ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да-да, я знаю, для чего ты появилась на свет, – произнесла София с довольной улыбкой. – Для встречи с капитаном Джоном Фрекенхемом.

Харриет застыла.

– Не говорите мне о нем!

Младшие сестры обменялись веселыми взглядами.

– Не хочу больше слышать от вас ни единого слова, – решительно продолжила Харриет. – А если не будете слушаться, тогда до города пойдете пешком.

Офелия наклонилась к Софии и нарочито громким шепотом произнесла:

– Харриет всегда в плохом настроении, когда корабль капитана Джона Фрекенхема не стоит в порту.

– Верно, она томится в ожидании и мечтает о его мускулистых руках, широкой груди...

– Немедленно прекратите этот цирк! – приказала Харриет, нахмурив брови. – И о чем только мама думала?

София вздохнула:

– Да она просто пыталась спасти Гаррет-Парк. Если бы мама не убедила банк в том, что у тебя есть богатый поклонник, возвращающийся из дальних краев с трюмами, полными золота, нам ни за что не дали бы отсрочку, и мы не успели бы собрать достаточно шерсти для оплаты.

Харриет молча согласилась со словами сестры. Однажды новый служащий банка мистер Гауэр неожиданно приехал в Гаррет-Парк и в грубой форме потребовал причитающиеся банку деньги. Мать, чей здравый смысл на этот раз оказался затуманен большой дозой опиумной настойки, которую она приняла, поскольку у нее болел зуб, запаниковала и придумала бессвязный, но, как оказалось впоследствии, вполне убедительный рассказ о том, что деньги появятся в лице некоего богатого капитана, который собирается жениться на ее старшей дочери. Харриет не без основания подозревала, что сюжет истории был бессовестно позаимствован из романа, который мать взяла почитать в библиотеке; тем не менее, несмотря на свою неправдоподобность, эта небылица помогла семье получить отсрочку.

София шутливо заломила руки и мечтательно проговорила:

– Капитан Фрекенхем – самый красивый мужчина на свете.

– И самый богатый, – добавила Офелия с улыбкой. – По слухам, у него больше денег, чем у самого принца.

– Чепуха! – огрызнулась Харриет. Маленькая ложь матери не привела бы к таким ужасным последствиям, если бы все про нее просто забыли. В конце концов, все, что им нужно, – это еще три месяца, чтобы внести последний взнос по закладной.

Чего мать не могла предвидеть, также как и все члены семьи Уорд, так это того, что банковские служащие, услышав злополучную историю, передадут ее слово в слово своим охочим до сплетен женам. Само собой разумеется, эти уважаемые женщины города не преминули поделиться пикантными сведениями со своими приятельницами на церковном собрании по сбору пожертвований. Те, в свою очередь, рассказали обо всем своим подружкам, соседкам, сестрам и дочерям, в результате чего вскоре каждый житель города знал историю о таинственном капитане по имени Джон Фрекенхем.

По мере того как новость передавалась из уст в уста, она стала обрастать всевозможными подробностями, и капитан стал высоким темноволосым красавцем, а Харриет впадала в отчаяние, если по несчастной случайности не получала от него еженедельного послания. Рос капитан бедным сиротой, но впоследствии смог выбиться в люди и заработать огромное состояние, плавая на своем корабле к берегам Индии и обратно.

Каждый новый слух добавлял что-то новое к идеальному образу капитана, постепенно оживляя его и приближая к реальности настолько, что через некоторое время для каждого жителя городка Джон Фрекенхем стал такой же реальностью, как и мясник, торговавший мясом на углу улицы. Исключение составляли Уорды, и то лишь потому, что они единственные знали правду.

– Как бы я хотела, чтобы капитан существовал на самом деле! – с сожалением произнесла София. – Он само совершенство!

Офелия поддержала сестру кивком, и на ее круглом лице появилась мечтательная улыбка.

– Черные густые волосы, голубые глаза...

– Голубые глаза? Кто тебе об этом рассказал? – заинтересовалась Харриет.

– Шарлотта Стриктон. Недавно я повстречала ее в городе, и она сказала, что узнала об этом от жены пастора.

Черт их всех возьми, ситуация совершенно вышла из-под контроля!

– Хорошо, что я не так легкомысленна, – высокомерно заметила София. – Я восхищаюсь храбростью капитана, а не только его красотой. Как подумаю обо всех приключениях, которые он пережил, так мне прямо дурно становится...

– Ох, ради всего святого! – Глаза Харриет запылали гневом. – Очнитесь же, наконец! Не существует никакого капитана Фрекенхема!

– Да-да, мы знаем, – весело ответила Офелия, наслаждаясь ситуацией.

– Конечно, знаем, – поддакнула София, невинно хлопая длинными ресницами. – Харриет, нельзя же воспринимать все всерьез!

– Меня раздражает, что теперь, когда я якобы обручилась с капитаном, люди стали относиться ко мне совсем по-другому. Но я ни с кем не обручена! Никогда не была и не буду!

София покачала головой:

– Вздор. В один прекрасный день ты встретишь мужчину своей мечты и забудешь обо всей той чепухе, которую ты нам сейчас наговорила.

Однако Харриет не была так уж в этом уверена; в свои двадцать четыре года она так и не встретила мужчину, который вызывал бы в ней хоть какие-то чувства, кроме глухого раздражения. Эта мысль угнетала ее, но она не собиралась делиться ею со своими чересчур болтливыми сестрами.

– Поймите, я появилась на свет не для того, чтобы стать чьей-то женой.

Офелия заморгала округлившимися от удивления глазами:

– А для чего же тогда?

– Я родилась для того, чтобы наслаждаться жизнью, валяться целый день в постели, жевать конфеты и пить горячий шоколад. К несчастью, фортуна немного забыла обо мне, и вот я здесь.

Во взгляде Софии появился откровенный интерес.

– Конфеты в постели? Это мне нравится. Все, что угодно, только не эти пахучие овцы, которые смердят на всю округу, хоть бестолковая Офелия этого и не хочет замечать.

– Неправда, я знаю, что они пахнут, – обиженно произнесла Офелия. – Но они же в этом не виноваты! В отличие от тебя я не собираюсь бранить бедных животных за их естественный запах.

– На самом деле то, что мы вдыхаем, – это не запах овец, – успела вставить Харриет, пока младшие сестры вновь не затеяли перепалку. – Это аромат денег! Тех самых денег, с помощью которых мы сможем заменить Стивена на сезон стрижки.

– Ах, бедняга Стивен! – с жалостью произнесла Офелия, а София презрительно фыркнула:

– Сам виноват. И о чем он только думал, когда спрыгивал на веревке с чердака сарая? Ему уже восемнадцать, а он дурачится как мальчишка. К тому же Стивен не должен был так расстраивать нашу маму.

– Он пытался произвести впечатление на мисс Стриктон, – пояснила Харриет, – в чем и преуспел, врезавшись в стену сарая.

София захихикала:

– Хотела бы я на это посмотреть.

– И я тоже. – Офелия не смогла удержаться от смеха. – Надеюсь, когда мы в следующий раз встретимся с Шарлоттой, она расскажет нам все детали этой замечательной истории.

Хотя Харриет и понимала своих сестер, потешающихся от всей души над старшим братом, сама она с трудом смогла выдавить из себя улыбку: благодаря акробатическому прыжку Стивена они не только потеряли время на починку сарая, но и на целых два месяца лишились работника именно тогда, когда нуждались в нем больше всего.

Погруженная в свои невеселые мысли, Харриет медленно направила повозку на узкую проселочную дорогу, с одной стороны которой тянулся густой лес, а с другой простирались живописные поля... и тут же резко натянула вожжи, заставив лошадь встать на дыбы.

– Вот это да! – София от удивления распахнула глаза.

На грязной дороге стоял прекрасный вороной жеребец и, низко опустив породистую голову, тяжело дышал; с его взмыленных боков хлопьями падала на землю пена, а из ноздрей валил пар.

– Боже мой! – воскликнула Харриет. Остановив наконец повозку, она ловко подобрала юбки и спрыгнула на грязную дорогу. – Интересно, чья это лошадь?

Офелия, чтобы лучше видеть, приподнялась на цыпочки, ее шляпка съехала назад, обнажив непокорные каштановые кудри.

4
{"b":"46","o":1}