ЛитМир - Электронная Библиотека

Чейзу на мгновение показалось, что он находится под властью галлюцинаций. Да, именно так и было. Он видел сон, а на самом деле все еще лежал в лесу, истекая кровью, и рядом с ним грабители ссорились из-за его вещей. Но откуда же тогда взялся Гаррет-Парк, где его окружали безумцы, которые только с виду казались нормальными? И почему выглядевшая словно ангел женщина в кружевном чепце только что заявила, что его зовут капитан Джон Фрекенхем и что он обручен с ее дочерью?

Хуже всего было то, что при этом миссис Уорд, произнося столь явную ложь, даже не выглядела пристыженной. Напротив, она склонилась над ним с таким видом, словно преподнесла ему дорогой подарок.

Чейз усиленно заморгал, но даже это не помогло. Значит, все происходит наяву. Черт возьми, и что же, спрашивается, ему делать в такой ситуации? Неужели эта женщина надеется, что он поверит в подобную ахинею? И даже если бы он действительно потерял память и поверил в ее липовую историю, как она думает выпутываться, когда память к нему вернется?

Когда Чейзу было десять лет от роду, его младший брат Девон свалился с лошади, пытаясь перепрыгнуть препятствие на охоте. Тогда, очнувшись, Девон почти целый день не мог вспомнить, кто он такой.

Для Чейза и его старших братьев, как только они убедились, что с младшим братом все в порядке, этот инцидент послужил удачным поводом для веселых насмешек: незаметно для родителей они пробрались в комнату больного и попытались убедить Девона, что он на самом деле сын старшего конюха, громадного косоглазого парня со страшным шрамом на щеке. Расплата не заставила себя ждать, когда их застигли на месте преступления, и в наказание им пришлось чистить стойла под суровым надзором того самого старшего конюха.

Миссис Уорд подошла к окну, где стояло низкое кресло, придвинула его к кровати и, устроившись в нем поудобнее, устремила на Чейза пристальный взгляд.

Он откашлялся, не зная, как начать.

– Мадам, я полагаю, что речь идет о какой-то ошибке...

– Да нет же, нет! Вы капитан Фрекенхем, хотя и не помните этого.

– Неужели?

– Ну конечно! – Она кивнула так энергично, что ее чепец едва не слетел с головы. – Я сама давно знаю вас.

Чейз удивленно вскинул брови:

– И как давно?

– Очень давно! Можно сказать, что я знаю вас дольше, чем кто-либо другой.

Миссис Уорд казалась абсолютно уверенной в том, что сможет убедить его, и Чейз едва не почувствовал себя виноватым за то, что помнит, кем он был в действительности. Странно, но хотя хозяйка дома явно пыталась одурачить его, Чейза не покидало ощущение, что вообще-то она всегда была порядочной женщиной, и скорее ей свойственно было простодушие, так что лгунья из нее получилась никудышная.

Но чего она добивается своей ложью?

– Мадам, может, нам лучше поговорить откровенно?

Миссис Уорд удивленно заморгала:

– Откровенно?

– Ну, да. Вы утверждаете, что я этот... капитан Фрекенхем.

– Естественно.

– И обручен с вашей дочерью.

– Именно так.

– Тогда почему ваша дочь ведет себя вызывающе, словно никогда не видела меня раньше?

– О, вы же знаете Харриет! – Миссис Уорд заговорщицки подмигнула ему. – Она иногда может быть такой упрямой!

Чейз вспомнил робкое прикосновение губ Харриет и подумал, что ее мать, возможно, что-то недоговаривает. Миссис Уорд положила руку ему на рукав:

– Капитан Фрекенхем, мне не хотелось бы взваливать это на ваши плечи, особенно после такого серьезного ранения, но Гаррет-Парк находится сейчас в отчаянном положении...

Чейз с облегчением откинулся на подушки. Вот она – причина, по которой его объявляют тем, кем он никогда не был.

– И насколько плоха ситуация?

Миссис Уорд ответила ему смущенной улыбкой.

– Очень плоха. Мы справлялись с ней, пока мистер Гауэр не стал членом совета директоров банка; но затем, несмотря на то, что я сообщила ему о вас и о средствах, которые вы скоро предоставите нам...

– Средствах?

– Н, да, о доходах от ваших плаваний – вы ведь очень хороший капитан, я знаю...

– Рад слышать это.

– Ну вот, это я и объяснила мистеру Гауэру. – Миссис Уорд, видимо, не заметила сарказма в его словах. – Однако, несмотря на ваше существование, он продолжает докучать нам.

У Чейза судорожно сжались губы.

– Как я понимаю, речь идет обо всем состоянии капитана?

– Ну... не совсем. – Миссис Уорд прикусила губу. – Видите ли, мы упомянули... то есть это я упомянула о вашем существовании в разговоре со служащими банка, в частности с мистером Гауэром, в надежде, что они могли бы предоставить нам отсрочку платежей по кредиту.

– Надеюсь, это произвело на них должное впечатление?

– О да, очень сильное! Ведь вы, мой дорогой сэр, командуете большим кораблем! Очень большим! И он приносит очень большие доходы.

– Что приятно слышать. Кстати, а как называется корабль?

Миссис Уорд снова растерянно заморгала:

– Я... я не знаю...

– Откуда я отправлялся в плавание?

– О, мы никогда...

– А мой экипаж? Они приедут за мной сюда или я встречусь с ними в другом месте?

– Господи! – Миссис Уорд схватилась за голову. – Я, конечно же, могу ответить, но не сегодня. Видите ли, я немного расстроена, потому что мистер Гауэр сейчас здесь, а это всегда сбивает меня с толку.

Чейз незаметно пожал плечами. По его мнению, в этом доме происходило нечто странное. Его хозяйка не только утверждала, что он был кем-то, кем он не был, но, похоже, она почти ничего не знала о том, кем он предположительно должен быть. Скорее всего капитан Фрекенхем являлся плодом чьего-то воображения, и только. У Чейза от удивления полезли глаза на лоб. Неужели это правда? Неужели семейство Уордов выдумало капитана, пытаясь отсрочить претензии банка? Некоторое время он безмолвно размышлял об этом, и в конце концов в его глазах появился проблеск понимания.

– Давайте посмотрим, правильно ли я оцениваю ситуацию. Банк потребовал вернуть кредит, а вы перед служащими банка сослались на капитана Фрекенхема...

– Ну да, то есть на вас, – вставила миссис Уорд, и в ее голосе зазвучала надежда.

– На капитана Фрекенхема, которым, по вашим словам, являюсь я, – неумолимо поправил ее Чейз. – Так вы сделали это с целью выиграть время?

– Именно. За исключением мистера Гауэра, все остальные были вполне удовлетворены. Но слава Богу, теперь вы здесь, и мы можем окончательно развеять его сомнения на этот счет. Все, что нам нужно, – это показать вас мистеру Гауэру, естественно, ненадолго, поскольку вы ведь ранены... Надеюсь, после этого он перестанет задавать нам столько ненужных вопросов.

– Как я понимаю, вы желаете, чтобы я скрыл, что не помню, кем являюсь на самом деле?

– Если вас это не затруднит. А еще лучше, если ваша память все же напомнит вам, что вы и есть капитан. – Миссис Уорд сложила руки на груди. – Поверьте, это решило бы все! У нас будет время, чтобы отвезти шерсть на аукцион, и потом...

– Шерсть?

– Ну, да. Харриет купила несколько сотен овец, и когда мы проведем их стрижку, продадим шерсть, то сможем сделать последний платеж. Тогда Гаррет-Парк наконец-то будет полностью принадлежать нам.

Так они, оказывается, фермеры и разводят овец. Вот почему сквозь милый аристократический акцент мисс Харриет Уорд иногда слышался выговор прачки. Теперь Чейзу сразу стала ясна масса непонятных вещей. Впервые с тех пор, как он пришел в сознание, Чейз осмотрелся вокруг. Комната, квадратная и просторная, с двумя огромными окнами, позволявшими солнечным лучам свободно проникать внутрь, благодаря теплой расцветке стен до последнего момента казалась ему роскошно обставленной. И только теперь он обратил внимание на темные потеки и пятна на коврах, на отсутствие украшений на стенах и на откровенно поношенные, вытертые покрывала.

Семейство Уорд, может, и имело благородные корни, но жило не слишком зажиточно; вот почему, подстегиваемые нуждой, они придумали фиктивного жениха для мисс Харриет, рассчитывая, видимо, удержать банк от дальнейших мер.

13
{"b":"46","o":1}