ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же он сказал?

– Он задавал мне вопросы, много вопросов. Я, конечно, отвечал, как мог, только не думаю, что он мне поверил... – Деррик скосил глаза в сторону кровати и, заметив пристальный взгляд незнакомца, устремленный на него, поперхнулся и замолк.

– О Господи! – произнесла Эльвира. – Мне это совсем не нравится.

– И мне тоже, – добавил Деррик, отходя от двери. – Я буду в библиотеке, если вдруг понадоблюсь тебе.

Эльвира не сомневалась, что Деррик тут же уткнется в книгу, и хорошо – лишь бы он не касался этого дела. Бывали времена, когда жизнь казалась ей особенно трудной, и хотя выдумка насчет капитана Джона Фрекенхема сыграла свою роль и долгие месяцы сдерживала требования банка, но было совершенно очевидно, что расплата приближается. Очень скоро банк потребует представить доказательства существования бравого капитана, и даже страшно подумать, что тогда будет!

Раньше каждый год они концентрировали все свои усилия на кукурузе, но цены на нее вдруг резко упали, и им не оставалось ничего иного, как искать другой источник доходов. Харриет изучила несколько разных проектов – от зерна до лошадей, однако ни один из них не принес быстрых денег, и им пришлось сократить и расходы, и платежи задом.

Вот тогда-то после долгих размышлений Харриет купила большое стадо овец. Чутье не подвело ее – в том году был огромный спрос на шерсть на аукционе в Бирмингеме и они смогли за все расплатиться.

– Прошу прощения, не могли бы вы дать мне немного воды?

Только тут Эльвира поняла, что совершенно забыла об их бедном пациенте.

– Ну конечно! – Она поспешно налила стакан воды и подала больному. Выпив воду одним глотком, он внимательно посмотрел на нее, а затем спокойно произнес:

– Я полагаю, мистер Гауэр – частый гость в вашем доме?

Эльвира покраснела.

– Мистер Гауэр навещает нас гораздо чаще, чем нам бы того хотелось: он служит в банке, которому мы должны кучу денег, и... – Она остановилась и схватилась за голову, – Что это я, простите, Бога ради! Вам вовсе незачем знать про наши проблемы... И вообще все это чепуха...

Незнакомец помолчал, его голубые глаза сузились.

– Это не может быть чепухой. Вы очень встревожены.

Эльвира взяла пустой стакан и поставила его на умывальник. Конечно, не следовало ничего рассказывать ему, но, с другой стороны, разве ей не станет легче, если она хоть с кем-то поделится всеми этими заботами и тревогами, которые не дают ей сомкнуть глаз долгими бессонными ночами?

– Мой муж взял большой кредит под залог Гаррет-Парка, намереваясь выплатить его на следующий же год, но вдруг заболел и умер. Теперь нам приходится расплачиваться за кредит постепенно, каждый год Харриет умудрялась собрать необходимую сумму на очередной платеж; но в этом году мы не успели вовремя остричь овец. А тут еще бедняжка Стивен...

– Стивен?

– Это мой старший сын – он должен был помочь нам со стрижкой, но на прошлой неделе упал с сеновала и сломал ногу. Мы не можем позволить себе нанять работника, и поэтому... – Эльвира запнулась, вновь задумавшись над ворохом накопившихся проблем, но тут же спохватилась. Она все обдумает потом, когда хоть что-нибудь прояснится. – В общем, куда ни кинь, всюду клин. Нуда вам вовсе не обязательно выслушивать наши мелкие жалобы.

– Но может быть, я мог бы чем-нибудь вам помочь.

– Единственное, чем вы могли бы помочь, – это если бы вы были... – Эльвира внимательно присмотрелась к молодому человеку, и то, что она вдруг увидела, заставило ее воображение заработать с удвоенной силой.

Незнакомец был темноволосым, именно таким она представляла себе капитана Джона Фрекенхема, основываясь главным образом на портрете, который видела в доме у знакомых в Лондоне. На картине был изображен пират, стоящий на носу корабля; его темные волосы над красивым лицом развевались на ветру, распахнутая белая рубашка открывала мускулистую грудь, а рука покоилась на эфесе шпаги, словно он готов был немедленно отправиться на завоевание мира. Их незваный гость определенно чем-то походил на этого пирата: он был высок, широкоплеч, с узкими бедрами – короче, обладал всем, чего можно ожидать от капитана, плававшего в дальних морях. Конечно, в целом вид у него был не совсем морской, но если чуть-чуть прищуриться...

Но разве это возможно? Впрочем, если ей удастся убедить этого человека притвориться капитаном Джоном Фрекенхемом совсем ненадолго: на недельку-другую – самое большее, этого хватило бы, чтобы успокоить банк и выиграть время, необходимое для того, чтобы отвезти шерсть на аукцион.

Вот только пойдет ли он на это? Они ведь даже не были раньше знакомы, так что незнакомец легко мог отказаться, сочтя ее идею смехотворной.

Эльвира нахмурилась. За внешней воспитанностью гостя таилось нечто суровое и неумолимое, не сулившее ничего хорошего ее замыслу, и все же... Может, все-таки стоит попросить его? Или лучше просто сказать ему об этом? Сообщить, что именно он и есть капитан Джон Фрекенхем, а там будь что будет...

Она замерла от этой дерзкой идеи, мысли лихорадочно завертелись у нее в голове. Как это смело! И в то же время... здорово.

Эльвира тут же вспомнила о Харриет, которая сейчас находилась в гостиной с мистером Гауэром, и это еще больше укрепило ее решимость. Интересно, трудно ли убедить человека, что он капитан? Но ведь их гость все равно не знает, кто он такой, и если он узнает, что был кем-то, это может даже как-то утешить беднягу.

Лежа в постели и наблюдая за миссис Уорд, Чейз понял, что с ней явно что-то происходит: уж очень пристально она смотрела на него. Он потрогал бинт на голове, чтобы убедиться, что его рана не открылась, однако бинт оказался гладким и сухим.

Неожиданно Эльвира ласково улыбнулась ему. Слишком ласково. В голове у Чейза прозвучал сигнал тревоги, он ничуть не сомневался в том, что означает подобная улыбка. Миссис Уорд чего-то хотела от него. Судя по всему, речь шла о деле не слишком приятном.

Эльвира по-матерински погладила молодого человека по руке:

– Я полагаю, вы уже не раз спрашивали себя, почему это моя дочь Харриет так задириста и сердита с вами.

– Я? Нет. Правда, нет. У нас еще не было возможности познакомиться должным образом, хотя, может быть, я все же чем-то вызвал ее неудовольствие.

– О, Харриет никогда не бывает в дурном расположении духа. – Миссис Уорд запнулась, а затем произнесла с многозначительным видом: – Но, думаю, вам все же известно, в чем дело.

Откуда он мог знать что-либо о Харриет Уорд, когда они только что познакомились? Известно? С чего бы это? Не на шутку встревожившись, Чейз проверил, свободны ли у него руки под одеялом: они могут понадобиться, если ему придется силой вырываться и бежать отсюда.

– Ладно, признаюсь, если мисс Уорд раздражена, то это по моей вине. Я сам был не слишком приятно настроен, когда очнулся.

– Что бы вы ни говорили, это уже не имеет значения. Харриет не в себе, потому что... – Эльвира запнулась, словно ей было трудно произнести следующую фразу.

Чейз тяжело вздохнул:

– Итак, почему же мисс Уорд сердится на меня?

И тут миссис Уорд решительно посмотрела на него, а затем выпалила:

– Харриет сердита, потому что вы не помните ее!

Чейз в недоумении потрогал свою повязку:

– Простите, у меня что-то звенит в ушах. Так ваша дочь считает, что я должен помнить ее?

– Именно так! Вы можете не помнить, кто вы, но мы-то, дражайший сэр, уж точно помним это.

Тихий звон в его ушах превратился в оглушительный гул.

– И кто же я, по-вашему?

– Капитан Джон Фрекенхем, вот кто! Вы обручены с моей дочерью и как можно скорее должны назначить день свадьбы!

Глава 6

Любовь обычно ищет твое слабое место, так что, если ты нарываешься на нее неожиданно, у тебя еще есть шанс бежать прочь, пока она окончательно не захватила тебя.

Герцогиня Уэксфорд – виконтессе Брендфорд, отведав на ужин жареной рыбки и заливного из телячьей ножки в Брендфорд-Хаусе.
12
{"b":"46","o":1}