажутся составить нам приятную компанию.

14
{"b":"459","o":1}