1
2
3
...
13
14
15
...
63

Это был дерзкий ход, и Чейз посмотрел на хозяйку с невольным уважением.

– У вас были трудные времена...

– О да! Мой муж несколько лет назад отошел в мир иной, и я осталась одна с тремя дочерьми и двумя сыновьями. До сих пор мы как-то выходили из положения и держались на плаву, но сейчас... – Она положила руку Чейзу на плечо, в ее глазах читалась мольба. – Капитан Фрекенхем, нам нужна ваша помощь.

Чейз посмотрел на руку, покоившуюся на его плече. Великий Боже, в ее глазах он был просто рыцарем на белом коне!

Впрочем, если и не был рыцарем, он все же был благородным человеком.

– Миссис Уорд, я не капитан Фрекенхем.

– Нет? Но кто же тогда?

Чейз уже собрался ответить, но вовремя вспомнил, что, по собственной версии, утратил память и не имеет права помнить, кто он такой. Если бы он вдруг вспомнил свое имя, в тот же день слух о нем дошел бы до его братьев, и они наверняка попытались бы отговорить его от намерения покинуть Англию. Кроме того, ему было стыдно бросать Уордов в столь бедственном положении.

Чейз нахмурился. А если все же... Великий Боже, ему самому не верилось, что он будет хотя бы рассматривать такую возможность, а вот на тебе... И все-таки: что, если он согласится стать капитаном Фрекенхемом хотя бы на несколько дней? Это очень помогло бы Уордам, а заодно дало ему безопасное убежище до окончательного выздоровления. Идея путешествовать с раненой головой отнюдь не привлекала Чейза. К тому же, хотя ему и очень не хотелось признавать это, ему совсем не нравилось, что мисс Харриет может в этот момент кокетничать с каким-то банковским чиновником. Разумеется, она добьется своего, но какой ценой? Девушка еще слишком юна, чтобы расплачиваться за недальновидность своего отца. У Чейза была сестра того же возраста, что и Харриет, поэтому сложившаяся ситуация казалась ему совершенно нетерпимой.

Он бросил задумчивый взгляд на миссис Уорд:

– Пожалуйста расскажите мне подробнее о капитане Фрекенхеме.

Почтенная дама нервно поправила кружевной чепчик.

– Подробнее? Ну конечно! Значит, так, вы – капитан Джон Фрекенхем, и у вас есть большущий корабль.

– Это я уже знаю. А как насчет братьев и сестер?

Миссис Уорд прикусила губу:

– Я не уверена.

– Но вы хотя бы знаете, где я родился?

– В Девоншире, наверное. А может быть, в Йоркшире. Нет, постойте. – Она наклонилась ближе к нему: – В Озерном крае, там так мило! Я путешествовала там с моим дядюшкой в возрасте десяти лет, и это было просто чудесно.

– Значит, вы не знаете, откуда я родом...

Ее улыбка мгновенно увяла.

– В общем-то... нет. Правда, никто никогда этим и не интересовался... Да и вы сами нам никогда этого не говорили, – уже более бодро произнесла миссис Уорд. – Эта тема никогда не обсуждалась.

– Хм... И как же долго я находился в плавании?

– Ну, как сказать...

– А какие товары я возил? Чай? Шелк?

– Поймите, я не...

– Что «не»? Вы хотя бы знаете, сколько мне лет?

– Сколько лет? А разве это важно? Все, что от вас требуется, так это вспомнить, что вы обручены с Харриет и при этом должны скоро получить большую сумму денег.

В этот момент Чейз решил, что все же будет полезно выудить у миссис Уорд признание в обмане, однако, заметив подозрительный блеск ее карих глаз, он сразу передумал. Только не слезы. Он не выносил, когда женщины плачут. Еще в раннем возрасте, когда его маленькая сестра Сара принималась плакать, он всегда уступал ей; но даже сейчас, когда Сара вышла замуж и стала графиней и матерью двоих детей, ничего не изменилось, и если она обращалась к Чейзу со слезами на глазах, он делал для нее все, о чем бы она ни попросила. Кстати, женщина, которую сбила его карета, – плакала ли она? Услышал ли ее кто-нибудь? Помог ей? А может, она осталась умирать в одиночестве на холодной, мокрой от дождя дороге?

При этой мысли голова Чейза начала раскалываться от боли. Как ему дальше жить с этим? И как все это воспримут его братья? Он коснулся виска, где боль была особенно сильной. Что ему делать дальше? Впрочем, он обдумает это потом, когда ему станет хоть немного лучше.

– Дьявольщина! – неожиданно вырвалось у него.

– Простите?

– Это вы простите меня.

Губы миссис Уорд тронула чуть заметная улыбка.

– Ничего страшного. Мистер Уорд тоже славился такими случайными оговорками.

Чейз с интересом посмотрел на хозяйку дома и тут же убедился, что ее глаза поразительно похожи на глаза ее дочери.

– Капитан Фрекенхем, – услышал он вдруг собственный голос. Вероятно, он произнес это имя, уже примеряя его на себя.

Миссис Уорд снова склонилась над ним, и Чейз вспомнил о Харриет, которой внизу досаждал мистер Гауэр. Хотя они никогда не встречались, он отлично представлял себе, что это за человек.

– Что ж, пожалуй, я сделаю это.

– Вот спасибо! Вы будете превосходным капитаном Фрекенхемом!

– Вы уверены?

– О, я хотела сказать, вы и есть капитан Фрекенхем, и, конечно же, вы сделаете все как следует.

– Хм... ладно. Раз уж встречи с мистером Гауэром мне не избежать, будет лучше, если вы расскажете все, что вам известно об этом славном капитане, или, точнее, то, что знают о нем все с ваших слов.

Миссис Уорд скромно опустила глаза:

– Что ж, начнем с того, что капитан Фрекенхем очень хорош собой и при этом является очень состоятельным человеком, но, кажется, я уже говорила вам это.

– Неоднократно.

– Только потому, что это очень важно.

– Несомненно. Что еще?

Миссис Уорд задумчиво почесала подбородок:

– Люсинда Карлтон говорила мне, что капитан зарабатывал деньги, плавая в страны Индийского океана. Я думаю, это очень интересно, поскольку...

– Люсинда Карлтон? Это еще кто?

– Подруга.

– Подруга капитана?

– Нет, она никогда его не видела, и никто не видел. За исключением, – поспешила добавить миссис Уорд с виноватым видом, – одной только Харриет. Она, конечно же, встречалась с ним – я хотела сказать, с вами – довольно часто. И все мы здесь, в Гаррет-Парке, знали его – я имею в виду, вас – очень хорошо.

– Но как же тогда эта Люсинда Карлтон слышала, что капитан – простите, я – заработал свое состояние таким образом, если она никогда со мной не встречалась?

Миссис Уорд снова задумалась.

– Не уверена. Просто похоже, что она знает все.

– Ясно. – Чейз кивнул, хотя ему ничего не было ясно. – Что-нибудь еще?

– Что ж... От леди Чедроу я слышала, что вы чуть хромаете из-за раны, полученной в схватке с пиратами. – Казалось, что от улыбки миссис Уорд в комнате стало светлее. – По-видимому, вы очень храбрый человек.

Чейз посмотрел на нее в упор:

– Скажите, миссис Уорд, сколько людей знают о существовании капитана?

– Практически весь город. О вас здесь говорят уже не одну неделю.

Дьявольщина! Пожалуй, он поторопился, согласившись выдать себя за известного человека, да еще и несуществующего. Как бы это не привлекло к нему ненужное внимание.

– Я не уверен, что это сработает. Слишком много неясной информации...

Миссис Уорд вскочила так резко, что стул, покачнувшись, поцарапал деревянный пол.

– Все сработает, и сработает отлично, капитан, поверьте мне. А сейчас нам пора спуститься в гостиную – я не рискую без крайней необходимости оставлять Харриет одну даже ненадолго.

Заметив искреннюю озабоченность в глазах миссис Уорд, Чейз решил, что, пожалуй, ему действительно лучше оставаться вблизи Гаррет-Парка, где он пока будет иметь надежное укрытие.

Вздохнув, Чейз приподнялся и спустил ноги на пол.

– Понимаю, мы не хотим, чтобы ваша дочь пострадала от приставаний этого...

– О нет, все гораздо проще. – Миссис Уорд двинулась к гардеробу. – У Харриет несколько вспыльчивый нрав, и она может спалить мистера Гауэра дотла, если мы вовремя не придем ему на выручку.

Чейз едва не рассмеялся. Да, в этой малышке и вправду постоянно тлел огонек, готовый вспыхнуть ярким пламенем. Он представил, как она лежит у него на коленях, и с удивлением обнаружил, что эта картина взволновала его.

14
{"b":"46","o":1}