ЛитМир - Электронная Библиотека

Боже милостивый, как же он был красив! И всего минуту назад этот идеальный мужчина, держа в своих объятиях, страстно целовал ее, будто она была единственной женщиной на земле... Харриет казалось, что еще чуть-чуть – и она вспыхнет, словно костер; она задыхалась от охватившего ее чувства, но не стыда, что было бы вполне естественно для женщины в подобной ситуации, а от жгучего животного желания.

О поцелуях ей было известно не понаслышке – она уже целовалась, и не раз, а целых два раза. Сначала это случилось три года назад на деревенской ярмарке в Ньюмаркете, когда она спокойно прогуливалась вдоль конюшен в одиночестве и с корзиной в руке. В этот момент неожиданно появился какой-то парень, который, пробегая мимо, схватил ее и крепко поцеловал в губы, а затем так же неожиданно исчез.

Позже, два года назад, к ним в гости из Лондона приехал внук полковника Хиллбрайта мистер Лендри. Это потом Харриет узнала, что юноша скрывался от кредиторов, а тогда, впервые увидев, посчитала его приятным и весьма эффектным молодым человеком. Их знакомство быстро переросло в легкий флирт, который продолжался в течение трех недель и потом закончился скромным поцелуем в саду за домом в Гаррет-Парке. На следующий день молодой мистер Лендри уехал, набив карманы деньгами, которые он в конце концов сумел-таки выпросить у своего дедушки. Харриет не сомневалась, что впоследствии он даже не вспоминал ни о ней, ни о старике. Что до поцелуев – тогда они не произвели на нее никакого впечатления. Тем не менее Харриет была рада получить хоть какой-то опыт, ибо серьезно полагала, что большего жизнь ей не предложит. Как оказалось, она ошибалась – поцелуй мистера Лендри не шел ни в какое сравнение с тем, что ей пришлось испытать мгновение назад.

Это был настоящий поцелуй настоящего мужчины, который, вне всякого сомнения, обладал большим опытом в такого рода делах.

Взяв полотенце, Харриет вновь посмотрела на незнакомца: как раз в этот момент он приоткрыл глаза, и на его лице появилась сонная улыбка.

– Как же мне хорошо!

Харриет решительно подавила в себе горячее желание ответить на его заигрывание. Почему этот мужчина так легко воспламенял ее страсть? Она никак не могла взять этого в толк. Ей больше были по душе ясность и порядок во всем, а этот лежавший перед ней человек представлял собой одну сплошную загадку.

Девушка поднесла к лицу больного теплое полотенце, намереваясь вновь положить его на лоб.

– Ну как, лучше? – спросила она со всей деловитостью, на которую только была способна.

– Более или менее. – Незнакомец поймал ее ладонь и прижал к щеке. В его глазах загорелся опасный огонек. – Если вы действительно хотите, чтобы мне стало легче... поцелуйте меня еще раз!

Харриет отпрянула назад и попыталась освободиться, однако незнакомец не собирался отпускать ее руку.

– В самом деле, мистер... – Она замолчала. – Если вы не знаете своего имени, как же нам вас называть?

– Хороший вопрос. Мы подумаем об этом, пока будем целоваться... – Подмигнув, молодой человек притянул ее ладонь к губам, а затем нежно поцеловал обнаженное запястье. Влажное полотенце безвольно повисло в воздухе. – Я, знаете ли, могу одновременно делать два дела – думать и целоваться; у меня тут настоящий талант.

Харриет снова попыталась высвободить руку, с испугом чувствуя, как внутри ее поднимается горячая волна желания.

– Мне не хочется вас целовать, равно как и придумывать для вас имена!

Вместо ответа незнакомец притянул ее к себе еще ближе, и на его чувственных губах заиграла улыбка, перед которой было так же трудно устоять, как и перед печеньем с корицей, которое любовно выпекала кухарка.

Харриет с трудом подавила ответную улыбку. Кем бы ни был их больной, соблазнять невинных девушек он явно умел, но поощрять его она не собиралась.

– Пожалуйста, отпустите мою руку.

– Только после поцелуя. – Он поднял брови. – Вы же знаете, я ранен, и мне может стать хуже, если я побегу за вами.

Ситуация была настолько нелепой, что Харриет чуть не рассмеялась.

– Послушайте, мистер как вас там, я... – Она вдруг замолчала и подозрительно посмотрела на молодого человека. – Для того, кто утратил память, вы что-то чересчур веселы.

На секунду в глазах незнакомца промелькнуло замешательство, однако он продолжал улыбаться и крепко держать Харриет за руку.

– Полагаю, моя память скоро вернется.

– И каким же это образом?

Незнакомец молчал. Харриет могла поклясться, что слышит, как скрипят его мозги в поисках ответа. Нет, определенно, что-то здесь не так.

Улыбка исчезла с лица больного, однако его палец продолжал нежно гладить запястье Харриет.

– Просто мне это известно, – медленно произнес он, – что я не все забыл. Например, я помню, как надевать сапоги и как целовать женщину...

– Что ж, весьма полезные знания.

– Да-да, я абсолютно уверен, что память ко мне вернется – это так же верно, как и то, что я сейчас делаю. – Незнакомец выразительно посмотрел на свой большой палец, которым он неустанно ласкал запястье Харриет. Тепло, исходящее от горячего полотенца, не шло ни в какое сравнение с тем жаром, который она ощущала вокруг своего запястья.

Боже, да что же это с ней происходит? Харриет попыталась вырваться, но и на этот раз ей это не удалось. В то же время глаза незнакомца теперь смотрели на нее с откровенным вызовом.

– Боитесь?

– Кого? Человека, который ничего не помнит? Чушь. – Харриет отчаянно пыталась найти какое-нибудь умное объяснение, но, так ничего и не придумав, глубокомысленно заметила: – Непонятно почему, но вы уверены, что ваша память вернется к вам. Такой глупости я в жизни не слышала!

Чейз недоуменно приподнял бровь:

– А вы когда-нибудь теряли память?

– Нет, но...

– Тогда откуда вам знать, что чувствует человек без памяти?

– Я знаю, потому что... – Харриет прикусила язык. Она вдруг осознала, что самоуверенность незнакомца начала по-настоящему злить ее.

Неожиданно странный больной, вместо того чтобы продолжить спор, крепко сжал ее руку и с силой дернул на себя.

Ноги Харриет уперлись в кровать, и она вновь оказалась в его объятиях.

– Вот теперь мне стало значительно лучше, – прошептал он, крепко обнимая ее.

Харриет, изо всех сил пытаясь выпрямиться, бросила на пол полотенце и стала отбиваться обеими руками.

– Немедленно прекратите!

В эту минуту дверь в комнату распахнулась, и Харриет услышала веселый голос матери:

– Дорогая! Доктор Блэкторн говорит, что... О Господи!

Девушка торжествующе посмотрела на своего мучителя, который продолжал сжимать ей в объятиях. Она с удовольствием представляла себе, как теперь ему придется оправдываться за свое оскорбительное поведение... Но тут произошло неожиданное.

– Харриет! – взволнованно завопила миссис Уорд, и ее голос задрожал от возмущения. – Что ты делаешь с нашим больным?

Глава 5

Вообще-то женщина– чрезвычайно простое создание, однако я считаю, что она непредсказуема, вот в чем дело.

Герцог Уэксфорд – герцогине Уэксфорд, возвращаясь из церкви после воскресной службы.

– Матушка, да это же не я! Он сам, а я вообще ничего... Ох, черт!

Эльвира Уорд с удивлением взирала на свою обычно выдержанную и уравновешенную дочь, которая сейчас с пунцовой физиономией возлежала на коленях их неизвестно откуда взявшегося пациента.

– Ну что ж, положим...

Это было не совсем то, что она хотела сказать, и даже не то, что ей следовало сказать. Впрочем, она знала, что, конечно же, позднее нужные слова найдутся, жаль только, что будет уже слишком поздно.

Лицо Харриет залила краска; она с трудом пыталась принять вертикальное положение, но это оказалось трудной задачей, ибо постель оказалась слишком мягкой, а пациент молча наблюдал за ее усилиями и даже не пытался помочь ей.

Наконец, извернувшись, Харриет выпрямилась, однако движение оказалось слишком резким, иона едва удержалась на ногах.

10
{"b":"46","o":1}