ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ваш семейный ЛОР. Случаи из практики врача
Личный тренер
Озил. Автобиография
Метро 2033: Спастись от себя
Любимая для колдуна. Лёд
Сладкое зло
Наследие аристократки
Время желаний. Как начать жить для себя
Колючка и Богатырь

Карен Хокинс

Как покорить леди

Глава 1

Верить ей? Ха. Да я ее и на десять шагов к себе не подпущу, прежде чем не пересчитаю каждую пуговицу и бусинку на моем платье.

Леди Берлингтон – виконтессе Хантерстон после встречи с леди Каролиной Лэмб в холле дворца Марчмонт.

Деньги, или, скорее, их отсутствие, преследовали его. Нет, не потому что ему их не хватало, напротив, он как раз был весьма состоятельным человеком. А вот бедность его собеседника превратилась для него в настоящую головную боль.

Чейз Сент-Джон достал из кармана свернутую пачку банкнот и слегка подтолкнул ее к сидящему напротив человеку.

– Вот. Как ты заказывал.

Гарри Эннесли быстро накрыл деньги ладонью, однако сразу забрать банкноты не решился.

– Ты же понимаешь, как мне неприятно это делать. Если бы только адвокат отца смог найти способ, как разморозить мой счет, мне не пришлось бы просить тебя о помощи. – Эннесли изобразил на лице смущенную улыбку и пожал плечами, словно говоря, что сам он никоим образом не смог бы выпутаться из сложившейся ситуации.

Было время, когда Чейз поверил бы в убедительную ложь своего друга и, движимый сочувствием, стал бы убеждать его принять деньги; но те времена уже давно прошли.

Рука Чейза потянулась за банкнотами.

– Ну, если тебе не нужны деньги, тогда...

Эннесли нервно сжал лежащие на столе купюры.

– Да... – Чейз откинулся на спинку стула, – вот и ответ. По-моему, здесь все ясно и без слов.

Напускная веселость исчезла с лица Эннесли; быстро собрав банкноты, он засунул их в карман.

– Ты сам предложил мне эти деньги.

– Я всегда так делаю, а ты постоянно просишь еще. Кажется, это у нас уже вошло в дурную привычку, и, следовательно, пора положить этому конец.

Губы Эннесли снова тронула улыбка!

– Мы прошли вместе через многое, и о некоторых вещах люди даже не догадываются...

Это была угроза – такая же подлая и низкая, как и сам человек, из чьих уст она прозвучала. Тем не менее Чейзу удалось не показать своего разочарования.

– Надо отдать тебе должное: ты чертовски хороший актер. Когда-то я считал тебя настоящим другом.

– С тех пор ничего не изменилось.

– Нет, изменилось. Теперь ты дружишь с моим банковским счетом, а не со мной.

Лицо Эннесли скривилось в недовольной гримасе.

– Я не знаю, что на тебя сегодня нашло. Может, ты считаешь, что я злоупотребляю твоей дружбой? Тебе это показалось.

– Нет, мне ничего не кажется, – беззлобно ответил Чейз. – Я просто знаю. Знаю, кто ты и что ты.

Глаза Чейза внимательно смотрели на собеседника, однако Эннесли выдержал его взгляд.

Беседа бывших друзей проходила в роскошной обстановке одного из самых респектабельных мужских клубов под названием «Уайте». Столы из красного дерева в окружении кожаных кресел, приглушенный гул голосов и тихий звон серебра добавляли царившей здесь атмосфере ощущение нереальности. Чейз долго гадал, какой идиот согласился оплатить Эннесли членство в таком клубе, однако потом решил, что в конечном счете ему на это наплевать.

– Прошлой ночью я принял решение. Точка, с меня хватит. В следующий раз, когда тебе понадобятся деньги, ищи их в другом месте.

– Что ты имеешь в виду?

– Я уезжаю из Лондона. Навсегда.

– Уезжаешь? Но уже через неделю начнется сезон!

– Мне все равно. Я не просто уезжаю из Лондона – я покидаю Англию. – Чейз придвинулся к столу и подписал счет, оставленный официантом еще до того, как приехал Эннесли. – Пока еще не знаю, куда поеду: возможно, в Италию, а может быть, и нет.

– В Италию? Что за глупые фантазии! Италия в сотнях миль отсюда, а все, что тебе дорого, находится здесь.

– Италия действительно так далеко, что ты уже больше не сможешь одалживать у меня деньги. Тебе придется найти другую «дойную корову».

Эннесли застыл в своем кресле.

– Ты меня обижаешь.

Бровь Чейза поползла вверх.

– Напротив, – медленно проговорил он и оценивающе поглядел на собеседника, – ты совсем не обижен. Хотя должен бы обидеться, потому что я говорю совершенно серьезно.

В какой-то момент Чейзу показалось, что Эннесли вот-вот набросится на него с кулаками; в глубине души он даже надеялся на такой исход разговора: тогда бы у него появилась возможность избить негодяя до полусмерти.

Увы, у Эннесли даже на это не хватило гордости; однако лицо его побелело от злости.

Чейз ждал, готовый к любому повороту событий, но спустя минуту Эннесли с шумом выдохнул и, скрестив на груди руки, откинулся на кожаную спинку кресла.

– Что произошло, Сент-Джон? С чего это ты так завелся?

Этими простыми словами он признал свое поражение. Во всяком случае, Чейз воспринял их именно таким образом.

– Видишь ли, меня поразила одна вещь: на прошлой неделе, когда я в очередной раз отдал тебе тысячу фунтов, мне пришло в голову сделать кое-какие подсчеты. Оказалось, что только за последние два месяца я «одолжил» тебе пять тысяч. – Взгляд Чейза упал на карман Эннесли. – Теперь уже шесть.

Эннесли пожал плечами:

– Но ведь для этого и существуют друзья, не правда ли? Помогать друг другу – их святая обязанность.

– До несчастного случая ты никогда ничего у меня не одалживал, хотя за все наши развлечения, как правило, платил я; но после этого случая все изменилось и ты пытаешься выжать из меня все до последнего пенни.

Гарри бросил на Чейза злобный взгляд:

– То, что я не могу вернуть деньгами, я возвращаю дружбой.

– Как именно? Спаивая меня? Затаскивая в самые злачные игровые дома Лондона? Заставляя забыть о том, кто я есть, пока наконец... – Внезапно Чейз замолчал, в ушах у него шумело. На мгновение перед его глазами вспыхнула пугающая картина: мокрая от дождя улица, несущаяся с бешеной скоростью карета, испуганное лицо девушки, когда он повернул за угол... Ее большие темные глаза расширились от ужаса при виде надвигающегося на нее экипажа.

Господи, он больше не хотел об этом вспоминать! Не сейчас. А лучше никогда.

Эннесли попросил официанта принести бутылку портвейна. Как только напиток оказался на столе, он, молча наполнив стакан, толкнул его Чейзу, и тот сделал жадный глоток, затем еще один.

– Прости меня, Сент-Джон, прости за все. Но... – Эннесли наполнил второй стакан, – не я сбил невинную женщину. И не я заставлял тебя пить, играть – ты все делал по собственной воле.

Слова, сказанные тихим голосом, повисли в прокуренном воздухе, словно ледяная глыба, заставив Чейза задохнуться от охватившей его ненависти к этому человеку. Ему пришлось с силой разжать челюсти, прежде чем он вновь смог заговорить.

– Я знаю и полностью несу ответственность за свои действия. Я был пьян и не справился с экипажем. Но в том, что с тех пор ты не перестаешь меня шантажировать, я не виноват.

Эннесли посмотрел на Сент-Джона долгим взглядом:

– Шантаж! Какое некрасивое слово. Я просто хотел сказать, что не представляю, как поведет себя твой старший брат Маркус, если узнает об этом инциденте.

Чейзу захотелось крикнуть, что никто теперь не скажет, погибла она или нет. Вполне возможно, ей удалось выжить, но...

Нет. Девушка умерла. Он знал это наверняка, оттого и пытался утопить горе в алкоголе. Но уйти от ответственности для него было невозможно, пришло время посмотреть фактам в лицо. Его зовут Сент-Джон, и, Бог тому свидетель, теперь он об этом вспомнил.

Эннесли склонил голову набок:

– Перед отъездом ты собираешься рассказать все своим братьям?

Чейз живо представил себе Маркуса, его суровое, жестокое лицо, а в глазах – полное разочарование, и на долю секунды решительность оставила его. Ах, если б только можно было вычеркнуть из памяти ту страшную трагедию, случившуюся год назад.

Однако он твердо решил положить конец притворству – ни его печень, ни чувство собственного достоинства больше не выдерживали такого испытания.

1
{"b":"46","o":1}