1
2
3
...
24
25
26
...
63

– Бога ради! – взорвалась Харриет. – Нет, и никогда не было ни капитана Фрекенхема, ни корабля, ни пиратов!

В комнате повисло молчание.

– В общем, так, Харриет, – заявила София, пристально рассматривая сестру, словно у нее вдруг выросла вторая голова, – я не вижу причин, по которым ты могла бы чувствовать себя такой уж уязвленной.

– И то верно. – Стивен явно старался выглядеть хозяином в доме, и эта раздражающая всех привычка с каждым днем становилась все заметнее. – Я полагаю, тебе следовало бы извиниться перед Офелией.

Харриет сделала глубокий вдох.

– Ладно, прошу простить меня за то, что повысила голос, но, похоже, никто из вас не осознает всей серьезности ситуации. Если нас разоблачат, банк не замедлит потребовать свои деньги, которых у нас нет. И потом, что мы будем делать, если незнакомец вдруг вспомнит свое имя?

Чтобы чернила поскорее высохли, Эльвира посыпала письмо песком.

– Мы будем действовать сообразно обстоятельствам. Обратите внимание: миссис Биллингсворт так никогда и не вспомнила своего имени. Какая жалость, что она умерла!

– О, это было бы чудесно! – мечтательно воскликнула София.

– Что было бы чудесно? – поинтересовался Деррик, с растерянным видом высунувшись из-за книги. – Чтобы кто-нибудь умер?

– Да нет, если бы наш гость так и не вспомнил, кто он такой, и, навсегда оставшись капитаном Фрекенхемом, женился бы на Харри!

Пять пар глаз уставились на Харриет.

– Черта с два!

– Фу, как грубо! – Эльвира нахмурилась и, сложив записку, засунула ее в конверт.

– Простите. Дело в том, что вы все стоите на краю бездны и радуетесь, что скоро нам придется прыгнуть вниз. Похоже, вы даже не осознаете, во что мы можем вляпаться.

– Ого! – воскликнул Стивен. – И что же может случиться?

– А если незнакомец вспомнит, кто он на самом деле, где мы тогда окажемся?

Офелия поправила очки.

– Нам придется постоянно быть с ним, чтобы в случае чего увести его прочь.

– Хорошая мысль. Впрочем, если он действительно вспомнит, кем является, то тут же сам покинет нас.

– Тогда в дело вступлю я. На прощание я скажу ему пару теплых слов, и ничего больше, – заявил Деррик и тут вновь уткнулся в свою книгу.

– Именно так, – подтвердил Стивен. – А пока что благодаря присутствию «капитана» банк отсрочит наш последний платеж, а мы закончим стрижку овец.

Эльвира что-то написала на конверте:

– Вот, София, отнеси это письмо леди Кэбот-Уэллс с моими наилучшими пожеланиями и постарайся вернуться домой к пяти часам.

София с надеждой взглянула на брата:

– Ты сходишь со мной?

– Куда это? – Деррик неохотно оторвал глаза от книги.

– Навестить леди Кэбот-Уэллс.

Он поморщился:

– Прошлый раз, когда мы были у нее, она назвала меня Дональдом и спросила, как себя чувствует моя лошадь.

– Кэбот-Уэллс – старая женщина, Деррик. – Стивен бросил сердитый взгляд на брата. – За последние десять лет она ни разу не смогла вспомнить, как меня зовут.

– Короче, мне она не нравится, и я к ней не пойду. Стивен нахмурился:

– От тебя не убудет, если ты оторвешь свой зад от...

– А ну прекратите! – прикрикнула на сыновей Эльвира.

– Извини, мама; просто я терпеть не могу сачков, а Деррик стал одним из них.

– Все ты врешь! – Лицо Деррика запылало. – Просто я все утро и полдня работал в хлеве, а ты просто болтун...

– Ваша сестра не может одна разгуливать по деревне, так что кому-то из вас все равно придется пойти с ней.

Словно не замечая выразительного взгляда матери, Деррик снова упал в кресло и закрылся книгой.

Стивен долго молчал, а затем сокрушенно вздохнул:

– Ладно, я пойду. – Он подобрал свои костыли и поковылял к сестре.

Харриет повернулась к Эльвире:

– Что в этом конверте?

– Приглашение на ужин. Полагаю, леди Кэбот-Уэллс должна первой увидеть «капитана».

– Это будет сегодня?

– Нет. Думаю, сегодняшний вечер мы должны посвятить «капитану» и окончательно уверить его, что он именно тот, кем мы его назвали. Я пригласила леди Кэбот-Уэллс отужинать с нами на будущей неделе.

– Но ведь она самая большая сплетница в мире!

Эльвира улыбнулась:

– Именно на это я и рассчитываю. Нам надо начать с вершины и постепенно прокладывать путь вниз.

– Ну, мы скоро вернемся. – София помахала рукой и скрылась за дверью. Стивен поковылял за ней, но вдруг остановился на пороге с выражением задумчивости на лице.

– Знаешь, Харриет, если мы проработаем это должным образом, то сможем использовать нашего драгоценного «капитана» не только для получения отсрочки в банке, но и кое для чего еще.

– Это для чего же?

– К примеру, если рана у него не слишком серьезная, он мог бы помочь нам со стрижкой овец...

Великий Боже, вот было бы здорово! В это время года очень трудно найти надежных работников, и положение могло оказаться просто безвыходным. Харриет улыбнулась.

Это была первая хорошая идея, которую она услышала за весь день. Еще одна пара сильных мужских рук окажет неоценимую помощь в их нелегкой ситуации.

– Все, что от нас требуется, – это убедить «капитана», что настоящий капитан обязательно помог бы нам со стрижкой.

Харриет кивнула в знак согласия.

– Пошли, Стивен, – заторопилась София, – я хочу еще успеть переодеться к ужину и уложить волосы, а если мы будем заниматься болтовней, мне уж точно не успеть.

Стивен вздохнул:

– Ладно, сейчас иду. – Он бросил на прощание многозначительный взгляд Харриет и последовал за сестрой.

Эльвира просияла:

– Кажется, все складывается как нельзя лучше. Мы не только нашли капитана Фрекенхема, но еще получили помощника для стрижки овец, на такое я не могла и надеяться. – Она улыбнулась детям. – Иногда Бог слышит наши молитвы!

Однако Харриет отнюдь не была уверена, что ей захочется назвать темноволосого незнакомца «чудом». Впрочем, оставалось лишь смириться, терпеть его и притворяться на людях.

В то же время идея Стивена пришлась ей по душе. Если они ухитрятся заставить незнакомца помочь им со стрижкой, в конце концов, все эти передряги могут обернуться им на пользу, а значит, особо роптать пока нет никакого смысла.

Глава 12

Дьявольщина, да это же леди Татсвелл вернулась со смертельно нудного светского раута и сейчас опять готовится выйти на тропу войны с новой, убийственной миссией. Она... Господи, только не это! Она направляется к нам! Где нам спрятаться?

Герцог Грейли – своей жене Анне на светском рауте у Комптонов.

До ужина оставался всего час. Чейз сделал последний глоток бренди и, чувствуя, как напиток согревает горло и желудок, прикрыл глаза. Голова еще болела, нос каждым глотком боль утихала.

Хорошо еще, что ему удалось найти графинчик бренди в библиотеке, иначе его ждала бы бессонная ночь: в Лондоне он никогда не засыпал без солидной дозы спиртного, с тех пор как...

Он закрыл глаза, его сердце болезненно сжалось. «Нет. Не думай об этом. Никогда не думай об этом».

Постепенно ощущение безнадежности отступило, а затем за спиной раздался мягкий бой часов. Рука молодого человека чуть дрожала, когда он наливал себе еще стакан. Последний раз он пил спиртное как раз в тот день, когда на него напали.

Поднеся стакан к губам, Чейз внезапно замер. Не это ли послужило причиной недавней передряги – ведь тогда он был пьян как сапожник. Вот грабители и решили, что он будет легкой добычей. А разве Эннесли поступал не тем же образом?

Чейз поставил стакан на поднос, и мысли вдруг обрели ясность. Нет уж, больше он никогда не станет легкой добычей. И пожалуй, ему лучше одеться к ужину – ведь в семействе фермеров-овцеводов наверняка ужинают рано.

Вздохнув, Чейз обернулся и увидел свой галстук в зеркале. Точнее, это когда-то было галстуком: поскольку большая часть его одежды была безжалостным образом затоптана и разодрана, ему пришлось смириться и взять то, что осталось.

25
{"b":"46","o":1}