ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очарованная мраком
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Леди и Некромант
Черная башня
Земля лишних. Побег
Особенности кошачьей рыбалки
Валериан и Город Тысячи Планет
Грехи отца

– Какой приятный сюрприз, – произнесла Харриет, хотя ей понадобилась вся сила воли, чтобы удержать на лице любезное выражение. – Что заставило вас прибыть сюда в столь поздний час?

– О да, визит действительно поздний. – Произнося эти слова, мистер Гауэр, казалось, стал выше ростом и оглянулся на своих двух компаньонов. – Но у нас возникла проблема с продлением отсрочки платежа.

Мистер Пикнард неловко повернулся на стуле.

– Да-да... Как вам известно, отсрочка была предоставлена, когда стало известно о предполагаемом женихе мисс Уорд, капитане Фрекенхеме...

– Предполагаемом? – Эльвира удивленно заморгала. – Что вы имеете в виду?

Мистер Пикнард смущенно почесал нос; высокий и тучный, с рыжеватыми волосами и длинными, уныло повисшими усами, он походил на толстую сардельку, засунутую в черный сюртук.

– Видите ли, у нас есть некоторое сомнение по поводу существования капитана Фрекенхема.

Глаза Гауэра блеснули торжеством.

– Кое-кто оказался виновен в мошенничестве. Кое-кто попытался обмануть банк, сфальсифицировав данные. Кое-кто...

– О, Бога ради, Гауэр! – недовольно оборвал его мистер Силверстоун; выше других ростом и безупречно одетый, он казался гораздо более воспитанным и породистым, чем Гауэр или Пикнард, поэтому Харриет решила, что именно этот человек решает все в банке.

Силверстоун бросил суровый взгляд из-под густых бровей на мистера Пикнарда, а затем повернулся к дамам, обращаясь главным образом к миссис Уорд.

– Надеюсь, вы простите наше позднее вторжение, но мистер Гауэр обнаружил некоторые расхождения и нестыковки в истории, которую мы слышали о капитане Фрекенхеме. Я уверен, вы сможете все расставить по местам. Возможно, нам следовало бы подождать до завтра, однако... – он бросил короткий взгляд на Гауэра, – меня убедили, что было бы большой глупостью с нашей стороны оставить все как есть до следующего дня, поскольку некоторые личности могут исчезнуть.

Харриет сжала руки в кулаки.

– Мистер Силверстоун, уверяю, никто не пытался обмануть ваш банк. В течение недели мы обязательно соберем необходимую сумму, и тогда...

Внезапно дверь открылась и на пороге появился Сент-Джон.

– Капитан Фрекенхем! – Эльвира с облегчением вздохнула.

Войдя в комнату, Чейз поклонился. Это был совсем не тот человек, которого Харриет привыкла видеть в последние недели, – некто одетый в старое тряпье Стивена и с мятой шляпой на голове. Чейз выбрал лучшее из сохранившейся одежды, и теперь перед ними стоял именно тот человек, которым он действительно являлся, – благородный лондонский денди, выросший в неге и роскоши.

Почему-то при виде его настроение Харриет еще больше ухудшилось.

Тем временем Чейз сделал еще шаг вперед. Трудно было представить себе более представительного мужчину – синий сюртук, безукоризненно пошитый у дорогого портного, плотно обтягивал широкие плечи, сужаясь на талии, кожаные бриджи идеально облегали мускулистые ноги, а черные сапоги были начищены до блеска.

– А, это вы, капитан, – приветливо произнесла Эльвира, спеша разрядить повисшее настороженное молчание.

Чейз взял ее руку и склонился над ней.

– Я сидел за бокалом портвейна в библиотеке, когда услышал, что у вас гости, вот и решил заглянуть...

– Ну конечно. Это мистер Гауэр, с которым вы, по-моему, уже знакомы. А это мистер Пикнард и мистер Силверстоун, оба из банка.

Харриет обратила внимание, что мистер Силверстоун чуть напрягся, когда Сент-Джон коротко кивнул ему.

– Дорогие дамы, уважаемые джентльмены, – произнес Чейз тоном человека, которому все давно наскучило. – Надеюсь, мое вторжение вам не слишком помешало...

Харриет нервно хихикнула:

– Ну конечно же, нет! Мы всегда рады вам, капитан.

– Еще как рады, – добавила София, бросая украдкой взгляд на банкиров. – Я уверена, что с вашим приходом мы без труда решим все вопросы.

И тут вперед выступил мистер Гауэр – на его лице нетрудно было угадать выражение явного превосходства.

– Я бы тоже поздоровался с вами, но вы совсем не тот, за кого себя выдаете. Капитана Фрекенхема не существует.

У Харриет перехватило дыхание, но Чейз лишь чуть поднял брови:

– Что вы хотите этим сказать?

Мистер Гауэр гордо выпрямился:

– Я тут навел кое-какие справки: ни в одной судоходной компании нет ни единого упоминания ни о капитане Фрекенхеме, ни о том, что его корабль когда-либо заходил в порт Уитби.

Все взгляды обратились на Чейза, однако тот лишь пожал плечами:

– Так-таки нет?

– Абсолютно ничего.

– На что вы намекаете, мистер Гауэр? Что я привидение? – Чейз развел руками. – Я что, в самом деле похож на привидение?

Силверстоун громко кашлянул.

– Уважаемый мистер Гауэр, возможно, у вас есть что-нибудь посущественнее, чем...

– Кто вы? – Казалось, Гауэр пытается просверлить Чейза взглядом. – Мы все ожидаем вашего ответа.

Чейз негромко рассмеялся, и у Харриет отлегло от сердца. Похоже, этого джентльмена не так-то легко напугать, с облегчением подумала она.

– Черт возьми, сэр! Здесь не место для шуток. Повторяю, вы не тот, за кого себя выдаете. – Гауэр явно был вне себя.

– Не тот?

– Нет!

Чейз наклонил голову набок:

– А почему бы мне не задать вам тот же вопрос: кто вы такой?

– Я банкир, сэр, и все мои бумаги в полном порядке.

– Ну а я капитан дальнего плавания, пока не доказано обратное.

Во взгляде Гауэра внезапно засветилось торжество.

– Обратное уже доказано. – Он полез в карман и вытащил оттуда два сложенных вместе листа бумаги, один из которых протянул Чейзу. – Как видите, я написал портовому инспектору в Уитби, и выяснилось, что тот никогда не слышал ни о вашем корабле, ни о вас.

Чейз взял листок и пробежал его глазами.

– Портовый инспектор Гренлин? Вас одурачили, сэр. Портового инспектора в Уитби зовут Джонстон.

– Этого не может быть.

– Надеюсь, вы не платили ему за информацию? – Чейз пристально посмотрел на Гауэра. – Так как же?

Силверстоун и Пикнард замерли в ожидании ответа.

Гауэр побагровел:

– Я дал ему пару шиллингов на почтовые расходы...

– Так, так. Боюсь, что вас приняли за идиота, мистер Гауэр. Рискну утверждать, что этот человек – завсегдатай одного из портовых пабов, который получает особое удовольствие, надувая людей, задающих странные вопросы. – Чейз покачал головой. – Вы только взгляните, как безграмотно написана эта записка.

– Безграмотно? Какое это имеет значение?

Чейз с отвращением поднес бумажку к свету.

– Смотрите, она вся в грязных пятнах. Без сомнения, их оставил какой-нибудь дешевый джин. – Он протянул записку Гауэру, и тот почти выхватил ее у Чейза из рук. – Я бы не поверил ни единому слову этого человека, кто бы он ни был.

Силверстоун и Пикнард, похоже, чувствовали себя крайне неловко.

– Капитан, – произнесла Харриет, – пожалуйста, не обижайтесь. Я уверена, мистер Гауэр не собирался уличить вас в чем-то неприличном.

Недовольно нахмурившись, Силверстоун протянул руку:

– Дайте-ка мне записку, Гауэр.

Гауэр покраснел как рак, но все же отдал бумажку, и Силверстоун тут же уткнулся в нее носом, пытаясь получше разглядеть написанное в тусклом свете трех ламп, освещавших комнату. Через мгновение он бросил на Гауэра суровый взгляд из-под кустистых бровей:

– Ну а вы-то сами встречались с человеком, пославшим вам это?

Гауэр молча помотал головой.

– Боюсь, тогда мне придется согласиться с капитаном. – Силверстоун вернул записку. – Надеюсь, у вас есть более веские доказательства того, что капитан не тот человек, за которого он себя выдает.

Лицо Гауэра так побагровело, что Харриет стала не на шутку опасаться за его здоровье, а потом ей показалось, что он вот-вот разразится потоком брани.

Однако вместо этого Гауэр сунул записку в карман и протянул Силверстоуну второй листок.

– Конечно же, у меня есть еще доказательства. Полагаю, что уж этому-то вы поверите.

50
{"b":"46","o":1}