ЛитМир - Электронная Библиотека

– Должен заметить, что идея чрезвычайно плодотворна. Поскольку в любом случае вам придется вести всю семейную бухгалтерию, то неплохо представлять картину в целом. Так вам легче будет решить, какие суммы и как именно тратить.

– Читаете мои мысли. – Джейн снова склонилась над столом и, желая скрепить договор, протянула руку, которую почтенный адвокат с готовностью пожал.

– Так скажите же: неужели, готовясь к свадьбе, граф влезает в новые долги? Если причиной трат оказалась я, то хлопоты просто излишни.

– Лорд Уэссингтон чувствует огромную ответственность перед родовыми поместьями. Долгие годы собственности не уделялось должного внимания. Думаю, потребуется вложить немало средств, чтобы исправить положение. Через некоторое время и вы начнете понимать те внутренние обязательства, которые его светлость испытывает по отношению к земле и живущим на ней людям, своим подданным.

– Я немного представляю, что такое чувство долга, а скоро непременно вникну в дела родовых поместий. Да и обязательства перед подданными нисколько меня не удивляют. А спросила я вовсе не об этом, а о том, каким образом граф расплачивается за весь этот огромный объем работ.

Тамбертон замялся, а потом почти смущенно ответил:

– Дело в том, что деньги вашего почтенного отца уже сменили владельца.

– Но я ведь еще даже не подписала бумаги.

– Ваша подпись и не требовалась. Мистер Фицсиммонс прислал мне подписанный брачный контракт достаточно давно, еще несколько месяцев назад.

– Несколько месяцев назад?

– Да. Так что требовалась лишь подпись самого графа.

– Позвольте посмотреть документ.

Адвокат немного подумал и кивнул в знак согласия:

– Думаю, это вполне возможно.

Джейн не спеша, внимательно прочитала исписанные страницы, не пропустив ни одного пункта, ни единого слова. До сих пор она считала, что отец поступил таким образом исключительно из-за Грегори, и вдруг неожиданно выяснилось, что он вынашивал вероломный план уже несколько месяцев! Оказывается, предательство было тщательно продумано и хорошо взвешено, а это обстоятельство делало поступок еще более подлым.

Тамбертон пристально наблюдал за выражением лица Джейн. Мудрый человек сразу все понял.

– Простите. Честно говоря, я думал, вы знаете насчет денег.

– Мне казалось, что нужно будет что-то подписать вместе с графом и что сегодня он будет здесь. Я смогу его увидеть?

– Нет. Скорее всего встреча состоится только в день свадьбы. С тех пор, как деньги поступили на банковский счет, его сиятельство исключительно занят.

– Неужели? Настолько занят, что даже не может выкроить несколько минут, чтобы перед церемонией повидаться с невестой? А ведь мы с графом разговаривали всего два раза в жизни.

Тамбертон изо всех сил старался ограничить общение молодых людей до заключения официального союза. Хотя контракт был уже подписан и пути к отступлению отрезаны, все равно существовала возможность, что мисс Фицсиммонс откажется от церемонии. Так что вовсе не имело смысла позволять ей лучше узнать жениха.

– Не принимайте это близко к сердцу, Джейн.

– Почему же? Речь идет о моей жизни. Когда должна состояться свадьба? Или мне незачем это знать?

Джейн полностью сознавала излишнюю резкость тона, однако у нее были все основания для обиды. Ведь в свадьбе участвуют двое: это и ее торжественная церемония, а не только парадный выход графа. Так, может быть, ему стоило посоветоваться с невестой относительно некоторых незначительных деталей? Например, конкретной даты венчания.

– Не тревожьтесь, пожалуйста, – мягко попросил адвокат, всеми силами пытаясь сохранить безоблачное настроение. – Филипп решил взять дело в свои руки лишь потому, что свадьба должна состояться в ближайшее время. Ровно через две недели, считая с сегодняшнего дня.

– Граф уже изволил выбрать для меня подвенечный наряд?

– Нет. Решение этого вопроса он оставляет вам.

– О, как мило!

– Но он нашел достойную мастерицу, которая сможет создать истинный шедевр. Она нанесет вам визит уже завтра и без отлагательства приступит к работе и над платьем, и над шлейфом. Это самая популярная из всех лондонских модисток. Лорд Уэссингтон хочет, чтобы вы выглядели безупречно.

– Очевидно, граф считает, что его невеста должна поразить всех присутствующих.

– Вы правы. Именно так он и полагает.

– Кажется, я понимаю ситуацию. – Джейн покачала головой. – Существует ли что-нибудь еще, что мне необходимо знать, прежде чем слепо последовать по извилистой дорожке?

– Да, к сожалению, есть еще одно немаловажное обстоятельство. Признаюсь, обсуждение этого вопроса не доставляет ни малейшего удовольствия – больше того, я с радостью уклонился бы от темы. Но, увы, что есть, то есть.

Адвокат откашлялся, потом вдруг внезапно покраснел, снова откашлялся и опустил глаза, делая вид, что перебирает бумаги.

– Хм… так вот… дело в том, что граф настаивает на безотлагательности проверки… считает, что вы непременно должны пройти испытание на…

Почтенный джентльмен окончательно утонул в смущении. Решающая встреча с Филиппом состоялась прошлой ночью. Граф бесцеремонно вытащил адвоката из постели и продиктовал несколько страниц самых неотложных поручений. Один весьма щекотливый вопрос стоял особняком и требовал пристального внимания; Филипп обязал поверенного любыми путями добиться согласия невесты. Тамбертон пытался отказываться, настаивая на неуместности и постыдности условия, но граф не хотел ничего слышать. Прошлое давило слишком тяжелым грузом.

Сидя на краешке кресла, Джейн терпеливо дожидалась конца безмерно затянувшейся паузы. Казалось, Тамбертон уже не найдет в себе сил закончить фразу.

– Какое же испытание, мистер Тамбертон?

Адвокат сидел, уставившись в стол, не в силах поднять взгляд и посмотреть в глаза собеседнице.

– Понимаете ли, замужество сопровождается весьма необычной спешкой, а потому граф просит, чтобы вы… – голос адвоката перешел в шепот, – чтобы вас осмотрела повитуха. Его светлости необходимо подтверждение девственности невесты. Ну и, разумеется, полного отсутствия предпосылок к скорому материнству.

– Что? – Услышав витиеватую тираду и осознав ее грубый, оскорбительный смысл, Джейн импульсивно вскочила.

– Пожалуйста, не заставляйте меня повторять. Боюсь, просто не найду сил снова объяснить щекотливую ситуацию.

– Так меня не оскорбляли еще ни разу в жизни! Поистине фантазия этого ужасного человека безгранична.

Джейн принялась нервно мерить шагами комнату, не зная, что делать с обидой и гневом.

– Нет, нет и нет! Ни за что не соглашусь на такое унижение! Мало того, что я вынуждена подчиниться жестокой воле отца, безжалостно сломавшего мою жизнь, и принять нелепый план грубо состряпанного замужества! Я покорно выполняю все, что от меня требуют, но не готова сидеть и терпеливо выслушивать, как порочат и поливают грязью мою собственную честь! Будь то граф Роузвуд или кто-то другой! Я понятно изложила свою позицию?

– Вполне понятно. Однако присядьте, дорогая, и, пожалуйста, успокойтесь.

Джейн замолчала и взглянула в расстроенное лицо собеседника. Этот человек всего лишь честно выполнял возложенную на него миссию, а потому заслуживал самого искреннего сожаления. Джейн подошла к креслу.

– Понимаю, насколько неприятно выслушивать подобные нескромные просьбы будущего супруга, – заговорил Тамбертон, – но уверяю, Филипп искренне считает, что имеет на это самые веские причины. Чтобы у вас не сложилось ужасного впечатления о моем клиенте и обо мне, готов изложить истинное основание просьбы. Однако должен заметить, что если граф узнает о том, что мы обсуждали этот вопрос, то чрезвычайно огорчится. Потому осмелюсь просить не упоминать о нашем разговоре.

– Хорошо, даю слово молчать.

– Дело в том, что лорд Уэссингтон уже был женат. Джейн едва не задохнулась. Почему-то известие показалось не только неожиданным, но и чрезвычайно неприятным, даже болезненным.

28
{"b":"459","o":1}