ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо, спасибо.

– Тогда вы обгорите.

– Но на ней же цветы...

– Ну да, потому что это шляпа Харриет. У Стивена нет лишней шляпы, вот Харриет и сказала, что вы можете взять шляпу у нее.

Почему-то Чейза это не удивило.

– Я это не надену. Ни за что.

– Ой, да не бойтесь вы – никто вас в ней не увидит, только мы. К тому же на прошлой неделе я вышила на ней букетик незабудок. Представляете, как долго мне пришлось сидеть над шитьем!

Чейз заскрипел зубами от злости. Он ни за что не наденет эту чертову шляпу, даже если на улице будет лить как из ведра или жарить полуденное солнце.

– Уверен, она мне мала.

Офелия поправила ленты своей шляпки, завязанные кокетливым бантом под подбородком, и, забравшись в телегу, уютно устроилась на сене. Они с Софией собирались сходить по ягоды, пока остальные члены семьи будут заняты овцами.

– У Харриет шляпы всегда большие, потому что она носит косы. Я думаю, что эта подойдет вам идеально.

Чейз тяжело вздохнул и посмотрел на встающее из-за горизонта солнце. В этот момент ему трудно было представить, что днем может быть жарко, хотя скорее всего София была права.

С неохотой нацепив шляпу на голову, Чейз повернулся, собираясь идти, и неожиданно встретился взглядом с Харриет; она стояла на противоположном конце двора рядом со Стивеном, прикрывая обеими руками рот. Даже отсюда было видно, что ей нелегко удержаться от смеха.

И в ту же секунду ему открылась жестокая правда: она смеялась над ним.

– Черт побери! – Чейз со злостью сорвал с головы шляпу и швырнул ее в телегу, а затем забрался туда сам и сел впереди, рядом с Дерриком, который все это время не отрывал глаз от книги.

Проклятие! Как же низко он пал! Хотя, возможно, не только девушка, но и сама судьба насмешничала над ним. В конце концов, своим безрассудством он опозорил фамилию Сент-Джонов и уронил честь семьи, а теперь для него настала пора расплачиваться за прегрешения.

Чейз расправил плечи. Какие бы сюрпризы ни уготовила ему судьба, он больше не собирался от нее прятаться. Его имя Сент-Джон, и пора было вспомнить об этом.

Поискав глазами Харриет, Чейз убедился, что она по-прежнему стоит рядом с братом и, держа его за руку, в чем-то настойчиво убеждает его. Очевидно, Стивен с ней не соглашался, потому что он все время отрицательно качал головой, а когда она попыталась настоять на своем, вырвал руку, развернулся и быстро, насколько ему позволяли костыли, заковылял в сторону сарая. Харриет долго смотрела ему вслед со странным, опустошенным выражением на лице.

В один миг Чейз сразу забыл обо всех своих проблемах.

– Что это случилось со Стивеном? – поинтересовался он у Софии.

– Ах-ах, наш братик влюбился.

– В мисс Стриктон, – кивнула Офелия. – Но только она о нем и слышать не хочет.

– Стивен еще молод, – сочувственно вздохнул Чейз. – Надеюсь, он это переживет.

– Не знаю, не знаю, – засомневалась София. – Он ее так давно любит, с семи лет.

– Неужели с семи?

Офелия кивнула:

– Стивен тоже всегда ей нравился, но в этом году отец мисс Стриктон вывез ее в Лондон, и, кажется, поездка эта оказалась не к добру.

Харриет, погруженная в свои мысли, молча присоединилась к их компании. Чейз хотел приободрить ее, но не нашелся что сказать. В конце концов, какое он имел право вмешиваться в ее жизнь? Харриет окружали любящие люди, которые уважали ее и восхищались ею. А что мог предложить он – человек, предавший любовь своих близких?

От этой мысли Чейз почувствовал себя одиноким и никому не нужным. Он заставил себя проглотить слова утешения, готовые вот-вот сорваться с его губ, и, отвернувшись в сторону, не увидел, как и без того печальные глаза девушки, которая исподтишка наблюдала за ним, погрустнели еще больше.

– Пора приниматься за работу, – наконец произнесла Харриет. – Стивен останется здесь помогать матери, а остальные поедут со мной. – С этими словами она забралась в заднюю часть телеги. – Джем, мы готовы.

– Да, мисс Уорд. – Старший из батраков взялся за вожжи, и через несколько минут телега уже тряслась по ухабам проселочной дороги.

Глава 15

Если бы я мог загадать одно желание, я бы захотел стать очень богатым человеком. А если бы у меня было два желания, то я бы превратился в очень богатого человека и пожелал бы оставаться им всю свою жизнь.

Виконт Роуз – мистеру Джайлзу Стэндишу, мрачно наблюдая за тем, как увозили на аукцион его награды. Это была его последняя, отчаянная попытка поправить свои дела и расплатиться с долгами.

На третий день жестокой каторги (ибо работой это было трудно назвать) Чейз пришел к выводу, что животные, с которыми ему теперь против воли приходилось общаться, вовсе не походили на тех милых овечек, о которых он читал в детских книжках: несмотря на их большие карие глаза и плюшевую шерсть, эти животные обладали злобным и своенравным характером.

Такое простое дело, как перегон глупых овец с одного поля на другое, можно было сравнить лишь с покорением снежных вершин Олимпа или разгромом армии циклопов людьми, имеющими в своем распоряжении лишь камни, рогатки да лохмотья, еле прикрывающие тело.

Целых три бесконечных дня Чейз работал с Уордами и двумя нанятыми помощниками, на четвертое утро понял, что вряд ли сможет встать с кровати: все его тело ныло от синяков и ушибов, а кожа горела от солнечных ожогов и натертых за день мозолей.

Однако самое печальное заключалось в том, что стрижка овец еще даже и не начиналась; за три дня они успели лишь перегнать животных в поле, расположенное за сараем, да починить окружавший его забор. При этом овцы, казалось, вознамерились во что бы то ни стало не позволить им запереть себя в загоне: вредные животные пытались удрать при любой возможности, а самые крупные бараны не упускали случая сбить с ног зазевавшегося работника. Эти Божьи создания оказались злыми и мстительными существами, доказательством чему служили многочисленные синяки на теле Чейза.

Прислонившись к повозке, он задумчиво наблюдал за восходом солнца. Как ни странно, но ранние утра ему нравились, потому что на рассвете природа дышала свежестью и покоем. Влажная от росы трава блестела на солнце. Чейз вдохнул прохладный воздух, чувствуя, как напряжение постепенно оставляет его. Как же легко было потерять себя в Лондоне, зато здесь, вдали от светской жизни, все казалось... легче и проще.

– Капитан? – Голос Стивена прервал неторопливые размышления Чейза.

Чейз со стоном выпрямился.

– У вас что, спина болит? – спросил Стивен.

– Не спина, а все тело, включая волосы.

На лице Стивена появилась слабая улыбка.

– Вы с Джемом сможете сегодня поставить новые ворота?

Заметив темные круги под глазами у Стивена, Чейз вспомнил, как в первый день пребывания здесь его разбудил веселый голос этого славного парня. С тех пор Стивен практически не улыбался.

– Ладно, с воротами мы как-нибудь управимся...

– Вот и хорошо. А мы с Дерриком и Харриет пойдем на южное пастбище – там в одном месте прохудился забор. Остальные отправятся чистить сарай.

– Работа, работа – одна только работа.

– Так бывает не всегда. Как только покончим со стрижкой, жизнь вернется в нормальное русло.

– Тогда нам по-прежнему надо будет вставать на рассвете?

– Нет, можете не волноваться.

Раньше Чейз и представить себе не мог, что лишний час, проведенный в постели, многим кажется настоящим раем; вот только это было до того, как он превратился в капитана Фрекенхема или, скорее, в несчастного бедолагу, вконец измотанного работой.

Кивнув ему, Стивен отправился к Джему за гвоздями, а Чейз, опустив плечи, поискал глазами Харриет и убедился, что она еще не пришла, что было несвойственно для нее.

Каждое утро начиналось одинаково – его бесцеремонно будили на рассвете, потом в темноте он быстро надевал на себя что-то, отдаленно напоминавшее одежду. Затем следовал невероятно плотный и шумный завтрак, который, как позже понял Чейз, был совершенно необходим для каждого, кто не хотел умереть от голода в ожидании обеда.

33
{"b":"46","o":1}