ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо, я сам доложу о себе. – Девон направился к широкой двери в конце холла, но вдруг остановился перед огромным ковром, украшавшим стену над роскошной, с деревянной резьбой деревянной лестницей. На ковре была изображена какая-то битва, в которой воины в странных одеяниях размахивали огромными мечами; тут и там лежали убитые враги, их отрубленные головы валялись в лужах крови. – Где, черт возьми, мой братец умудрился откопать подобную штуковину?

На лице Джеффриса промелькнуло чуть заметное неодобрение.

– Полагаю, этот ковер прибыл прямо из Индии, сэр. Рабочие целых три дня прилаживали его на стену.

– Уж лучше бы они его сняли; в жизни не видел ничего более отвратительного.

– Лорд Грейли так же отозвался об этом минут десять назад.

Девон повернулся к дворецкому:

– Так мой кузен тоже здесь?

– Да, сэр. И графиня тоже с одним из их малышей. Я полагаю, они приехали в город на консультацию к врачу; по крайней мере так говорила графиня.

– Надеюсь, ничего страшного. Спасибо, Джеффрис.

Девон направился к библиотеке, громко стуча каблуками по холодному мраморному полу. Это хорошо, что Энтони приехал – он обладал холодным трезвым умом, и его помощь могла бы оказаться весьма кстати.

Когда, постучав в дверь, Девон вошел в комнату, Энтони стоял, облокотившись на каминную полку, казалось, уменьшившуюся в размерах рядом с его мощной фигурой. В отличие от кузенов его волосы отливали золотом; он всегда напоминал Девону медведя – громадного и ворчливого. Его главным недостатком было нескрываемое, откровенное желание быть правым всегда и во всем, и хотя он не являлся урожденным Сент-Джоном, это было одной из черт характера, самым тесным образом связывавшей его с братьями и сестрой.

Жена Энтони Анна сидела поблизости в кресле; ее рыжеватые волосы казались теплыми в лучах утреннего солнца. Один из их многочисленных малышей находился рядом с ней, забавляясь с кисточками на углах подушки.

Меньше года назад Энтони овдовел, унаследовав пятерых детей, и Анна сперва появилась в доме в качестве гувернантки. В дальнейшем между ними промелькнула искорка, из которой разгорелось пламя, и очень скоро они полюбили друг друга. Девон старался не вспоминать, что как раз в то время у Энтони находилось то самое чертово кольцо-талисман.

– Девон! – воскликнул Энтони. – Каким ветром тебя сюда занесло? Небось опять деньги нужны?

– Мне? Да у меня всегда куча денег. – Девон крепко пожал руку кузена. – Ты же знаешь, я везунчик.

– Нуда, из тех, кто никогда не проигрывает. Помню-помню.

– А что тебя привело в Лондон?

– Мой сын Ричард. – Энтони кивком указал на сидящего рядом с матерью малыша. – Анна боится, что он плохо слышит и потому не так хорошо говорит.

Анна улыбнулась Девону через голову мальчика:

– Маркус обещал отыскать хорошего врача.

Девон подошел к мальчику:

– Привет, Ричард.

Ричард поднял голову и увидел Девона; на его лице засветилась улыбка, и Девон, потрепав мальчика по волосам, тут же вытащил из кармана волчок и кусок веревки. Старательно обмотав веревкой волчок, он размахнулся и запустил игрушку через гладкий стол.

Когда волчок достиг края, Девон рассмеялся, а Ричард попытался поймать игрушку.

Тут дверь открылась, и на пороге появился Маркус; в руках он держал написанное аккуратным почерком письмо. Девон тут же поднялся.

– Рад видеть тебя! – Маркус посмотрел на Девона испытующим взглядом. – Что на этот раз привело тебя к нам?

Хотя Маркус и не выглядел таким огромным, как Энтони, его фигура излучала силу и властность. Где бы этот человек ни появлялся, он немедленно становился центром внимания окружающих. Большинство мужчин почтительно отступали на шаг назад – все, кроме Чейза, у которого чувство собственного превосходства всегда брало верх над разумом.

Девон приветливо кивнул Маркусу:

– Я тоже рад видеть тебя. Не бойся, я пришел не за деньгами.

Рот Маркуса изогнулся, изображая некоторое подобие улыбки.

– Ты никогда не брал у меня денег в долг, хотя я не раз предлагал тебе.

– Да уж, я скорее проглочу раскаленный уголь...

– Ладно. Вижу, у тебя, как всегда, бодрое настроение.

– Возможно, но дело не в этом. Я пришел посоветоваться с тобой по одному важному вопросу. – Девон бросил выразительный взгляд на Анну. – Впрочем, это может подождать.

Маркус настороженно взглянул на него и кивнул:

– Ладно. – Он повернулся к Анне и отдал ей письмо. – Дорогая, это рекомендательное письмо, благодаря которому доктор сделает для Ричарда все, что возможно, и максимально быстро. Он уже ждет тебя.

– Спасибо. – Анна, просияв, спрятала письмо в ридикюль и наклонилась к Ричарду, который все еще продолжал играть с волчком.

Она тронула его за плечо, и Ричард вопросительно посмотрел на нее.

– Дорогой, нам пора.

Мальчик важно кивнул.

– Мне тоже пора? – спросил Энтони.

– О нет, – мягко произнесла Анна. – Ты оставайся и составь компанию Маркусу. Последний раз у вас было время поболтать несколько недель назад. Я скоро вернусь. – Она взяла Ричарда за руку и повела к двери. – Пока, Девон. Возможно, я еще застану тебя когда вернусь?

– Скорее всего нет, но я завтра буду с визитом в Грейли-хаусе.

– Неужели мне придется постоянно посещать клуб «Сен-Джеймс», чтобы повидаться с тобой?

– А может, лучше ты возьмешь штурмом «Уайтс»?

– Нет уж. Тогда лучше я просто встану у входа и громким голосом всех буду спрашивать о тебе.

Энтони прыснул.

– Анна, пожалуйста, не пугай так Девона – он ведет образ жизни примерного холостяка и просто не понимает женских шуточек.

– Ты ошибаешься. – Девон покачал головой. – Женские шуточки – это единственное, в чем я понимаю толк.

– Бедняга Девон! – Анна хмыкнула. – Надеюсь, мы все же увидимся завтра. Маркус, еще раз большущее спасибо. – Она вежливо раскланялась со всеми и быстро вышла, ведя Ричарда за руку.

Как только дверь за ней закрылась, Маркус занял свое место за столом и мрачно взглянул на Девона:

– Ну что, ты наконец решился принять мой совет и войти в долю в этой сделке с морскими перевозками?

– Пока еще нет. – Девон удобно уселся в кресло у стола и положил ногу на ногу, так что свет лампы отражался в его до блеска начищенных туфлях. – Вообще-то я пришел по поводу Чейза.

Энтони отошел от камина и сел в кресло рядом с Девоном.

– Чейз? Кажется, он по-прежнему загоняет себя в могилу пьянством?

– Не знаю, не знаю. Последний раз, когда я его видел, он был в крепком подпитии, а когда на днях я заехал к нему домой, выяснилось, что он уехал из города.

Маркус пододвинул к центру стола кипу писем и принялся рыться в них.

– Сколько же он отсутствует на этот раз?

– Уже больше двух недель.

Энтони вскинул брови:

– Может, очередная актриса?

– Нет, – задумчиво произнес Девон. – По крайней мере я так не думаю. Мне кажется, что-то здесь не так.

Маркус удивленно поднял взгляд:

– Почему ты так думаешь?

– Чейз не просто собрал чемодан и уехал – он рассчитал своего камердинера. Полагаю, на этот раз он не собирается возвращаться.

– Что, совсем?

Девон покачал головой:

– Он взял с собой все самое ценное, даже кольцо матери.

– Ты уверен? – Маркус отложил бумаги в сторону.

– Я говорил с камердинером. Чейз щедро расплатился с ним и сказал, что больше не вернется в Лондон.

Энтони потер подбородок:

– И все-таки здесь может быть замешана женщина.

– Я навел справки в городе и выяснил, что у него не было связи с какой-либо конкретной женщиной, во всяком случае, в последний месяц.

В наступившей тишине Энтони и Маркус некоторое время обдумывали возможные варианты, и наконец Маркус произнес:

– Чейз и прежде не раз исчезал, так что в этом нет ничего необычного.

– В этом нет, но в визите, который мне нанес Гарри Эннесли, есть.

Энтони так резко повернулся в своем кресле, что оно издало протестующий скрип.

45
{"b":"46","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блокчейн для бизнеса
Убийство Спящей Красавицы
Ответное желание
Мир, который сгинул
Волосы Береники
Тысяча бумажных птиц
У расстрельной стены
Снег над барханами