ЛитМир - Электронная Библиотека

– Голова кружится? – поинтересовался Филипп, с трудом пряча понимающую улыбку. Пара незаметно покинула круг танцующих, и граф усадил жену в кресло. Как ни старалась Джейн, а подавить зевоту ей все-таки не удалось. Усталость взяла свое.

– Да, наверное, все-таки пора отдохнуть.

– Может быть, уйдем к себе?

Джейн окинула взглядом веселую праздничную толпу. Музыка, смех, приятные разговоры. Гостей развлекали не одними лишь танцами. Рядом с бальным залом находились комнаты, где заключались пари, делались ставки. Можно было принять участие в карточной игре или с комфортом, в приятной мужской компании выкурить сигару. Для Филиппа это привычная, родная стихия, лишать его развлечений было бы слишком жестоко. Приступ головокружения прошел, и Джейн осторожно поднялась.

– Не хочу лишать тебя общества. А я, пожалуй, поднимусь в комнату.

– Мне и в голову не пришло бы отпустить тебя одну.

– Не будь глупым. Оставайся в зале и веселись. Филипп оглянулся. Уже давным-давно ему не приходилось участвовать в подобных праздниках. Здесь собрались люди, с которыми хотелось поговорить, обсудить новости и слухи; которым вполне можно было рассказать о собственных хозяйственных успехах. Оживление, блеск, изысканные напитки – все это неудержимо привлекало Да и почему бы не сыграть партию-другую в карты или кости? Граф с улыбкой перевел взгляд на жену.

– Ты уверена?

– Вполне. Но только, если позволишь, одно-единственное условие.

– Какое же?

Джейн поднялась на цыпочки и прошептала на ухо мужу:

– Разбуди меня, когда вернешься в спальню.

– Обещаю, леди Джейн. Непременно исполню.

В подтверждение своих слов граф любезно поцеловал руку супруги и с улыбкой стал наблюдать, как она направляется к выходу. Возле самой двери Джейн обернулась и, заговорщицки подмигнув, кокетливо взмахнула рукой. Уэссингтон в ответ слегка поклонился и спросил себя, заметил ли кто-нибудь из присутствующих молчаливое признание в любви. Впрочем, даже если и заметил, какая разница? Как только молодая графиня скрылась из виду, граф направился в игорную комнату.

Уже через минуту рядом появилась Маргарет. – Привет, милый, – томно прошептала она, награждая старого приятеля самой очаровательной из своих улыбок. – Готова поклясться, что ты меня избегаешь.

Филипп прекрасно понимал и выражение лица, и красноречивый взгляд, которым наградила его красотка. Ничего хорошего они не сулили.

– Чего ты хочешь, Маргарет?

– Как ты думаешь, чего я хочу? – Светская львица положила руку ему на грудь. – Так приятно, что ты наконец вернулся. Жизнь без тебя стала поистине невыносимой.

Словно между прочим Филипп убрал с груди нескромную и назойливую ладонь. Однако Маргарет крепко сжала его пальцы. Освободиться можно было лишь рывком. Устраивать сцену в чужом доме постыдно.

– Думаю, нам следует поговорить наедине.

– Прекрасно. В таком случае встретимся через полчаса у меня. Знаешь, где мои комнаты?

– Непременно приду.

Спустя ровно тридцать минут лорд Уэссингтон вошел в гостиную Маргарет. Комната была полностью готова к его визиту, словно хозяйка все спланировала заранее. В камине уютно горел огонь. Ароматизированные свечи создавали интимную, располагающую к откровенности атмосферу. На изящном столике стояли бокалы с пурпурным вином. Дверь в будуар оказалась слегка открытой, и оттуда доносилось негромкое пение: Маргарет переодевалась.

Филипп удобно устроился возле очага на небольшой софе. Дверь не скрывала облика красотки в различных стадиях нескромной и многообещающей обнаженности. Как всегда, приготовления к выходу длились долго, а потому у графа было достаточно времени, чтобы обдумать предстоящий разговор. Единственное, что он собирался сделать, – это высказать собственную точку зрения и уйти. Однако говорить через полуоткрытую дверь, а тем более заходить в спальню не хотелось. Потому он и решил дождаться появления Маргарет.

Наконец она впорхнула в гостиную, одетая в прозрачное неглиже. Наряд не только не скрывал, а даже подчеркивал женственные прелести. Да, эта дама всегда была очень красива. А если помножить внешнюю привлекательность на полное отсутствие скромности и даже малейших ограничений в интимных отношениях, то ее вполне можно было назвать воплощением мужской мечты. Впрочем, несмотря на это, Филипп искренне радовался избавлению от чар.

Маргарет по-своему поняла промелькнувшую во взгляде гостя высокую оценку и решила, что направление выбрано правильно. Несколько умелых движений – и этот роскошный представитель мужского племени снова окажется в ее постели. Ну а поймав его, она непременно сумеет позаботиться о том, чтобы новоявленная графиня услышала все самые пикантные сплетни.

Филипп решительно встал:

– Нам необходимо поговорить.

– Чуть позже, милый. Сейчас у меня на уме кое-что иное, куда более приятное.

Филипп не успел отреагировать на провокационное заявление, как красотка прижалась всем телом, накрыв поцелуем его губы. Граф отшатнулся, однако отойти на достаточное расстояние все-таки не сумел: избавиться от Маргарет оказалось не так-то просто.

– Покажи, как ты скучал без меня, – промурлыкала похотливая кошка.

Но Филипп не проявлял никаких признаков желания. Красотка на мгновение замерла, потеряв самообладание.

Склонив голову, Уэссингтон смотрел на красавицу, которой еще недавно удавалось так легко его увлекать. Сейчас он не испытывал ни малейшего намека на вожделение. Не желая показаться грубым, но в то же время ощущая потребность высказаться как можно яснее, он ответил на призыв к вниманию и ласкам прямо, без обиняков:

– К сожалению, ничего не могу тебе показать, так как совершенно не скучал. Ни капли.

– Не могу поверить.

– Прекрати, Маргарет. – Уэссингтон нетерпеливо смахнул со своей груди руки бывшей любовницы. – Мне необходимо вернуться в зал.

– Что? Что ты сказал? Но ведь твоя женушка уже отправилась спать, так что мы вполне можем провести время наедине.

– Прости, но дело в том, что мне вовсе не хочется оставаться наедине с тобой. Продолжение отношений меня не интересует, а потому тебе не стоит тратить время на напрасное преследование.

Это же просто невозможно! Еще ни одному мужчине не удавалось устоять против ее искусных ласк!

– Ты, наверное, шутишь!

– Вовсе нет. Сейчас на некоторое время отправлюсь в игорную комнату, а потом в собственную спальню, к жене.

Филипп сделал шаг назад, но обольстительница лишь прильнула еще откровеннее, отказываясь признавать поражение. Уэссингтону пришлось силой разорвать невольное объятие.

– Все, что между нами было, прошло и растаяло в воздухе. Новый раунд отношений меня вовсе не интересует и не привлекает, так что не трать зря свои силы. Я не позволю тебе расстраивать Джейн эксцентричными выходками и безумными прихотями.

От злости и унижения лицо Маргарет покрылось красными пятнами. Получить столь недвусмысленный отпор – и от кого? От самого Филиппа Уэссингтона! Эмоциональная привязанность всегда казалась светской львице самым никчемным переживанием, и партнер вполне разделял ее убеждения. Ядовитым тоном она заметила:

– Не зная тебя так давно и хорошо, как знаю я, вполне можно было бы подумать, что ты воспылал к женушке нежными чувствами!

– Больше того, готов открыто признать, что люблю миссис Уэссингтон.

На лице Филиппа появилась счастливая, даже чуть глуповатая улыбка. Слова легко слетели с губ и даже принесли чувство облегчения. Пусть Маргарет первой узнает о глубине его чувства к жене. А как только удастся вырваться из этой отвратительной комнаты, он немедленно направится к себе в спальню и скажет Джейн заветные три слова.

– Но этого просто не может быть! Посмотри на меня!

Отказываясь верить в окончательное и бесповоротное перерождение графа, в полное равнодушие к ее неотразимым прелестям, Маргарет распахнула пеньюар, полностью обнажив прекрасную грудь.

Филипп окинул ее равнодушным взглядом, а потом поднял руки к лентам, пытаясь привести одеяние в порядок.

65
{"b":"459","o":1}