1
2
3
...
65
66
67
...
74

– Нельзя ли провести беседу в более достойном стиле?

В это самое мгновение Маргарет заметила, как в зеркале отразилось какое-то движение. Дверь медленно открывалась. Филипп не мог заметить, что происходит сбоку, в отдалении, но куртизанка смотрела в зеркало и все видела. Она сделала решительный шаг вперед и заключила графа Роузвуда в цепкое кольцо своих порочных рук.

Глава 26

Лорд Моррис не сводил с графа и графини внимательного взгляда. Они стояли в длинной веренице танцующих пар, почти на противоположной стороне зала, и строго следовали сложному рисунку движений. Звучала приятная, красивая музыка, и танец обещал быть долгим. Зная графа, Моррис не сомневался, что за первым последуют еще – в танцах Филипп казался неутомимым. Супруги не скрывали удовольствия и от прекрасного бала, и от яркого, стройного звучания оркестра, и от общения друг с другом.

Настал самый подходящий момент.

Весь вечер Моррис старался вести себя так, чтобы на него обратили внимание все присутствующие. Никто не сможет сказать, уходил ли он из зала, а если уходил, то когда именно.

Фредерик немного постоял возле двери зала и начал неслышно подниматься по внутренней хозяйственной лестнице, которую разведал еще вчера, во время всеобщей суматохи и спешных приготовлений к празднику. Осторожно выглянув с площадки в коридор, удовлетворенно заметил, что он пуст и едва освещен. Все обстоятельства в точности соответствовали замыслу.

Бесшумно, словно ядовитая змея, Моррис подкрался к нужной двери и повернул ручку. Вздохнул с облегчением: да, дверь не заперта, так что не потребуется тратить время на возню с замком. Дрожа от нервного напряжения и обливаясь холодным потом, Моррис скользнул внутрь.

Несколько мгновений он стоял неподвижно, прислонившись спиной к стене. Необходимо было привести в порядок дыхание и привыкнуть к темноте. Совсем близко, всего в нескольких футах от него, из мрака выступила кровать. Спящий на ней человек дышал ровно и глубоко, и каждый вздох мерно вздымал одеяло. Одно лишь это мирное зрелище довело вожделение до предела возможного. Злоумышленник расстегнул брюки, одним-единственным молниеносным движением сдернул одеяло и бросился на кровать.

Эмили Уэссингтон, внезапно проснувшись, широко открыла глаза. В это же мгновение ее рот зажала тяжелая рука.

– Если пискнешь, тут же убью. Понимаешь?

Эмили лежала неподвижно. Испуганная до отчаяния, она не могла сообразить, что происходит.

– Понимаешь? – снова прошипел голос. Эмили с трудом кивнула.

– Отлично. Тогда выполняй все, что скажу, и я постараюсь не сделать тебе больно.

Моррис лгал. На самом деле он как раз собирался причинить как можно больше боли. Запустив руку под ночную сорочку, он добавил:

– Все кончится прежде, чем успеешь что-нибудь почувствовать.

Джейн вошла в тихую сумрачную спальню. Горничная уже приготовила постель, развела огонь в камине и зажгла одну-единственную свечку. Остановившись возле зеркала, Джейн хотела было распустить волосы, но усталость брала свое. Без сил опустив руки, молодая графиня подошла к кровати и присела. Подушка неудержимо манила, и все же нужно было обязательно зайти к Эмили и проверить, уснула ли девочка. Джейн решила, что лишь на минуту прикроет глаза и тут же обязательно встанет. Она склонила голову на мягкий пух и мгновенно уснула.

Разбудил ее странный шум. Не понимая, где она находится и что происходит, графиня обвела взглядом комнату. Сколько она спала – несколько минут или несколько часов? Пробуждение оказалось тревожным и заставило напрячься, прислушиваясь к ночным звукам. В безмолвии темной комнаты громко стучало сердце. Джейн слегка успокоилась.

Снова прикрыла глаза и в это мгновение услышала собственное имя.

– Джейн… – словно шепот привидения. От призрачного зова по рукам побежали мурашки. Джейн стремительно села и спустила ноги с кровати.

– Кто здесь? Молчание. Никого и ничего.

Рассердившись на собственную мнительность, графиня решила проведать Эмили. На всякий случай взяв висевшую на спинке кресла шаль и держа в вытянутой руке свечку, она направилась к двери соседней комнаты. Бесшумно приоткрыла ее и в ужасе замерла.

Эмили сопротивлялась изо всех сил. Отчаянная борьба пользы не принесла. Моррис оказался слишком большим, тяжелым и сильным. Одно резкое движение, и любимая рубашка – та, которую Джейн всего несколько недель назад подарила на день рождения, – разлетелась на куски и превратилась в тряпку. Эмили заплакала.

Насильник безжалостно ударил ее по лицу, пытаясь заставить замолчать и сознательно стремясь причинить боль.

– Заткнись! Слышишь? – Рука снова зажала рот. – Если кто-нибудь услышит, я убью тебя. Так что лежи тихо!

Пощечина оказалась настолько грубой и болезненной, что слезы брызнули фонтаном. Собрав остатки сил, Эмили отчаянно укусила закрывающую рот ненавистную руку, и давление немного ослабло.

– Джейн… – все-таки смогла пролепетать Эмили, прежде чем снова ощутила безжалостный удар по лицу. Она понимала, что звать бесполезно, ведь отец и мачеха внизу, на балу – в парадном, ярко освещенном зале, где громко играет музыка.

Несколько мгновений Джейн стояла неподвижно, не в силах понять, что происходит. Казалось, она видит какой-то страшный сон и почему-то никак не может проснуться. Нет, наверное, это все-таки правда. Кровать действительно трясется. На ней происходит безжалостная борьба. Джейн сделала шаг вперед и наконец поняла суть событий. Не в силах сдержать ярость, она бросила свечу на пол и, словно дикая кошка, прыгнула на насильника.

– Отпусти немедленно!

Моррис, казалось, не сразу заметил ее присутствие. Джейн схватила его за воротник и принялась тянуть что было сил.

– Отпусти! – Никакой реакции.

Тогда Джейн подняла кувшин для воды, который стоял на ночном столике, и замахнулась. Насильник заметил угрозу и повернулся, успев закрыться рукой.

– Моррис!

– Сука, – с убийственной, жестокой ненавистью прошептал негодяй. – Ты всегда все портишь!

Не теряя ни секунды, он бросился на Джейн. Та попыталась отскочить, но не успела. Злодей с силой стукнул ее по лицу. Удар оказался настолько безжалостным, что Джейн едва не потеряла сознание. Нет, этого нельзя допустить. Сначала необходимо освободить Эмили!

– Беги, Эмили! – закричала она, вовсе не надеясь, что Эмили сохранила способность понимать и реагировать. – Беги и громко кричи!

Джейн и сама хотела кричать как можно громче, однако Моррис двумя руками сжал ее горло и принялся душить. Разжать мертвую хватку не было никакой возможности. К счастью, в этот самый момент Эмили спрыгнула с кровати и что было сил ударила злодея по голове чем-то тяжелым.

– Отпусти! – отчаянно закричала она, продолжая наносить удары до тех пор, пока от боли Моррис не ослабил хватку. Джейн тут же оттолкнула окончательно потерявшего рассудок насильника и поднялась на колени, продолжая изо всех сил кричать и звать на помощь.

Преступник моментально оценил серьезность ситуации и вскочил на ноги. Взбешенный, взведенный, словно курок пистолета, испуганный до потери сознания, теперь он хотел лишь одного – исчезнуть. Он стремительно выскочил в коридор и побежал.

Джейн и Эмили так и остались стоять на коленях, прислушиваясь к трусливо удаляющимся шагам. Через несколько секунд из противоположного конца коридора донеслись другие торопливые шаги. На сей раз они приближались. Джейн с трудом поднялась на плохо подчиняющиеся ноги и поспешила к двери. Осторожно выглянула в коридор и увидела дворецкого – тот спешил на крик о помощи. Оглянувшись через плечо, она заметила, что Эмили забилась в угол и сжалась в комок. Назревал неслыханный скандалI. Чтобы хоть как-то оградить Эмили от нескромных глаз, Джейн провела рукой по платью, пытаясь расправить смятые складки, и быстро вышла в коридор.

– Миледи, все в порядке?

Вряд ли дворецкому удалось бы что-нибудь разглядеть в полумраке комнаты, однако на всякий случай Джейн прикрыла дверь. Усилием воли стерев с лица следы страха и гнева, она ответила как можно спокойнее и сдержаннее:

66
{"b":"459","o":1}