ЛитМир - Электронная Библиотека

Харриет прикусила губу, чтобы удержаться от язвительной реплики, и присела в реверансе:

– Мистер Гауэр!

Банкир церемонно поклонился:

– Мисс Уорд!

Несмотря на обвинения миссис Мэйпл, мистер Гауэр вовсе не напоминал толстого рождественского поросенка: скорее он походил на откормленного быка.

– Мисс Уорд, какой приятный сюрприз! Я ожидал встретиться с миссис Уорд...

– Матушка занята, и я сказала ей, что сама приму вас. – Харриет изобразила то, что, по ее мнению, должно было выглядеть как приятная улыбка, а затем протянула руку, на которой мистер Гауэр поспешил запечатлеть влажный поцелуй. При этом от него пошла волна запаха, столь густая, что Харриет готова была поклясться: будь свет поярче, она бы увидела этот запах.

Она заморгала, заставляя себя не реагировать. Что это было? Обычно от мистера Гауэра пахло тоником и лаком для волос, но этот запах больше походил на... запах овечьего навоза. Он что, вывалялся в овчарне?

Харриет поспешно отдернула руку и с трудом удержалась, чтобы не вытереть ее о юбку.

– Мистер Гауэр, как приятно снова видеть вас! Присаживайтесь, пожалуйста. – Она опустилась в кресло вблизи двери, старательно обойдя гостя, который, улыбаясь ей, удобно устроился в кресле напротив.

– Должен признаться, это приятный сюрприз для меня, мисс Уорд. Обычно вы отсутствуете во время моих визитов.

– В последнее время я была очень занята. – Харриет на мгновение зажала нос рукой, и тут же ее взгляд упал на одинокий чайный поднос и пустое блюдо для пирожных. – Я вижу, вы уже выпили чаю.

– Разумеется. К слову сказать, у вас отличная кухарка.

– Я обязательно передам ей ваши слова. Итак, мистер Гауэр, чему мы обязаны удовольствию видеть вас?

– Видите ли, я пришел прямо после совещания в банке. – Он многозначительно посмотрел на нее, явно выдерживая паузу и ожидая дальнейших вопросов.

Однако Харриет не поддалась на его уловку.

– Если вы пришли спросить, как срастается сломанная нога Стивена, то это очень мило с вашей стороны...

Улыбка мгновенно исчезла с лица мистера Гауэра.

– Ваши братья... – Он прервался и густо покраснел. – Я не хотел бы говорить ничего дурного, но было бы много лучше, если бы рядом с ними находился мистер Уорд.

– О, да, много лучше, вы правы, но, к сожалению, это стало невозможным после его смерти, – сухо заметила Харриет.

– Я прошу вас простить меня – у меня вовсе не было намерения вас обидеть, но вашим братьям необходимо постоянное влияние мужчины, чтобы кто-то направлял их неокрепшие души. Однако вы правы, говоря, что вам тоже хорошо бы иметь рядом настоящего мужчину. – Он окинул взглядом комнату, старую потертую мебель, словно оценивая каждый предмет. – Какая жалость, все так быстро ветшает и приходит в упадок...

Харриет старалась сдержаться, чтобы не сказать что-либо очень обидное. Этот тип, излучавший уверенность и самодовольство, бесконечно раздражал ее.

– Нам всем очень не хватает моего отца. Это был прекрасный человек.

– Да-да, я тоже слышал про него только хорошее. Но больше всего меня впечатлило то, что он фигурирует в справочнике Дебретта. Это большая честь.

Справочник Дебретта представлял собой список пэров Англии, и где-то в библиотеке завалялся старый запыленный экземпляр, в который Харриет давненько не заглядывала.

– Титул унаследовал его брат, но отцу всегда было приятно, что он упомянут в этой книге.

– Вы тоже упомянуты в ней, мисс Харриет. – Мистер Гауэр просиял, словно только что совершил нечто очень значительное.

– Ну, да, хотя Харриет там написано с одним «р».

– Это, должно быть, обидно, – серьезно сказал банкир. – Сначала попасть в эту почти священную книгу, а затем по ошибке лишиться заслуженной славы.

Вместо ответа Харриет ограничилась прохладным кивком, и тут же мистер Гауэр придвинулся к краю кресла; при этом исходящая от него жуткая вонь снова усилилась.

Подобрав юбки, Харриет отодвинулась подальше. Чем же от него так воняет?

Мистер Гауэр нервно пригладил неровно остриженные волосы.

– Вы себе представить не можете, как я рад неожиданному удовольствию поговорить с вами.

– Это я уже слышала. – Харриет размышляла, как бы поскорее закончить беседу, и ей даже захотелось сказать, что она задыхается от вони.

– Мисс Уорд, то есть Харриет, я собирался кое-что сказать вашей матушке, но, возможно...

– Не думаю, что я давала вам разрешение обращаться ко мне по имени. – Харриет почувствовала, как внутри ее поднимается раздражение. Господи, неужели этот надутый чурбан собирается сделать ей предложение? Или он полагает... – Она встретила его взгляд, и сердце ее пошло ко дну, словно корабль, наскочивший на риф.

– Харриет... дорогая Харриет, – на лице Гауэра появилось столь ненавистное ей самодовольное выражение, – я слишком давно знаю вашу семью, чтобы соблюдать эти смешные условности.

Харриет пришлось дышать через нос, поскольку она так крепко стиснула зубы, что воздух больше не мог проходить сквозь них; но при этом вонь, как ей показалось, стала еще сильнее. Глаза ее начали слезиться, и она закашлялась.

– Простите, но этот запах...

Самодовольная улыбка тут же сползла с лица Гауэра, и оно стало пунцовым.

– Вы чувствуете запах – вот черт! Ну, конечно же, вы его чувствуете. Я думал, что хорошо вычистил мои туфли, однако, похоже... – Он недовольно скривился. – Ну, да, это все из-за вашего брата.

– Из-за Стивена?

– Нет, другого. Он вынес ведро с чем-то... неприятным как раз в тот момент, когда я слезал с лошади. Боюсь, я не узнал его и попросил присмотреть за лошадью, а он, по-видимому, обидевшись, выплеснул содержимое ведра прямо на мои туфли.

Харриет недоверчиво взглянула на кожаные туфли мистера Гауэра. Они были в пятнах грязи.

Она наморщила нос.

– Я уверена, Деррик сделал это не нарочно.

– А я уверен в обратном, хотя он и заявил, что это просто случайность, ручка сама выскользнула у него из руки.

– Если он сказал, значит, так оно и было, – решительно заявила Харриет, хотя на мгновение у нее перед глазами промелькнула хитрая ухмылка Деррика.

– Нет, он это сделал специально! – Гауэр обиженно поджал губы.

– Ладно, может, и так. – Харриет упрямо вскинула подбородок. – Он не слуга, чтобы заниматься вашей лошадью.

– Но он был одет как слуга, и, кроме того, моя ошибка не оправдывает его поведения.

– Согласна, не оправдывает. Если Деррик специально запачкал ваши туфли, то он не прав. Но и вы тоже не правы, поскольку не выказали ему должного уважения.

Губы мистера Гауэра вытянулись в ниточку.

– Я дал ему шиллинг за труды. С учетом печального финансового положения вашей семьи другой был бы рад заработать...

– Что?! – Харриет рывком поднялась с места. – Мистер Гауэр, благодарю вас за ваш визит.

Банкир нахмурился и с неохотой покинул удобное кресло.

– Мисс Уорд... Харриет... Я только хотел сказать, что ваша семья находится в очень тяжелом положении...

– Мне наплевать на то, что вы об этом думаете: вы нанесли оскорбление Деррику и всем живущим под этой крышей, швырнув ему монету, словно он не более чем мальчик на посылках. Вам еще повезло, что меня не было во дворе: я бы опорожнила ведро не на ваши туфли, а гораздо выше.

– Гораздо выше? Да как вы можете такое говорить? Вы только посмотрите на это! – Гауэр высоко поднял ногу.

Харриет зажала нос рукой:

– Ужасно жаль, что вы вообще вошли в дом, так как теперь мне придется заново чистить ковры.

Гауэр опустил ногу, и его лицо пошло красными пятнами.

– Так вот она – плата за все, что я сделал для вашей семьи...

– Сделали для нашей семьи, бесконечно доставая нас по поводу платежей?

– Но это просто моя работа...

– Точно. Это ваша работа. Поэтому не приходите сюда большей перестаньте скулить, что в душе вы печетесь о наших интересах. Вас интересуют только деньги – наши деньги, и ничто другое.

Внезапно Гауэр вскинул голову и расправил плечи.

16
{"b":"46","o":1}