ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я пришлю им письмо и все объясню, как только устроюсь на континенте.

Чейз понимал, что когда придет время написать послание, ему придется пройти через настоящий ад, но он должен будет это сделать. Его родные заслуживали правды, и ему хотелось хоть чем-то отплатить своей семье за заботу и за веру в него.

На понимающую улыбку Эннесли Чейз ответил твердым взглядом.

– Тебя это никак не касается.

Поднеся руку к глазам, Эннесли некоторое время внимательно разглядывал идеально отполированные ногти, а затем лениво произнес:

– Неужели?

Чейз до боли сжал зубы. В который раз он задавался вопросом, как общество такого подлеца могло казаться ему приятным. Каким же глупцом он сейчас себе казался!

Впрочем, он всегда знал ответ на этот вопрос – бренди. Много-много бренди. С тех пор как произошла эта трагедия, Чейз перестал считать количество выпитых бутылок.

– Маркус очень проницательный человек, полагаю, что он уже знает обо всех моих грехах. Мне никогда не удавалось ничего скрыть от него, даже в детстве.

Неожиданно лицо Эннесли расплылось в широкой улыбке и на его правой щеке появилась ямочка.

– Оказывается, у тебя много секретов... Однако на этот раз, мне кажется, все складывается совсем по-другому.

Чейз с трудом удержался, чтобы не схватить мерзавца за грудки и не швырнуть его через всю комнату. Однако это вызвало бы еще больше разговоров, а он был сыт ими по горло. Многие в светском обществе считали Эннесли настоящим джентльменом благодаря его привлекательной внешности, безупречному вкусу и прекрасным манерам. Если б только они знали!

Отодвинув кресло, Чейз встал из-за стола:

– Дело сделано. Сегодня вечером я уезжаю.

Эннесли мгновенно перестал улыбаться.

– Но, Сент-Джон...

– Иди к черту! Если хочешь все рассказать моим братьям, пожалуйста, я не стану тебя удерживать. Я даже помогу тебе. Брендон еще не вернулся из свадебного путешествия, но уже завтра планирует быть здесь. Маркус и Энтони собирались съездить в «Таттерсоллз», а Девон сейчас в боксерском клубе у Джексона. Вызвать твой экипаж? Если поторопишься, ты сможешь застать хотя бы Девона.

Эннесли откинулся на спинку кресла, и на его лице появилось презрительное выражение.

– Ты еще пожалеешь об этом...

– Твоя угроза лишь маленькая толика того, о чем мне придется пожалеть. Прощай, Эннесли, счастливо оставаться. – Чейз резко повернулся на каблуках и направился к двери.

Оказавшись на воздухе, он подставил лицо свежему ветру и глубоко с облегчением вздохнул. Лондон вокруг него жил своей будничной жизнью: по оживленным улицам с грохотом двигались экипажи, что-то кричали фонарщики, люди спешили по своим делам, прячась от пыли, которую ветер швырял им в лицо. Город просыпался от долгой морозной зимы, постепенно очищаясь от гари и серых холодных клубов угольного дыма.

Однако этот неприглядный город был его домом: Чейз здесь вырос, и ему было больно отставлять все это. Сердце его сжалось от боли. Он медленно повернулся и пошел вниз по улице, прочь от клуба, покидая родные края и всех, кого когда-либо знал.

Первый шаг был сделан. Тем не менее Чейз понимал, что если он хочет удачно закончить свое путешествие, ему придется без страха смотреть в лицо не только себе, но и своему прошлому, и при этом не отступать ни сейчас и никогда.

Тем временем в «Уайтсе» Гарри Эннесли, удобно расположившись за столом, медленно потягивал бренди и задумчиво смотрел на опустевшее кресло. Чейз Сент-Джон оказался прав в одном – под маской Гарри Эннесли скрывался совсем другой человек. Несмотря на дорогую одежду и светские манеры, он не принадлежал к миру богатых людей, никогда не жил в графстве Уилтшир и родом был совсем из других мест. Родной дядя не оставлял ему в наследство дом, а мнимое состояние Эннесли никогда не было заморожено в результате неких юридических разногласий. В реальной жизни он получил от родного отца лишь кучу долгов да тяжелые воспоминания о детстве, полном шишек и синяков.

Гарри смог пробиться в высший свет благодаря своему уму и обаянию, с интересом наблюдая за тем, как поднимается в гору Бо Браммел, сын портного. Тому удалось попасть в высшее общество с помощью одного лишь остроумия и умения безукоризненно одеваться. Гарри верил, что он сможет добиться большего, подделывая рекомендательные письма для того, чтобы попасть в такие места, как «Уайте» или «Олмакс». Эннесли был принят, но только благодаря его привлекательной внешности и умению элегантно одеваться, а также со знанием дела вести себя в светском обществе.

Сначала Гарри предпочитал общаться исключительно с замужними дамами, которые, распоряжаясь деньгами своих мужей, не видели ничего зазорного в том, чтобы в обмен на некоторые услуги оплачивать ему аренду дома и регулярно пополнять его гардероб дорогой одеждой. Гарри старался соблюдать осторожность и никогда не нарушал границ «чужой собственности», во всяком случае, на людях; в результате многие мужья, отличающиеся нестрогими взглядами, с легким сердцем отпускали своих жен на светские рауты в его сопровождении. Обычно, узнав от своих благоверных о том, что те отправляются на бал «всего лишь с Гарри Эннесли», они не чинили женам препятствий, пренебрежительно замечая, что «до тех пор, пока их сопровождает Гарри, они вольны идти куда угодно».

Подобные комментарии хотя и позволяли Эннесли проникать в такие места, о которых в обычных обстоятельствах он и мечтать не мог, тем не менее сильно уязвляли его самолюбие, ибо каждый раз он убеждался, что, несмотря на все свои усилия и безукоризненный внешний вид, в высшем обществе всерьез его никто не воспринимает. Со временем желание достичь равного положения среди людей, которые упорно не пускали его в свой круг, превратилось у него в навязчивую идею.

Но для того чтобы достичь подобных высот, Гарри сначала необходимо было упрочить свое материальное положение: тогда бы он смог выбрать невесту на собственный вкус – богатую, с хорошими связями и приятной внешностью. И вот ему показалось, что он наконец нашел такую девушку весьма состоятельного виконта. Гарри ухаживал за ней уже целую неделю и заметил, что она тоже стала проявлять к нему некоторый интерес. Конечно, ее чувства не имели для него никакого значения, ибо он преследовал лишь одну цель – застолбить себе место в высшем обществе. Задумчиво посмотрев на стакан, Гарри глубоко вздохнул. Горькая правда жизни заключалась в том, что у богатых принято жениться или выходить замуж только за богатых, а он, несмотря на все махинации и интриги, не располагал необходимыми средствами, которые убедили бы заботливого папу богатой наследницы в том, что она наконец нашла подходящую партию.

Эннесли уже подумывал о побеге, но потом отказался от этой идеи, посчитав ее слишком грубой и опасной – высшее общество, полноправным членом которого он так мечтал стать, могло подвергнуть его обструкции.

В итоге, что бы Гарри ни делал, мысли о том, как воплотить мечту в реальность, не оставляли его, и так продолжалось до тех пор, пока год назад он не встретил Чейза Сент-Джона. Вскоре после знакомства с этим молодым прожигателем жизни Гарри понял, как осуществить свои честолюбивые планы и достать необходимые ему деньги, но тут вдруг неожиданно у Чейза проснулась совесть.

– Очень некстати, – пробормотал Гарри и осушил стакан.

В тот же миг к столу подошел официант и с бесстрастным выражением лица поинтересовался, не желает ли господин заказать что-нибудь еще, но Гарри лишь отрицательно покачал головой и нетерпеливым взмахом руки отпустил его. Официант склонился в почтительном поклоне и протянул руку к счету, который десятью минутами раньше подписал Сент-Джон.

Неожиданно глаза Гарри задержались на бумаге.

– Э-э, подождите, любезный!

Официант замер.

– Да, сэр?

– Оставьте счет, может, позже я передумаю и закажу что-нибудь еще.

Взяв в руки счет, Гарри начал внимательно рассматривать размашистую подпись, и постепенно его губы стали растягиваться в улыбке. Возможно, Чейз Сент-Джон и покинет Лондон, однако братья его по-прежнему остаются в городе, и какое-то время они не будут знать, где находится их обожаемый младший брат. Это был как раз тот шанс, которого Гарри так долго ждал.

2
{"b":"46","o":1}