ЛитМир - Электронная Библиотека

Чейз скрестил руки на груди.

– Я должен был тайно покинуть страну, но в пути на меня напали. Превратившись в капитана Фрекенхема, я надеялся не только помочь вам, но и избежать слухов, которые неизбежно раскрыли бы мое настоящее имя.

– А почему тебя должны волновать подобные сплетни?

– Потому что братья вряд ли одобрили бы мой побег. Харриет удивленно приподняла брови:

– Возможно, существуют более веские причины для такого поспешного отъезда?

– Ну, меня стали бы отговаривать, а я и так доставил родным слишком много проблем. Чтобы хоть как-то искупить свою вину, я должен уехать.

И тут Харриет поняла, что уже видела в глазах Сент-Джона это выражение безнадежного отчаяния, которое не раз прорывалось наружу сквозь его обычную жизнерадостность. Страдания этого человека тронули ее до глубины души: она еще ни разу в жизни не видела, чтобы чьи-то глаза выражали столько боли.

– Искупить вину? И что же такого ужасного ты натворил?

Лицо Чейза вновь приняло непроницаемое выражение.

– Зачем тебе это знать? Это только мои проблемы.

Ну уж нет! Здесь Чейз определенно ошибался. Судьба любого человека сильно волновала Харриет, а «капитана» – в особенности.

– В одном ты совершенно прав – слухи о тебе разлетелись бы в одно мгновение, и ты не смог бы долго скрывать свое настоящее имя. Стикл-Бай-Зе-Ривер – настоящее осиное гнездо, где каждый норовит сунуть нос куда не следует.

– Я это заметил, – сухо заметил Чейз, вспоминая вереницу любопытных гостей, желавших познакомиться с «капитаном».

– А поскольку маршрут почтовой кареты проходит рядом с нашим домом, то сплетни о том, что здесь происходит, в мгновение ока разносятся на много миль вокруг. – Харриет поправила шляпу и внимательно посмотрела на Чейза. – И все же на свете существует не так много преступлений, за которые приходится нести тяжелую кару.

Едва девушка произнесла эти слова, как лицо Чейза посуровело, а вокруг рта пролегли жесткие складки.

– Прости, но больше я тебе ничего не скажу.

– Здесь замешана женщина?

– Нет. – Глаза Чейза вспыхнули холодным огнем. – Довольно. Я же сказал, что больше не собираюсь отвечать на твои вопросы.

– Ну хорошо. И куда ты собирался сбежать?

– Куда-нибудь подальше. Возможно, в Италию.

Харриет хмыкнула:

– Что-то мне подсказывает, что конкретной идеи у тебя не было; а это значит, что в любом случае у тебя ничего не получилось бы. Для достижения цели необходим четкий план действий.

Чейз с шумом выдохнул.

– Помолчи, Харриет, ты ничего не понимаешь. У меня был отличный план – покинуть страну как можно быстрее и незаметнее. Ни в каком другом плане я не нуждался.

Девушка с насмешкой повела рукой вокруг:

– Разве это похоже на Италию?

– По дороге на меня напали грабители, иначе я давно уже был бы там.

– Вот как? Сначала ты оставался у нас из-за раны и плохого самочувствия, но что произошло потом? Мистер Сент-Джон, почему вы до сих пор не уезжаете?

Харриет сама не знала, чего она добивалась и что хотела от него услышать, и тем не менее ждала ответа с замиранием сердца.

Чейз покачал головой:

– Тебе и твоей семье предстояла большая работа, и я подумал, что, раз мне все равно нечем заняться, я вполне мог остаться на денек-другой и помочь вам...

– ...а потом исчезнуть. – Харриет не спрашивала, а утверждала, прекрасно зная, что он задумал, словно Чейз не раз вслух говорил о своих планах. – И тут что-то произошло. Итак, ты больше не хочешь покидать Англию...

Взгляд Чейза, скользнув куда-то мимо, устремился к невысоким холмам, покрытым колышущейся на ветру зеленой травой.

– Нет.

Харриет изо всех сил пыталась понять, что за преступление мог совершить Чейз, и в то же время, глядя на его широкие плечи, четко вырисовывающиеся на фоне яркого солнца, она не могла забыть, что, несмотря на трагедию в своей жизни, этот человек решил остаться и помочь им... На ее глаза навернулись слезы. Она просто не могла представить себе Чейза в роли преступника, совершившего что-то настолько ужасное, чтобы добровольно обрекать себя на пожизненное изгнание.

Заметив устремленный на него сочувственный взгляд, Чейз поморщился. Проклятие! Меньше всего он желал, чтобы кто-нибудь его жалел, тем более Харриет Уорд!

– Теперь, когда все карты раскрыты, ты, наверное, захочешь, чтобы я уехал. Не волнуйся, я соберусь сегодня же вечером...

– Это невозможно.

– Что? – Чейз нахмурил брови.

– Тебе нельзя уезжать. Сегодня вечером у нас появится леди Кэбот-Уэллс, и что тогда прикажешь нам делать? Как мы объясним твое отсутствие?

– Ну, к примеру, скажете, что я опять отправился в море...

– И тогда банк сразу же потребует с нас деньги. Ты нам нужен, мистер Сент-Джон, а значит, ты не можешь просто так взять и уехать.

– Не могу?

– Нет. Во всяком случае, пока.

Чейз рассеянно потер нывшую шею. Если бы у него в голове сохранилась хоть толика здравого смысла, он бы сбежал из этого дома с первыми лучами солнца. Именно так поступил бы разумный человек, но, очевидно, Чейз к этому типу людей уже не относился. Роль «капитана» и постоянная работа по колено в овечьем навозе отбили у него всякую способность рассуждать здраво.

– Что ж, возможно, я мог бы побыть Фрекенхемом еще с неделю...

– Я так и знала, что ты согласишься! – Растерянность Харриет исчезла без следа, и она радостно улыбнулась: – Это так чудесно!

У Чейза защемило сердце. Ближайшие дни действительно могли бы быть счастливыми, если бы не сознание того, что в конце концов ему все равно придется уехать.

– Спасибо. Просто не знаю, что еще сказать... – Карие глаза Харриет лучились теплом и радостью.

– Я останусь на одну неделю, не больше.

– Замечательно! Покаты находишься здесь, ты сможешь еще раз все обдумать.

– Я уже обдумал. Возвращение в Лондон невозможно.

– Никогда?

– Никогда.

Харриет тяжело вздохнула.

– Но... я могла бы помочь, если бы больше знала о твоих проблемах.

Увы, Чейз больше не ждал ни от кого помощи. На этот раз он должен был спасти себя сам.

– Тебе не придется отвечать за мои ошибки, Харриет Уорд.

– Боже, ты совсем как Стивен! Он тоже никогда меня не слушает. – В голосе Харриет послышалось раздражение, и Чейз с трудом сдержал улыбку.

– Для тебя нет неразрешимых проблем, не так ли?

– Да, если подойти к делу с умом. – посмотрела на него долгим взглядом. – Думаю, что наша игра закончилась вничью. Обман за обман.

– Да, теперь мы квиты... – Взгляд Чейза упал на ее губы. – К тому же в паре нам удается играть лучше, чем по отдельности.

Щеки Харриет мгновенно порозовели, и Чейз вновь ощутил, как его охватывает желание. Даже среди лондонских красоток, с которыми его сводила судьба, он никогда не встречал девушку, чья душа была бы столь же прекрасна, как и внешность.

– А, вот вы где. – К ним неспешно приближался Деррик; Макс бежал за ним по пятам.

Неожиданно собака остановилась, подняла голову и, потянув носом воздух, резво припустила обратно.

– Макс! – закричал Деррик. – Назад!

Однако пес, прижав уши, продолжал мчаться в прежнем направлении.

– Не понимаю, что происходит с этим псом. – Деррик зло выругался. – С овцами он отлично ладит, зато во всем остальном... – Внезапно он остановился и зажал нос пальцами. – Боже милостивый, какой овце понадобилась мазь?

– Овце? – Чейз подозрительно посмотрел на свои руки. – Так это мазь для овец?

– Людям она тоже помогает, – хмыкнула Харриет. – Правда же, Деррик?

– Да-да, теперь я понимаю, – пробормотал Чейз. – И как только доберусь до Гаррет-Парка, сразу же пойду принимать ванну.

– Будь так любезен. Ты так ужасно пахнешь, что мы вряд ли смогли бы сидеть с тобой за одним столом.

– А разве не ты сама... – Чейз осекся при виде ее усмешки. Может быть, Харриет и отличалась красотой души и тела, зато вредности ей было точно не занимать.

40
{"b":"46","o":1}