1
2
3
...
17
18
19
...
63

Когда Гарри оперся о стол и наклонился ближе, запах его одеколона ударил в нос Девону.

– Я не знаю, стоит ли говорить это... – Он запнулся, словно ему было неловко продолжать.

Девон прищурился. Какого еще черта хочет этот деляга? И нельзя ли ближе к делу? Да, куда, черт возьми, подевался Чейз?

Девон еще раз перетасовал карты и сдал их.

– Ну, Эннесли, вперед, выкладывайте...

– Я не хотел ничего говорить вам, но ваш брат... – Гарри остановился и бросил косой взгляд на Паунда. – Послушайте, мистер Сент-Джон, может, нам лучше поговорить без свидетелей?

Паунд оторвал взгляд от своих карт:

– Ага, тайна, верно? Тогда прошу не прогонять меня. Обожаю тайны...

Девон заколебался: при всем его несомненном чувстве юмора Паунд был большим любителем сплетен. Впрочем, тут уж ничего не поделаешь: Эннесли сказал слишком много, и любая попытка отстранить Паунда была бы обречена на провал.

– Говорите, Эннесли, довольно мямлить!

– Мистер Сент-Джон, мне так жаль. Это так не похоже на вашего брата – не прийти на встречу. – Эннесли запнулся и бросил быстрый взгляд на Паунда. – Особенно когда встреча является делом чести.

Заметив заинтересованный блеск во внешне невозмутимом взгляде Паунда, Девон выругался про себя. Теперь, что бы ни сказал Эннесли, еще до наступления вечера это станет известно всему городу.

– Я уверен, здесь просто какое-то недопонимание. Возможно, он перепутал место или время...

– Я так не думаю. – Губы Эннесли сжались. – Ваш брат должен мне солидную сумму. – Сунув руку в карман, он вытащил скомканную бумажку и, разгладив, положил ее на стол. Взглянув на листок, Девон нахмурился – это было обещание уплатить Гарри Эннесли двадцать тысяч фунтов. Внизу стояла витиеватая подпись Чейза.

И тут же смутная тревога охватила его. Что-то здесь не так. Все же он заставил себя не тронуть бумажку на столе, хотя ему ужасно хотелось схватить ее и тут же разорвать.

– Если это дело чести, я уверен, мой брат решит его к полному вашему удовлетворению. Он, несомненно, огорчится, что не встретился с вами.

– О, я надеюсь на это, – уныло произнес Эннесли и тут же спрятал бумажку. – Чейз действительно был слегка расстроен, когда мы виделись в последний раз.

– Рискну предположить, что всему виной алкоголь. Чейз приобрел привычку много пить с тех пор, как стал общаться с вами.

– Туше, – буркнул Паунд.

Эннесли недовольно скривился и похлопал себя по карману, где лежала бумажка.

– Я лишь надеюсь, что ваш брат исчез не слишком надолго и мне не придется снова интересоваться...

– Друг мой, – произнес Девон с угрожающим спокойствием, – чем вы собираетесь интересоваться? Или вы хотите оклеветать имя Сент-Джонов?

В комнате стало тихо; один лишь Паунд явно забавлялся ситуацией.

Губы Эннесли задрожали; казалось, он подбирал слова для того, чтобы забрать назад свое утверждение или успокоить Девона.

Девон, не выдержав, отвернулся:

– Это все, Эннесли. Я уверен, когда мой брат вернется в город, вы получите свои деньги.

На лице Гарри застыла гримаса, весьма резко контрастировавшая с недавней располагающей улыбкой; видимо, он понял наконец, что ему не остается ничего другого, кроме как откланяться и направиться к двери.

Несколько минут Девон и Паунд продолжали играть в полном безмолвии. Хотя мысли Девона витали где-то далеко, удача сопутствовала ему, и он выиграл партию.

– Ага, удача вернулась-таки к Сент-Джонам. – Паунд снова потянулся к портвейну. – Ну а теперь скажите, что вы думаете об Эннесли.

– О ком?

Во взгляде Паунда засветилось невольное уважение.

– Об Эннесли, – повторил он мягко.

– Я вообще о нем не думаю.

– Хм... И вам совсем неинтересно, где же все-таки сейчас ваш брат? Последнее время он частенько оказывался в проигрыше, не так ли?

Девон промолчал.

– В последние шесть месяцев Чейз Сент-Джон вел себя не как... ну, скажем, не как Сент-Джон.

– Бросьте фантазировать; с моим братом все в порядке, и он такой же Сент-Джон, как и я.

Паунд больше не задавал вопросов, и они возобновили игру, однако Девон чувствовал, что никак не может сконцентрироваться. Странное ощущение тревоги не оставляло его. Куда мог деться Чейз? И какое отношение к его исчезновению может иметь Эннесли? Прошло уже больше года, а Чейз по-прежнему оставался загадкой для всех: он периодически исчезал на какое-то время, обычно в компании какой-нибудь актрисы или другой столь же недостойной особы, а затем снова появлялся в обществе как ни в чем не бывало.

Единственным исключением можно было считать случай, когда он закрутил роман с виконтессой Уэксфорд. Эта связь сама по себе не походила ни на какие другие – этакая попытка настоящей дружбы, – хотя никто из родных так и не понял этого, пока они не отправили Брендона, старшего брата Девона, чтобы откупиться от леди.

Результатом этого визита стало то, что по прошествии короткого времени Брендон сам женился на ней. При мысли о невестке Девон улыбнулся. Верена обладала столь же сильным характером и умом, что и Сент-Джоны, к тому же была по уши влюблена в Брендона, как, впрочем, и он в нее. Все говорило о том, что этот брак самый удачный из всех заключенных за последнее время.

Какая жалость, что Чейз не обзавелся подобной невестой! Впрочем, с того момента, как Брендон хитростью заставил Чейза принять пресловутое кольцо-талисман Сент-Джонов, появились хорошие шансы на то, что его брат сможет найти свою истинную любовь. Вот только вряд ли ему стоило позволять Гарри Эннесли расхаживать по городу и рассказывать любому, кто захочет его слушать, что Чейз Сент-Джон отказался заплатить долг.

Когда, к собственному удивлению, Девон выиграл еще одну партию, он с досадой бросил карты на стол и велел принести ему счет.

Проклятие, куда пропал Чейз? И почему он уехал из города, оставив расписку Эннесли?

Глава 9

Бог вовсе не зря создал человека.

Дряхлый лорд Килторн – камердинеру Хобарту, который в это время завязывал ему галстук, перед тем как сопроводить его на прием в Брукстоне.

Харриет в недоумении уставилась на мистера Гауэра. Не мог же он всерьез предполагать, что когда-нибудь она бы... то есть что однажды...

– Вы, должно быть, шутите!

Глаза мистера Гауэра неприятно сузились.

– Я сказал именно то, что хотел, и готов ответить за каждое свое слово. Я тщательно продумал все имеющиеся варианты и пришел к выводу, что вы могли бы стать самой подходящей невестой для человека моего положения. Ваши связи будут очень полезны для моей карьеры.

Харриет не верила своим ушам.

– Ноя не желаю...

– Пожалуйста, не отвечайте... пока. Я вижу, что испугал вас, но когда вы все хорошенько взвесите, уверен, вы согласитесь, что наш брак весьма выгоден для нас обоих.

– Послушайте, мистер Гауэр, я вовсе не желаю выходить замуж ни за кого!

Гауэр удивленно вскинул брови:

– Нет? А как же пресловутый капитан Фрекенхем?

– О, черт! – От неожиданности мозги Харриет на мгновение превратились в бесполезный кусок льда. – Я хотела сказать, что не желаю выходить замуж за вас, – поправилась она, – а капитан Фрекенхем – совсем другое дело. Конечно же, я хочу выйти за него замуж, ведь я же обручена с ним.

– Конечно?

Одно лишь слово, но в него мистер Гауэр вложил столько недоверия, что Харриет растерялась. Боже, только не это! Если мистер Гауэр сумеет доказать, что капитана Фрекенхема не существует в природе, все пойдет насмарку. Мысль о том, что они могут потерять Гаррет-Парк именно сейчас, когда осталось сделать последний платеж, казалась ей невыносимой.

Харриет нервно разгладила юбки.

– Кстати, о капитане Фрекенхеме. Разве я не говорила, что он прислал отрез шелка для матушки?

Гауэр насмешливо вскинул брови:

– Неужели? Как это мило с его стороны.

– Довольно большой отрез. Еще он прислал мне несколько жемчужин, а для Софии и Офелии пару нитей бисерных бус.

18
{"b":"46","o":1}