ЛитМир - Электронная Библиотека

А вот если он будет есть, то с полным ртом не сможет говорить, и бедняжке Офелии придется обратиться к кому-нибудь другому за утешением. Придя к такому заключению, Чейз решительно разрезал большой росток спаржи надвое и сунул одну половинку в рот.

Офелия еще выше вздернула подбородок, и в ее глазах засветилось лукавство.

– Капитан Фрекенхем, – громко окликнула она.

Чейз замер, не донеся второй кусок до рта. Кажется, дело принимало безнадежный оборот. Он с сожалением посмотрел на вилку и положил ее на тарелку.

– Слушаю, мисс Офелия.

– Так все-таки что вы думаете о моем имени?

– Оно очень оригинально, – попытался Чейз уйти от ответа.

– И что дальше?

Черт подери, чего еще она от него хочет? Он что, на допросе? Чейз бросил салфетку на стол.

– Просто не знаю, что мне думать о вашем имени! Возможно, вы правы, и оно... Уф! – Он недовольно поморщился. – Зачем вы пинаете меня ногой?

– Я ничего такого не делала, – ответила Харриет, глядя куда-то мимо него.

У Офелии задрожали губы.

– Значит, вы считаете мое имя... Вы собирались сказать – дурацким?

Чейз осторожно шевельнул ногой. Ничего, до утра все пройдет.

– Здесь что, не понимают шуток? Конечно, я не хотел так сказать. Ваше имя... э-э... такое же приятное, как шелк.

– Шелк?

– Да, такое женственное, нежное... мерцающее, что ли. – У него вспотел лоб от усилий, но, кажется, он справился.

– Вот это комплимент! – Офелия возбужденно заерзала на стуле. – Как вы красиво сказали. – Она исподлобья бросила взгляд на сестру. – Самое лучшее, что я когда-либо слышала о своем имени.

Харриет фыркнула:

– Ты говорила то же самое, когда один из близнецов Феррелов сравнил твои глаза со звездами, что в общем-то неправильно, поскольку глаза у тебя голубые, а звезды почти белые.

София тут же надулась:

– И вовсе не один из близнецов Феррелов сказал это, а старший сын виконта Нортрейка.

– Кто бы он ни был, более неудачного сравнения я в жизни не слышала.

– Как ты можешь так говорить! У тебя совсем нет чувства прекрасного и романтичного, просто ничуточки! Вот почему я думаю... – София вдруг замолчала и перевела взгляд на Чейза. – Капитан! Рискну предположить, вы не помните, что любили захаживать в хлев вместе с Харриет. На самом деле мы частенько заставали вас обоих на сеновале...

После этих слов Харриет захотелось, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее целиком, но не тут-то было: пол оставался до отвращения твердым под ее ногами, и все, что она смогла сделать, это изобразить улыбку и стараться не смотреть на «капитана». Она была уверена, что тот ехидно усмехается, и кинула умоляющий взгляд на остальных членов семьи, будто взывая о помощи, но никто не откликнулся: Стивен якобы был слишком занят собой, а Деррик запихивал в рот очередную булочку, делая вид, что ничего не замечает. София притворилась, что ей что-то попало в глаз, и отвернулась, пытаясь удержаться от смеха... И только Офелия сидела насупившись, склонив голову набок.

– А вот мне лично хлев не нравится. Там так воняет. – Деррик управился наконец со своей булочкой и теперь решил подлить масла в огонь. – Все зависит от того, как ты там развлекаешься.

– Развлекаться там? Но с кем? Там у нас только две лошади, а так везде пусто.

Стивен едва не подавился.

– В этом-то все и дело.

Харриет стиснула зубы. «Ну, они у меня еще попляшут», – пообещала она себе.

Протянув руку к хлебнице, она заметила, что «капитан» сделал то же самое. Их руки встретились, и тут ей стало ясно, что он смотрит не на нее, а на кольцо.

О, черт!

Она слишком резко отдернула руку. Хлебница, покачнувшись, опрокинулась, ее содержимое рассыпалось по деревянной поверхности стола.

– Господи, Харриет! – София принялась собирать хлеб и возвращать его на место. – Да что с тобой сегодня? Я никогда не видела тебя такой нервной. О, покажи-ка мне это!

– Что – это? – Харриет поспешно опустила руку под стол и дернула кольцо, но все было напрасно.

Эльвира нахмурила брови:

– Откуда у тебя это кольцо? Кажется, оно выглядит как очень старинное.

– Это я дал вашей дочери кольцо, – раздался рядом с Харриет спокойный голос.

Девушка испуганно посмотрела на «капитана», и он украдкой улыбнулся ей, словно они были заговорщиками.

– Кольцо нашли среди моих вещей в лесу, и я попросил ее надеть его... для сохранности.

Некоторое время каждый из присутствующих переваривал эту новость, затем Эльвира одобрительно произнесла:

– О, как это мило со стороны моей дочери – так заботиться о ваших вещах!

После этих слов обстановка явно разрядилась, и, к облегчению Харриет, остаток ужина прошел относительно спокойно. Однако ее по-прежнему смущало присутствие «капитана» рядом с ней; а когда она закрывала глаза, то словно чувствовала его губы на своих губах. Кем бы в действительности ни был «капитан Фрекенхем», он, несомненно, являлся светским человеком и имел большой опыт общения с женщинами. Вероятно, поэтому его прикосновение показалось ей просто волшебным, пробуждающим неизведанные до сих пор ощущения.

Когда ужин подошел к концу, Стивен с важным видом поднялся из-за стола:

– Капитан Фрекенхем, надеюсь, вы не откажетесь пройти со мной в библиотеку и выпить по рюмочке бренди?

– С удовольствием. Надеюсь, потом у меня будет возможность увидеть хлев, раз уж я так любил там бывать.

– Ну разумеется. Мы сделаем это завтра утром. Уверен, сестра будет рада показать вам все.

Харриет послала Стивену суровый взгляд, но молодой человек, по-видимому, был слишком занят ролью хозяина дома, чтобы заметить его.

«Капитан» взял ее руку и запечатлел поцелуй как раз в том месте, где красовалось злополучное кольцо.

– Надеюсь, прогулка по хлеву пробудит во мне массу интереснейших воспоминаний.

– Пойдемте же; у вас будет достаточно времени попереглядываться с Харриет завтра, когда придет пора сгонять овец. – Стивен ухмыльнулся и подобрал свои костыли.

– Доброй ночи, мисс Харриет. – Чейз церемонно поклонился. – Миссис Уорд! Мисс София! Мисс Офелия!

Как только они вышли и дверь за ними закрылась, София вскочила со стула:

– Ура, Харриет! Он просто душка. Тебе так повезло! Матушка, а почему мы не можем притвориться, будто именно я обручена с капитаном Фрекенхемом?

– София, если ты еще раз повторишь это, я заставлю тебя перечистить все ковры в доме – все до единого. – Лицо миссис Уорд покраснело от возмущения. – Что до тебя, Харриет, когда все это на нас свалилось, я и подумать не могла... То есть я надеюсь, ты никоим образом не позволишь «капитану» злоупотребить твоим...э-э... доверием.

– Мама, мне уже давно не шестнадцать, и я как-нибудь сама справлюсь.

Эльвира вздохнула:

– Надеюсь, что так, но... Этот незнакомец кажется мне ужасно решительным мужчиной. Правда, нам надо продержаться всего две недели, а потом он уедет...

Харриет вздрогнула. По какой-то причине эти слова отнюдь не успокоили ее взбунтовавшееся сердце. Две недели – не так уж долго... А что потом?

Все же она сумела заставить себя улыбнуться.

– Две недели. Надеюсь, они пройдут быстро, а потом мы, наконец освободимся от банка и... от «капитана».

Глава 14

Дело не в том, что я не умею распоряжаться своими деньгами, а в том, что деньги не умеют управлять мной.

Мисс Лили Тревенталь – брату, виконту Роузу, объясняя ему, почему у нее в очередной раз не сходятся счета.

Гарри Эннесли обернулся и поморщился, почувствовав вонь, доносившуюся с конца улицы.

– Прошу прощения?

Стоявший перед ним человек смял в дрожащих руках фетровую шляпу.

– Простите, что беспокою, но... Не могли бы вы подать пенс парню, которому не повезло в жизни?

Отметив запачканный грязью воротник, покрытые коростой красные обмороженные руки попрошайки, Гарри еще плотнее завернулся в свой роскошный плащ, стараясь, чтобы края не запачкались о грязные ступеньки, по которым он шагал.

29
{"b":"46","o":1}