ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он закончил, все тело у него болело, а ноги едва могли двигаться. Стянув с рук перчатки, Чейз положил их на скамейку у дверей, чтобы не искать на следующий день. Еще один день – это все, что ему осталось.

Повернувшись, Чейз снял со стены лампу, при этом гвоздь, на котором она висела, вывалился и упал на землю. Нагнувшись, чтобы поднять его, он заметил, как на земляном полу что-то блеснуло, и, отодвинув сено в сторону, обнаружил кольцо-талисман Сент-Джонов. Интересно, как оно здесь оказалось? Чейз подобрал его и повертел в руке. Опять оно холодное и равнодушное. Наверное, выпало из его кармана...

Внезапно позади метнулась какая-то тень. Чейз резко повернулся, но было слишком поздно: мир взорвался с ослепительным грохотом и болью, а затем не стало ничего.

Часы пробили полночь, когда Харриет, в конце концов, отказавшись от попыток заснуть, встала и зажгла свечу. Она была измучена, все тело болело. Чертов Сент-Джон! Он не только украл ее сердце, но и лишил способности трезво мыслить.

Она вздохнула. Что проку жаловаться: Сент-Джон и так сделал много больше того, на что она могла рассчитывать. Просто ей очень хочется невозможного: чтобы он полюбил ее – ее и Гаррет-Парк.

Посмотрев на себя в зеркало на туалетном столике, Харриет обнаружила темные круги под глазами и поморщилась. Господи, да это просто бледное привидение! Она потерла щеки, пытаясь вызвать хоть какой-то румянец, а затем уселась в кресло и принялась расчесывать волосы. Еще девчонкой она как-то целое лето не надевала шляпки, надеясь, что в ее волосах появится яркий рыжий оттенок. В результате ее кожа слегка загорела, а на носу появились противные веснушки.

Харриет недовольно разглядывала свое отражение в зеркале, проводя щеткой по хитроумному узлу, в который уже успела собрать волосы. Будь у нее льняные локоны и щечки яблочком, а не банальный надоевший каштановый цвет и маленькое личико, Чейз наверняка потерял бы голову и беззаветно полюбил ее, как принц в сказке. Ах, как это было бы чудесно!

Харриет представила себе, каково это, когда мужчина вроде Чейза Сент-Джона принадлежит только тебе одной, и от этой мысли у нее сжалось сердце.

От радужных мечтаний ее оторвал громкий стук в дверь.

– Харри! – В голосе Стивена звучал испуг.

Господи, что еще случилось? Харриет поспешно открыла дверь, за которой, опираясь на костыли, стоял Стивен в ночной пижаме, бледный как полотно и с расширившимися от ужаса глазами.

– Амбар горит! А там вся наша шерсть...

– Боже мой, нет! – Харриет бросилась к окну и раздвинула занавески. За окном яркое зарево разрывало предрассветную тьму. Глаза ее наполнились слезами. Как такое могло случиться? Она не могла поверить.

– Чейз! – Харриет впилась глазами в лицо Стивена. – Ты видел его?

Стивен растерянно заморгал:

– Нет. Ты думаешь, это он поджег...

– Ты что, не в себе? Он там, в амбаре. А вдруг он упал или... – Харриет пулей промчалась мимо Стивена к комнате Чейза и распахнула дверь. Комната была абсолютно пуста, кровать не тронута.

– О Господи, нет!

Харриет торопливо пересекла холл и, выскочив за дверь, бросилась к охваченному яркими языками пламени амбару. Стены и крыша амбара трещали и шипели, словно взъярившиеся на низко нависшее над ними небо.

Деррик бежал рядом, за ним – София, успевшая лишь накинуть на плечи одеяло, и Офелия в толстом халате поверх ночной рубашки.

Харриет тревожно огляделась вокруг:

– По-видимому, Чейз там, внутри, и мы должны спасти его. Мне нужно только...

– Нет, – твердо заявил Деррик. – Ты не можешь. Ты только посмотри на это.

– Но я должна...

София крепко обхватила руками плечи сестры.

– Я уверена, что его там нет. Он наверняка сейчас дома, может, пошел на кухню попить воды или...

– Я смотрела в его комнате: постель не тронута! Ну пожалуйста...

– Может, он в библиотеке, – предположила Офелия дрожащим голосом, и по ее щеке пробежала слеза.

– Нет! – выкрикнула Харриет. – Я чувствую, он здесь!

– Смотрите! – воскликнула София, крепче обнимая Харриет. – Там кто-то едет!

Все дружно повернулись в ту сторону, куда указала София. Узнать всадника оказалось совсем не трудно: это был мистер Гауэр. Увидев огонь, он натянул поводья, затем обернулся и самодовольно ухмыльнулся.

– Наверняка Гауэр увидел огонь из своего дома, – решила Офелия. – Он же тут недалеко, прямо за оврагом.

– Этот человек поможет нам найти Сент-Джона. – Деррик уже собирался направиться к банкиру, но тот развернулся и спокойно пустил коня вниз по дороге.

Руки Деррика сжались в кулаки.

– Трусливый ублюдок!

И тут Харриет схватила Деррика за руку:

– Нам придется самим сделать это. Пошли, Деррик. София, дай мне твое одеяло.

София сдернула одеяло с плеч.

– Но что ты собираешься делать?

Харриет быстро схватила одеяло и бросилась вдоль забора к корыту с водой. Погрузив одеяло в воду, она тут же вытащила его и обмотала вокруг себя. Когда холодная вода сквозь ночную рубашку добралась до тела, ее пронзила дрожь, но она и не думала отступать.

– Ты соображаешь, что делаешь? – закричал Стивен, но треск огня почти заглушил его голос.

– Кроме нас, некому помочь ему. Чейз складывал в штабель тюки шерсти и должен быть где-то рядом с дверью... Пока амбар горит только с одной стороны, и если мы пойдем прямо сейчас, то сможем найти его, а промедление все погубит – дым станет слишком густым, и тогда...

Деррик вопросительно посмотрел на Стивена:

– Она права. Может, мы еще...

– Нет! Это просто безумие. Я не позволю...

– Здесь не ты решаешь. – Харриет обмотала себя одеялом и повернулась к амбару.

Эльвира сделала еще одну попытку остановить дочь:

– Дорогая, послушай меня...

Однако Харриет ловко обошла ее и бросилась к амбару.

Выругавшись, Деррик сдернул с себя куртку и сунул ее в корыто с водой, в то время как Харриет, прикрывая рот краем мокрого одеяла, низко пригнувшись, нырнула в дверь амбара. Клубы дыма окутали ее, застилая глаза и забивая легкие.

Да где же он? Она присела на корточки у двери, пытаясь вспомнить, где находился Чейз, когда они расстались. Дым становился все гуще, огонь трещал и искрился над головой и, словно живое изголодавшееся создание, пожирал сухую древесину с медвежьим ревом, не давая ей собрать мысли воедино. Чейз был здесь, она чувствовала это точно так же, как то, что ее руки сжимают одеяло, а дым разъедает ей глаза.

В конце концов, Харриет заставила себя сделать несколько шагов вперед и почти сразу обнаружила его лежащим на полу в неуклюжей позе. Она пробежалась пальцами по волосам, по знакомому лицу, а затем принялась трясти его, пытаясь разбудить.

– Чейз! – У нее перехватило дыхание, и она закашлялась. – Чейз, вставай же!

Деррик, внезапно появившись из дыма и прижимая к лицу мокрую куртку, тоже наклонился над неподвижным телом.

– Его нужно поскорее вытащить отсюда. Как только огонь доберется до шерсти...

– Хватай его за ноги, а я возьму за плечи. Спотыкаясь и кашляя, они с трудом выволокли тяжелое тело Сент-Джона из амбара во двор и, положив его на кучу земли, упали рядом, пытаясь отдышаться и жадно глотая свежий воздух.

Эльвира в ужасе поглядела на Харриет, затем на Деррика:

– Если вы оба еще хоть раз позволите себе подобную глупость, я хорошенько выдеру вас обоих...

– О Боже! – выдохнула Харриет. – Чейз ранен! Посмотрите, что у него на голове... – Она не смогла продолжать.

Выражение лица миссис Уорд невольно смягчилось.

– Не волнуйся, дорогая, я позабочусь о нем. – Она поискала взглядом Офелию: – А ты принеси им воды.

Офелия принесла ведро с водой и ковш, и Харриет принялась жадно пить, а когда напилась, закрыла глаза и истово прочитала молитву. Она любила Чейза так сильно, что сама не могла в это поверить. Что ж, зато теперь у нее открылись глаза. Она любит и будет любить всегда его одного.

В этот момент Эльвира подняла голову:

59
{"b":"46","o":1}